Самое холодное время в горах — перед рассветом. Даже две пары носков не спасают — приходится постоянно шевелить пальцами ног, чтобы их не сковало морозом. Зато ночью ничего не мешает идти вверх: нет ориентиров, нет смысла всматриваться в поисках заветной вершины, лишь налобный фонарик освещает массивные ботинки идущего впереди человека. В ночь на 11 августа 25 таких «светлячков» вышли из базового лагеря на высоте 3850 метров и молча зашагали по склонам Эльбруса. «Ну, с днем рождения, Паша», — пронеслось в голове. Через 12 часов я услышал эту же фразу в динамике спутникового телефона, стоя на восточной вершине Эльбруса (она ниже своего западного «брата» на 21 метр и достигает 5621 метра, по сложности — категория 2 «В» из шести). Пожалуй, это были самые длинные 12 часов в моей жизни...

Нынешнее августовское восхождение на Эльбрус под эгидой харьковского альпклуба стало уже тринадцатым по счету. Обычно восходители посвящали его дню освобождения Харькова от фашистско-немецких захватчиков. Так должно было произойти и в этом году (тем более, что 23 августа будет круглая дата — 70 лет), но судьба распорядилась иначе: в конце июня в Пакистане погибли харьковские альпинисты: Бадави Кашаев, Дмитрий Коняев и легендарный Игорь Свергун, который в тандеме с Сергеем Бершовым завел на высшую точку Европы не один десяток людей и должен был сопровождать экстремалов и на этот раз. Экспедиция была под угрозой, но в конечном счете восхождение было решено провести и посвятить его также памяти погибших. На штурм горы отправились 30 альпинистов-аматоров. В их числе — корреспондент «Вестей» со своей небольшой задачей: впервые водрузить флаг газеты на вершине Эльбруса.

НАЧАЛО ПУТИ

3 августа в компании альпиниста Игоря Жаркова и инструктора Сергея Железняка отправляемся из Харькова на автомобиле. Пункт назначения — российский город Пятигорск. Взять на «борт» четвертого нельзя при всем желании: все свободное место занято снаряжением. Примерно в это время из Харькова, Москвы, Петербурга и Минска выдвинулись еще 27 человек, ведомые желанием взойти на Эльбрус. В их числе — впервые без отца и мужа — сын и вдова Игоря Свергуна. Путь до Пятигорска (992 км) занял около 15 часов, 2,5 из которых пришлось простоять на границе. Первая задача по приезде — перебрать вещи. Впереди нас ждут три дня похода к базовому лагерю (эта часть восхождения называется «треком»), поэтому вместо пуховиков и альпинистских ботинок (вещи для штурма уехали в базовый лагерь на авто) трамбуем в рюкзаки еду. Пару напутственных слов от Сергея Бершова — и автобус везет нас в село Верхний Баксан. Переодеваемся, затягиваем лямки рюкзаков, достаем лыжные палки (с ними идти вверх в разы легче, расстаться с палками сможем только 12 августа) — и в путь. Почти треть группы составляют дети, поэтому вместо запланированных пяти часов идем лишь три, после чего разбиваем палатки на берегу горной реки. Мои соседи по палатке — харьковчанин Игорь Жарков и Оля Василевич из Беларуси. После приготовления ужина на газовой горелке (овсяная каша) — отбой в 21:00.

Вперед, только вперед. В день экспедиция проходила от 3 до 12 часов. Фото Павла Федосенко

«АЙРАН — БЕСПЛАТНО, В ПАМЯТЬ ОБ ИГОРЕ»

В пуховом спальнике не холодно даже морозной ночью, другое дело — вылезть из палатки в шесть утра, когда солнце освещает лишь верхушки соседних холмов. Быстрый завтрак (без изысков — сухая колбаса, консервы, каша, хлеб и обязательно чай), сборы — и снова пора в дорогу, тем более что выбиваемся из графика на два часа. Чистое небо, яркое солнце, зеленые склоны с пасущимися на них коровами иногда заставляют задуматься о том, где ты находишься — в Карачаево-Черкессии или в Швейцарских Альпах. Через два часа оказываемся возле хижины местного жителя Хамзата, чей айран (кавказский кефир) пользуется огромной славой среди альпинистов. «Денег не нужно, в память об Игоре (Свергуне. — Авт.) — бесплатно», — говорит Хамзат.

