К 70-летию освобождения нашего города от фашистских захватчиков «Вести» решили вспомнить подвиг наших дедов и прадедов и пообщаться с очевидцами тех страшных дней. Сегодня в живых осталось всего 130 освободителей. Дважды в неделю мы будем рассказывать о них.

В свои 90 лет уроженец Урала, а ныне харьковчанин Алексей Николаевич Долгов вполне бодр и весел и старается вести активный образ жизни. Он попал на фронт в 1942 году, сразу после окончания Челябинской военной авиационной школы. Приобретать навыки ему пришлось сразу на Сталинградском фронте, на легендарном бомбардировщике дальнего действия ДБ-3Ф. После войны бортмеханик остался на всю жизнь в Харькове.

В военные годы Алексей Долгов служил в стратегической авиации (а не в обычной, фронтовой, которая работала на линии фронта) бортмехаником. Говорит, основной задачей его части была бомбежка глухого тыла противника. «Мы разрушали там все коммуникации, железные дороги, вокзалы, города, аэродромы. На вражеской территории находились по два-три часа, пока летали». На задание вылетали в основном ночью, чтобы не попасть под прицелы истребителей, утром технику всегда проверяли и загружали на нее вооружение.

ЛЕТАТЬ — КАК НА ТРАМВАЕ ЕХАТЬ

«Летать я никогда не боялся, это для меня, как в трамвае проехать, ведь и в трамвае с вами может что-то случиться. Это повседневная боевая работа. Страха никогда не было. Конечно, когда начинают по тебе стрелять зенитки и истребители, то как-то неприятно становится», — смеется ветеран. В Харьков Алексей Николаевич попал в 1943 году, тогда его часть базировалась в Харьковском аэропорту. Помнит, что когда освобождали Харьков, наш город был уже сильно разрушен. «У нас приказ был — не бомбить сам Харьков, потому что он и так был сильно разрушен немцами. Особенно центр и Госпром. Он был уже наполовину взорванный. И людей было очень мало в городе». Напоследок, говорит, бомбили Основу и Павлово Поле. Тогда немцы уже вовсю отступали, а советские солдаты уже начали друг друга поздравлять.

После войны молодой бортмеханик стал летать в Харьковском аэропорту, где проработал 17 лет. Вернулся в Харьков, потому что во время освобождения приобрел тут много друзей и встретил свою будущую жену.

СПАССЯ ОТ ГИБЕЛИ В МИРНОЕ ВРЕМЯ

Работа в гражданской авиации стала смыслом его жизни. После дополнительного обучения сразу устроился на работу в Харьковском аэропорту. Говорит, высшие силы оберегали его не только в военные годы, но и в мирное время. «Я летал на АН-10 и грузовом АН-12. Это мой самолет упал 18 мая 1972 года в Померках. Тогда погибло 122 человека. Это моя судьба была, это я должен был лететь на этом самолете, но мы тогда в Москве задержались, и полетел другой экипаж. Все ребята разбились», — вспоминает ветеран.

После выхода на пенсию Алексей Николаевич увлекся сельским хозяйством, проводил время с женой на даче. После смерти жены ветеран большую часть времени находится дома, говорит, здоровье уже не позволяет да и боевое ранение (был ранен осколком в левое колено) дает о себе знать. Из-за плохого самочувствия освободитель Харькова уже не посещает парады 9 Мая и 23 августа, но, говорит, фронтовые 100 грамм всегда выпивает в кругу семьи.

СНИТСЯ НЕБО

Спустя десятки лет Алексею Николаевичу все равно снится небо. После выхода на пенсию он все время скучал за полетами. «Вижу, как мы летим, между проводов летим — и вдруг какой-то новый самолет летит, а я думаю: как же я моторы буду запускать, я же на нем никогда не летал. И командир мне снится мой». О страшной войне ему напоминают его награды. Самые ценные для него — «За оборону Сталинграда», «За освобождение Белоруссии», и самая первая, которую получил еще во время войны — «За боевые заслуги».