За 18 лет своего существования торговый центр «Барабашово» перестал быть исключительно харьковской «визитной карточкой». За оптовыми и розничными покупками сюда съезжаются не только из разных уголков Украины, но и из стран ближнего зарубежья. На сегодняшний день «Барабашово» признан крупнейшим рынком Восточной Европы и имеет восемь торговых площадок, которые раскинулись на 75 га земли. На рынке работают более 60 тысяч человек, 50% из которых — представители других национальностей. Такая площадь торгового центра приравнивается приблизительно к 150 футбольным полям. А чтобы вместить такое количество народу, понадобится «полтора» «Металлиста».

Уже не первый десяток лет на рынке работают представители четырех десятков национальностей. Это выходцы из азиатских, африканских, европейских стран и стран Дальнего и Ближнего востока. Все они — представители различных культур, религий и наций. Самые многочисленные — вьетнамцы, китайцы и африканцы. На нескольких квадратных метрах вы сможете услышать речь сразу на пяти различных языках.

О том, почему решили остаться в Харькове и как уживаются под одной крышей «Барабашово», нам рассказали старожилы рынка-гиганта.

Торговал тапочками, а потом стал пастырем

Выходец из Нигерии, Роберт приехал в Украину 15 лет назад. В Харьков позвали его земляки, которые на тот момент уже обосновались в городе. Пожив здесь некоторое время, Роберт подался в Германию. Но спустя восемь лет, таки вернулся в наш город. Здесь его ждали друзья, семья и вера...

Первое время, вспоминает Роберт, было трудно с языком. Когда он приехал в Харьков, сразу же принялся за работу на «Барабашово». «Тогда рынок был еще маленьким и харьковчан было мало. В основном работали иностранцы, с ними мы общались на английском, а потом уже и русский выучил», — рассказывает африканец. Сначала приходилось платить аренду за торговое место и пробовать разный товар (начал предприниматель с тапочек), сейчас у Роберта уже собственный магазин женской одежды. Почти восемь лет назад Роберт помимо прочего основал в Харькове церковь нового поколения. В ней он работает пастырем и исповедует христианскую веру. «Мы исповедуем библейские законы, прихожан у нас, к сожалению, не очень много, в основном людей сейчас интересуют праздники и пиво», — сожалеет пастырь. С представителями других национальностей, утверждает нигериец, у него никогда конфликтов не возникало.

Из Харькова Роберт никуда уезжать не собирается. Здесь у него жена-харьковчанка и трое детей. Единственное, что огорчает нигерийца, это то, что приходится жить на съемной квартире: за 15 лет накопить на собственное жилье так и не удалось.

Приехал в гости на две недели, а остался на всю жизнь

Перед тем как обосноваться в Харькове, уроженец Таджикистана Турахон успел помотаться по Союзу. Отслужив два года в морской авиации, он переехал в Москву, потом — в Киргизию, Новосибирск, Душанбе… В Харькове он был проездом, приехал погостить. Тогда и подумать не мог, что останется здесь на всю жизнь…

В Харьков Турахон (все называют его Мишей) приехал в 1996 году. Говорит, собирался ехать в Новосибирск и заехал на две недели к земляку. «И тут пошел такой загул, что я полгода не мог из него вырваться», — смеется таджик. Остановиться его заставила встреча с будущей женой-россиянкой, которая на тот момент гостила у своей тети в Харькове. Семейная жизнь заставила Турахона искать работу. Он устроился на работу на рынок, к своим землякам. Проработав у них три месяца, молодой предприниматель решил работать самостоятельно. «Торговал сначала чем попало, были и носки, и бриджи женские, и макасины. В 2000 году получил вид на жительство, с 2004-го я уже гражданин Украины». Конфликты между выходцами из разных стран, говорит, на рынке бывают, но в основном из-за девушек, а не из-за национальности.

Последние четыре года, говорит Турахон, работать в Харькове стало сложнее. Но возвращаться на Родину он не собирается. Здесь у него жена, они воспитывают двоих сыновей-школьников. В Таджикистан, говорит, он ездит с удовольствием, но только в гости. Еще очень любит принимать у себя в гостях земляков.

Разное вероисповедание не мешает крепким семьям

Он живет одновременно в двух странах и менять в своей жизни ничего не собирается. Украино-турецкий бизнесмен Шахид по месяцу проводит то в Харькове, то в Стамбуле. В Украине его держит жена-харьковчанка, которая ни за что не соглашается перебираться в Турцию.