Еще четыре часа спусков и подъемов — и мы оказываемся у подножия перевала, чья вершина является нашей конечной целью на сегодня. Вскоре после начала подъема пришлось на собственном опыте убедиться, что погода в горах может меняться за считанные минуты: солнце сменилось грозой так быстро, что переодеваться пришлось под шквальным дождем. На вершине приходится прижиматься к земле — здесь стихия достигает апогея. «Для меня переход через перевал стал главным испытанием за все время экспедиции, даже штурм вершины легче», — вспоминала потом Ольга Василевич. Но стоит спуститься на 50 метров ниже — и перевал превращается в редут, принимающий на себя весь удар непогоды. Быстро ставим палатки и начинаем отогреваться чаем (за 10 дней экспедиции напитка выпито в разы больше, чем за последние несколько лет). Как только из-за туч вышло солнце, наши мокрые вещи тут же рапластались на камнях, к завтрашнему переходу в базовый лагерь все должно высохнуть.

«ОТДЫХ В ГОРАХ — НЕ В ПАЛАТКЕ ЛЕЖАТЬ»

Тем, кто встал около пяти утра, повезло увидеть Эльбрус, его обманчивая близость просто поражала. А вот проснувшихся на час позже ждал густой туман, который окутал лагерь плотной пеленой. Собираем лагерь и в восемь утра уходим с перевала группой из 10 человек (восходители с детьми идут гораздо медленнее, поэтому решаем никого не ждать и двигаться в своем темпе). Час в пути — и о туманном перевале уже ничего не напоминает, флисовые кофты и ветрозащитные куртки отправляются в рюкзак. Еще несколько часов ходу — и с вершины склона открывается вид на лечебный курорт Джилы-Су, знаменитый своими нарзанными источниками и ваннами. Подкрепляемся в местной харчевне хычином (сытный пирог с сырной начинкой, приготовленный в кипящем масле) — и через полтора часа приходим в базовый лагерь. Наваристый борщ от Татьяны Бершовой и Тамары Свергун, сало, чеснок, черный хлеб и много арбузов, заготовленных еще в Пятигорске, — уставшие от перехода альпинисты тут же набрасываются на домашнюю еду. Режимить нам ни к чему, ведь завтра — заслуженный выходной. Впрочем, мысли об отдыхе сразу развеивает Сергей Бершов. «В горах отдых — это не в палатке лежать, — говорит мэтр. — Одна группа пойдет на водопады Султан и Каракаян-Су, вторая — на каменные «грибы». Первый водопад бил прямо из толщи скалы, его альпинистам удалось только сфотографировать, а вот в брызгах второго все желающие смогли искупаться (при температуре воздуха 18 градусов вода едва достигала отметки 15 градусов). Но наслаждаться местными красотами нет возможности, нужно возвращаться в базовый лагерь и снова перебирать рюкзаки, ведь завтра предстоит переход в штурмовой лагерь, следующая ступень после которого — Эльбрус.

Перевал в тумане. Фото Павла Федосенко.

НЕМЕЦКИЙ АЭРОДРОМ

Всю ночь лил дождь, появились опасения, что придется отложить поход, но утром небо прояснилось. Если к базовому лагерю шли налегке, то на пути к штурмовому рюкзаки заметно прибавили в весе: помимо всего прочего, добавились пуховые куртки, альпинистские «кошки», а также — запас еды на четыре дня, в том числе немного деликатесов: шоколад и орехи. Ради интереса решили взвесить рюкзаки: мой затянул почти на 25 кг. К этому стоит еще добавить тяжелые ботинки для восхождения — по 2 кило каждый. В гору идут не все: из 33 человек восемь (в основном это дети от восьми лет и старше) остаются на высоте 2200 метров. В их числе — и 13-летний сын Игоря Свергуна, Егор.

