К 70-летию освобождения нашего города от фашистских захватчиков «Вести» решили вспомнить подвиг наших дедов и прадедов и пообщаться с очевидцами тех страшных дней. Сегодня в живых осталось всего 130 освободителей. Дважды в неделю мы будем рассказывать о них.

Экимян Погос Арамович попал на фронт с первых дней Великой Отечественной. Когда началась война, его, еще совсем молодого курсанта из Ленинградского училища связи выпустили по тревоге и направили на Юго-Западный фронт. Защищать честь Родины он начал с Закавказья. Став начальником отделения связи 3-й артиллерийской Армии, он обеспечивал бесперебойную связь между командованием и линией фронта.

Погос Арамович до сих пор не может забыть, когда над ним впервые пролетел снаряд. Говорит, первое время еще долго не мог привыкнуть к этому свисту. «Когда над головой пролетел первый снаряд, это было очень страшно. До сих пор не могу забыть этот жуткий свист. Но потом меня научили, что если слышишь свист, значит снаряд уже пролетел и ты в безопасности. А вот если рвануло, то тут уже как повезет». Из особенностей профессии также помнит, что в первое время было тяжело с питанием радиостанции. «У нас были большие машины и на них были смонтированы РСБ. В начале войны там стояли очень слабые батареи питания и они очень быстро разряжались. Это очень усложняло работу».

Когда освобождали Харьков, Погос Арамович уже служил связистом в авиационных войсках. Говорит основной его задачей было обеспечивать связь между авиацией и артиллерией. «Авиация и артиллерия очень сильно сотрудничали в вопросах обстрела противника, фактически самолеты корректировали огонь артиллерии. Корректировка огня шла через радиостанцию, артиллерия стреляет, самолет засекает попадание снарядов, если недолет или перелет, артиллерия дает сигнал по радиостанции и уточняет координаты. Обычно 2-3 выстрела, корректировка и попадание в цель», - рассказывает ветеран. Говорит, когда войска вошли в Харьков, город был фактически голым. «Немцы совершенно не щадили Харьков. Он был совершенно разрушен. Местные жители рассказывали, что немецкие войска не щадили не только здания, но и население. Они жестоко уничтожали всех жителей, но особенно евреев. И жители очень рады были видеть нас, своих спасителей», - вспоминает ветеран.

После Харькова Погос Арамович участвовал в освобождении Севастополя и дошел до самого Берлина. Покидая наш город, он даже подумать не мог, что когда-то сам будет искать здесь спасения. Дослужив до 1946 года и оставив свою подпись на стенах Рейхстага, вернулся в свой родной Владикавказ (в то время Орджоникидзе). После войны, бывший военный занялся статистикой. В свое время обосновался в городе Баку и прожил там 20 лет до страшных событий 1989 года. Тогда, с началом армяно-азербайджанского конфликта в Баку прибыло большое количество азербайджанских беженцев из Армении. В городе происходили беспрецедентные беспорядки, которые переросли в армянские погромы. Беспорядки на этнической почве сопровождавшиеся массовым насилием в отношении армянского населения, грабежами, убийствами, поджогами и уничтожением имущества. Тогда спасением для семьи Погоса Арамовича стал Харьков.

Ему удалось поменять свою трехкомнатную квартиру в Баку на «единичку» в полуподвальном помещении в Харькове. «Мы были и этому рады, - рассказывает ветеран. - Так уже хотелось спокойной жизни». В Харькове Погоса Арамовича пригласили работать в ветеранскую организацию и уже через год он возглавил Фрунзенский районный совет ветеранов Украины. Еще 17 лет освободитель Харькова проработал в городских ветеранских организациях. Сейчас он почетный гость на торжествах, связанных с Днем Победы и Днем освобождения Харькова. Несмотря на здоровье, в свои 93 года Погос Арамович продолжает выступать перед студентами и школьниками и с удовольствием посещает торжества по случаю Победы.