Спустя месяц после страшной трагедии на Нанга-Парбат семьи погибших харьковских альпинистов пытаются научиться жить без своих кормильцев — как в моральном плане, так и в материальном. Но если боль потери способно сгладить лишь время, то денежный вопрос всецело находится в руках чиновников двух стран. Напомним, трагедия с харьковскими альпинистами произошла в субботу, 23 июня, в палаточном лагере у подножия горы Нанга Парбат в Пакистане. Около 10 вооруженных человек, переодетых в форму пограничников, вывели из палаток и расстреляли в упор иностранных туристов. Были убиты три украинца (харьковчане Игорь Свергун, Бадави Кашаев и Дмитрий Коняев), двое словаков, два гражданина КНР, один непалец, гражданин Литвы и американец.

Прошел почти месяц с тех пор, как Тамара Свергун узнала о смерти мужа. Она перебирает сотни фотографий с Игорем и пишет под ними «Мгновения счастья. Понимаешь их цену слишком поздно. Мы вместе. Были» или «Запомните и говорите «люблю тебя» любимым, но сначала действительно почувствуйте. Поцелуй и объятия могут поправить любую неприятность, когда идут от сердца. Запомните и держитесь за руки, и цените моменты, когда вы вместе, потому что однажды этого человека не будет рядом с вами». Сидеть сложа руки и убиваться горем женщина себе позволить не может, ведь семья (у прославленного альпиниста есть 13-летний сын) осталась без единственного кормильца. «Сейчас я пытаюсь оформить ребенку пенсию по утере кормильца, — говорит Тамара. — Для этого мне нужно доказать в Пенсионном фонде, что в те годы, которые пропущены в трудовой книжке Игоря, он входил в состав сборной Украины по альпинизму. Если сделать это не удастся — пенсии не будет». Сумма, на которую может претендовать сын погибшего героя, — это чуть больше 860 гривен. А за три ордена, которыми в разное время был награжден Игорь Свергун в Украине («За личное мужество», «За заслуги» III степени и «За мужество» III степени), могут добавить к этой сумме еще 159 гривен.

Что касается вопроса компенсации (пакистанская сторона обещала выплатить семьям погибших по $10 тысяч), то он завис на неопределенной стадии. «Мы не владеем никакой информацией по этой теме, никаких распоряжений нам не поступало», — сказали нам в посольстве Пакистана в Украине. Не смогли рассказать больше и в украинском МИДе. «Процедуры выплат компенсаций не существует, потому как не было подобных прецедентов, — рассказал «Вестям» директор департамента информационной политики МИД Евгений Перебейнос. — По этой же причине нет и никаких временных рамок. Сейчас мы ведем переговоры с пакистанской стороной и настаиваем на том, что компенсации должны быть выплачены. Но ни о каких конкретных суммах речь не идет».