«Он тут уже восьмой раз, но на вершину ни разу не ходил. Я его не заставляю, сам должен захотеть. А два года назад даже запретила идти — ему тогда альпинисты наговорили, что это «круто», хотя сам Егор идти не хотел», — говорит Тамара Свергун. А вот 12-летний Максим Совеня решил идти на вершину. «Сам принял решение, — сказал его отец Игорь. — Я не против. Посмотрим, что скажет, когда дойдем до штурмового лагеря». Групповое фото — и в путь. Неразношенные ботинки скользят по мокрому склону, тяжелый рюкзак давит на плечи, пот заливает глаза — и примерно через час мы на огромном плато, где во время Великой Отечественной войны был немецкий аэродром. Оттуда еще около пяти часов пути строго вверх — и мы на высоте 3850 метров. Поставить палатку здесь — полдела, если не защитить ее камнями, ветер запросто может сорвать тент. Поэтому, в то время как Игорь Жарков готовит роскошный ужин на основе пшенной каши и консервов, возводим защитную стену.

АККЛИМАТИЗАЦИЯ

Самое неприятное, что может поджидать альпиниста-новичка на высоте, — это горная болезнь. Чаще всего она проявляется тошнотой, слабостью и головной болью, но может сопровождаться и неадекватным поведением. «Три года назад мы пошли на Эльбрус с моим деловым партнером, — вспоминает москвич Анатолий Нестеров. — В штурмовом лагере он начал вести себя странно, а потом и вовсе ушел в базовый, никому ничего не сказав. Пришлось выбирать между бизнесом и желанием взойти на гору. В тот раз я на вершину не попал».

Самый верный способ облегчить течение горной болезни — как можно дольше находиться на высоте перед восхождением, чтобы организм успел насытиться красными кровяными тельцами. Обычно акклиматизация занимает около недели, но мы таким временем не располагали, пришлось проходить программу по ускоренному курсу. Для этого 9 августа мы предприняли выход к скалам Ленца (склон Эльбруса), задача-минимум была — дойти до отметки 4500 м, максимум — взобраться на 300 метров выше. Как оказалось, это был один из самых тяжелых дней экспедиции. На высоте 4400 мой термос с чаем из рук устремился прямо... вниз. Прыжок, неудачный кульбит на склоне — кисть правой руки попала прямо на «кошки». Рана оказалась несквозной, но следовало наложить несколько швов. Ниток в аптечке не оказалось, пришлось наложить повязку со «Спасателем». «Главное — чтобы не было заражения, но на такой высоте все стерильно», — успокоил Бершов. Еще 400 м вверх — и все «прелести» горной болезни начали проявляться. По ощущениям это состояние похоже на сильное похмелье: головная боль и тошнота делают восхождение практически невозможным. Благо, отметка 4800 достигнута и можно идти вниз.

УЧЕНИЯ

«Лучшая акклиматизация — это физическая работа», — говорит инструктор Сергей Железняк. Утром мы выходим на склон для снежно-ледовых занятий. Наша задача — научиться пользоваться ледорубом (оказывается, в альпинизме около 400 вариантов его использования — от элемента страховки до открывания консервов), рубить ботинками ступени в снегу и запомнить основные правила страховки при работе в связке. В программе занятия также было прохождение через «профессорскую трещину» (свое название она получила в честь погибшего в ней профессора из Пятигорска), но погода вновь вмешалась... «В этом году на Эльбрусе много снега, трещину засыпало», — пояснил инструктор Олег Голощапов. Длятся занятия несколько часов — переутомляться накануне восхождения не стоит. По возвращении в лагерь — обед, проверка снаряжения и очень ранний, около 17:00, отбой. До штурма остается шесть часов.

