Московский районный суд вынес приговор по некогда нашумевшему делу КС «Слобода кредит»: спустя восемь организатор мошеннической схемы, он же глава правления Михаил Тишаков, директор кредитного союза Евгений Сурков получили по 10 лет лишения свободы с конфискацией за присвоение, растрату в особо крупных размерах, отмывание доходов и служебный подлог. Следствие доказало, что они, подделывая договоры и кассовые ордера, оформляли и получали кредиты на подставных лиц. Так за три года (начиная с 2005) они присвоили 28 млн. Кассир финучреждения Татьяна Шаповалова отделалась мягким наказанием - 2 года ограничения свободы за нарушение служебных обязанностей. Потерпевшие за восемь лет устали следить за перипетиями дела, десятки людей уже умерли, ведь более 70% вкладчиков «Слободы» - пенсионеры.

Второй приговор мягче первого

Руководство «Слобода кредит арестовали в октябре 2008 года. Это был первый кредитный собз, который лопнул в Украине в разгар финансового кризиса. Напуганные резким скачком доллара, вкладчики (вначале было 1600 человек) ринулись забирать деньги, однако офис уже был закрыт. Кто-то допускал, что причиной краха стал именно кризис, ведь в течение 2,5 лет КС справлялся с обязательствами. Вскоре харьковчане, польстившившихся на 24% годовых и внесших от 500 грн. до 300 000 гривен, поняли: их просто обокрали. Многие подали гражданские иски с требованием вернуть вклад, некоторые даже выиграли в суде, но деньги до 2016 года так и не получили.

Следствие длилось полтора года, все это время руководство союза находилось в СИЗО, кассир - под подпиской о невыезде. В 2011 году суд приговорил Евгения Суркова к 11 годам лишения свободы, Михаила Тишакова — к 9, Татьяне Шаповаловой дали 8 лет тюрьмы. Все трое свою вину так и не признали, и толком не объяснили свою версию исчезновения миллионных вкладов. Затем последовала апелляция, в то же время следствие нашло новые доказательства вины и отдельные эпизоды выделили в новое уголовное производство. И вот спустя четыре года Моcковский райсуд огласил приговор, мягче предыдущего и снова без учета интересов потерпевших. Имущество председателя и директора - недвижимость и земельные участки, приобретенные за время работы КС, суд постановил конфисковать, но не в пользу вкладчиков, а в казну государства (причина банальна - не смогли доказать в суде, что имущество куплено на деньги, выведенные из кредсоюза). Более того, в здании, которое ранее занимал кредсоюз, уже работает другая организация - хостел, хотя помещение было описано.

Не исключено, что «помогли» такому исходу дела и сами вкладчики. С самого начала члены кредсоюза не смогли договориться о единой тактике, желая вернуть деньги (на счетах «Слободы» числилось около 4,3 млн гривен к моменту ареста). Одни вкладчики хотели возвращения вкладов, другие - решили дать «вторую жизнь» кредитному союзу.

«Было избрано новое правление, - вспоминает член наблюдательного совета Олег Новик. - Но за год вся деятельность свелась к тому, чтобы вернуть свои деньги. Потому я обратился в ревизионную комиссию. Вновь разразился скандал».

Были и последователи радикальных мер, они обратились в Хозяйственный суд с иском о банкротстве КС «Слобода». Присоединиться к ним и заявить свои права на имущество КС успели меньше половины вкладчиков - только они гипотетически моугт рассчитывать на компенсацию, поскольку признаны пострадавшими. В июле 2011 года союз признали банкротом, однако денег люди так и не получили, ликвидация не завершена. «Никому мы не нужны и ничего не добиться и здоровья нет бороться», - сетует пенсионерка Людмила Григорьевна, которая вместе с мужем вложила в союз 40 000 грн. Сергей Сергеев, который потерял в «Слободе» 300 тыс. грн, также не ходит на заседания и говорит, что большая часть вкладчиков уже умерла, а один пенсионер и вовсе наложил на себя руки еще до приговора 2011 года.

Потребуют продать дома для вкладчиков

Как сообщила «Вестям» пресс-секретарь прокуратуры Харьковской области Вита Дубовик, сейчас готовится апелляционная жалоба на приговор Московского суда с требованием приговорить организатора мошеннической схемы и его сообщника к 12 годам лишения свободы, а бухгалтера - к 8 годам, признав ее также виновной в служебном подлоге и растрате. Также прокуратура будет настаивать на том, чтобы квартиры и дома, купленные в 2005-2008 гг. в разных регионах страны, признали собственностью вкладчиков. Таким образом после продажи недвижимости были бы средства если не на полный, то хотя бы на частичный возврат сбережений харьковчан.