Наконец-то допросили первого свидетеля. Осталось - еще более ста и трое обвиняемых. Сомнений у сторон, что дело закончится ранее чем через три года, не осталось

Первое судебное заседание по делу мэра Харькова Геннадия Кернеса в новом 2016 году сдвинуло процесс с «мертвой» точки. В зал наконец-то начали приглашать свидетелей, причем теперь это будет происходить с завидной регулярностью - раз в неделю. Хотя у пострадавших и при таком раскладе есть опасения, что дело не рассмотрят за три года.

«МАМОЙ КЛЯНУСЬ»

Градус интереса к делу № 1, которым называют процесс над Геннадием Кернесом и его охранниками (обвиняют в похищении, избиении и угрозах активистам Евромайдана в январе 2014 года Александру Кутянину и Сергею Ряполову), заметно понижается: около Киевского райсуда Полтавы нет активистов, с ноги на ногу переминаются несколько правоохрнаителей.

В зале - также тишина, порядок изредка нарушает только одна бабушка, которая приезжает на заседания из Харькова, чтобы «наводить порчу» на обвиняемых - поднимает руки вверх и что-то бормочет про себя, видимо, в надежде оглашения сурового приговора. Это не мешает допросу Сергея Ряполова, который вслед за Александром Кутяниным отвечает на сотни вопросов адвокатов мэра Харькова. О схожести белого и коричневого цветов (речь о цвете костюма одного из охранников), смелости, моральном вреде, работе и мобилизации, врачах и даже салфетках, которые остались у Ряполовоа после общения в гостинице «Националь» с охраной мэра.

На вопрос адвоката мэра Александра Гунченко о происхождении салфетки Ряполов сказал, что она - из той самой гостиницы, где много лет проживает Кернес, хотя отличительных знаков на ней нет. В доказательств этого факта потерпевший сказал: «Мамой клянусь!»

Интерес к персонам пострадавших у стороны защиты не иссяк: они вновь попросили у судьи вызвать Александра Кутянина, допрос которого был в прошлом году, для дополнительных вопросов. Затем все-таки разрешили (хотя изначально адвокаты возражали) допрос свидетеля обвинения (прокуратуры) - многолетнего охранника Кернеса Марчука.

ФОТО dozor.kharkov.ua

Адвокат пострадавших Татьяна Зелькина говорит, что его врдя ли можно назвать свидетелем обвинения, по сути он - человек защиты. «Он все отрицал, говорил, что ничего не знает и не помнит о том дне, 25 января, даже не смог сказать, по какому графику работает по догвоору много лет. Абсурдная позиция», говорит адвокат и считает, что даже переход к допросу свидетелей по делу не ускорит процесс. Даже если на каждом заседании (раз в неделю, при условии постоянной явки всех сторон) будут задавать вопросы двоим (заявлено 70 со стороны пострадавших и 35 - защиты, но могут добавляться), плюс допрос троих обвиняемых (настояли на том, что будут отвечать на вопросы после допроса всех свидетелей) - оптимистичная статистика составляет три года. 

У адвокатов мэра Харькова - цифра побольше. «Мы должны зафиксировать противодействие прокуратуры, потому что разлетается обвинительный акт. При такой позиции дело растянется на пять лет, если будем возвращаться по каждому протоколу (речь о том, чтобы ходатайства рассматривать после допроса всех участников процесса)», заявил на суде защитник Кернеса Андрей Цыганков.

Татьяна Зелькина уверена, что такая тактика - с одной стороны агрессивная, а с другой - затягивающаяся - приведет к тому, что процесс вообще перестанет кого-то интересовать. «Это задача - потерять интерес к делу. Сначала - прессы, потом - простых людей, а потом - пойти на какие-то договоренности», говорит Зелькина.

Другие новости Украины

Соратников Кернеса обвинили в фальсификации результатов выборов