«ДАРИМ ТЕБЕ ГОРУ, ПОДНИМИСЬ И ВОЗЬМИ!»

"Лагерь, подъем!" — звучит команда Бершова ровно в 23:00 11 августа. Палатки вмиг оживают и зажигаются огоньками налобных фонариков. На последние приготовления у нас есть 1,5 часа. С собой — ничего лишнего: теплая куртка, дополнительные перчатки, запас воды, термос с чаем, орехи (периодически подкрепляться) и запасные батарейки. «Паша, с днем рождения! Дарим тебе гору, нужно просто подняться и получить подарок!» — звучит в 00:01 голос нашего «шефа». Без сомнения, это самое оригинальное поздравление за 25 лет.

В 00:30 колонна из 25 человек начинает свой путь. Идем молча, чтобы не сбивать дыхание и не глотать холодный воздух, на сотни метров вокруг слышен лишь звук вонзающихся в снег «кошек». Уже минут через 20 несем первые «потери». «Я не смогу зайти», — говорит один из восходителей, разворачивается и идет обратно. Он оказался не единственным, кому в тот день не далась гора: еще через четверть часа мы встречаем на склоне парня, который ведет вниз девушку в полуобморочном состоянии. Мы продолжаем свой молчаливый путь и уже через три часа оказываемся на отметке 4500 м. Дорога дается легко, и после небольшого привала мы идем дальше. Ближе к отметке в 5000 м снова подступает «горняшка»: в какой-то момент я понимаю, что иду в полубессознательном состоянии. «Сергей Игоревич, я не дойду», — говорю на привале Бершову, упав на снег. «Ерунда! Все, кто доходят до этой отметки, взбираются на вершину. Осталось всего часа три», — говорит мэтр. Услышав эту цифру, я впал в отчаяние: казалось, сил нет и на 10 минут, а впереди нас ждал последний крутой «взлет». «Паша, не сдавайся!» — подбадривала меня Оля Василевич. Сдаваться действительно было нельзя.

Последние часа три прошли как в бреду. 10 шагов — передышка, 10 шагов — передышка… Несколько раз я засыпал стоя, облокотившись на палки. Главным ориентиром служил огромный камень впереди нас, но он оставался недосягаем. Все чаще восходители просили привала, но Бершов был неумолим. Наконец к полудню мы достигли заветного камня, еще пять минут пути — и оказываемся на краю кратера Восточной вершины Эльбруса. Мы пришли. Обессиленный, я сажусь на снег, еще до конца не осознавая, что все позади. Отдышавшись, подходим к краю. И вот стяг «Вестей» уже развевается на вершине Эльбруса!

Ради этого стоило терпеть все лишения: неимоверной красоты Кавказский хребет под нами напоминал картинку из сказки. Но расслабляться нельзя, нужно успеть спуститься до темноты. Фото на память — и вниз. Пять часов — и мы снова на высоте 3850 м, еще сутки - и мы в базовом лагере. Один из первых тостов — не чокаясь, за Игоря Свергуна. Многие альпинисты не могут сдержать слез: год назад он сидел на этом же месте. Вернуть его, как и других погибших альпинистов, нам не под силу. Но почтить их память своим трудом мы смогли.

С ОПЫТОМ И БЕЗ

Подготовка участников восхождения оказалась совсем разной. К примеру, Андрей Комаров из Питера не так давно пробежал марафон, Ольга Василевич давно увлекается походами, а москвич Александр Ясен пешком прошагал почти весь Алтай. Впрочем, отсутствие спортивного опыта не помешало многим зайти наверх: как говорится, было бы желание. 12-летний харьковчанин Максим Совеня (на фото) до вершины хоть и не дошел, но стал всеобщим героем, взобравшись до отметки 5150. «На этой высоте я уснул и проспал на рюкзаке минут 40», — разочарованно говорит парень.