Впервые в Украину Шахид приехал еще 15 лет назад. Тогда, будучи молодым предпринимателем, он решил заниматься в Украине продуктами питания. Свой бизнес он развернул в Одессе, где торговал сухофруктами. Говорит, бизнес тогда шел хорошо, и о переезде в Харьков он даже не думал. Все изменилось спустя 10 лет, и в 2008 году Шахид решил переехать к родному брату в Харьков. «Он тогда на рынке торговал и предложил мне заняться текстилем. Я согласился и теперь все время мотаюсь по маршруту Турция – Украина», — рассказывает Шахид. В Харькове турок также встретил свою будущую жену. Говорит, познакомился, когда еще приезжал в гости к брату. Сейчас они уже шесть лет живут вместе и, несмотря на разное вероисповедание и культуру, легко уживаются вместе.

Жить в Харькове Шахиду неплохо, но в Одессе, говорит, нравилось больше. «Там народ живет веселее и больше улыбается», — говорит турок. Он также не против был бы навсегда вернуться в родной Стамбул, но жена, говорит, ни в какую не соглашается. «Украинки — упертые девушки, я уже устал ее уговаривать. Так и приходится мотаться из одной страны в другую», — смеется Шахид.

Подрабатывал портным, а переводчиком не стал

Азербайджанец Имран приехал в Харьков учиться еще в 1989 году. На тот момент в Харькове жили его родственники, и молодой студент решил обосноваться у них. Получить профессию переводчика в Харьковском университете Имрану так и не удалось, зато удалось преуспеть в торговле.

В Харькове Имрану понравилось сразу. В студенческие годы, говорит, было сложно и приходилось подрабатывать. «В первое время выкручивался как мог, работал грузчиком. Так как я по профессии портной, то иногда даже подшивал», — рассказывает он. Потом устроился на Центральный рынок. «Свой первый предпринимательский опыт я получил именно там, а вот когда открылось Барабашово, то сразу перебазировался туда», — вспоминает азербайджанец. Тогда, говорит, и пришлось забросить учебу. За женой Имран все-таки ездил на родину. «Не то чтобы у нас с этим строго, мы можем жениться на любой девушке, но я так решил», — говорит Имран. Среди представителей другой национальности у него много друзей, говорит, конфликтовать никогда не приходилось. «У нас тут много друзей, начиная с нигерийцев, монголов, китайцев. Это все — общая каша, один котел, мы все друг друга знаем и общаемся».

На родину, в Азербайджан, Имран практически не ездит, говорит, что там у него родственников уже не осталось. Из Харькова уезжать тоже не собирается: его жизнь тут, где живет его семья, где дети ходят в школу и где много друзей.

Самое сложное было — это выучить язык

Вьетнамка Ханна приехала в Украину 10 лет назад. Тогда в Харькове жил ее отец, и она решила получать здесь высшее образование. Закончив университет имени Каразина, Ханна вышла замуж за своего земляка и вместе с ним решила обосноваться в Харькове.

Самым сложным для Ханны стало — выучить язык. Помогла ей в этом учеба в университете. «Язык я начала изучать там, первое время было очень тяжело, я совершенно ничего не понимала», — рассказывает Ханна. Когда училась в ВУЗе, уроженка вьетнама познакомилась с будущим мужем. Он тогда уже начал свое дело в ТЦ «Барабашово». «Муж работал на рынке, я начала ему помогать, так мы здесь и остались, хотя моя семья вернулась во Вьетнам», — говорит Ханна. На рынке она получила второе имя. Ее тут знают исключительно как Луну. О том, что на рынке работают представители разных национальностей, Ханну никогда не пугало. «Представителей Вьетнама у нас тут больше всего, а мы — очень спокойный и мирный народ, нам конфликты не нужны, поэтому у нас их нет», — с улыбкой говорит Ханна.

В Харькове Ханна прожила счастливые годы, но в последнее время, говорит, становится все трудней и трудней. Ее семья всерьез задумывается возвращаться на Родину, и для этого уже начали собирать деньги. «Мы хотели бы вернуться домой, сейчас мы не видим здесь уже никаких перспектив», — говорит вьетнамка.