Фрагмент Ильича использовала в своей работе художник и фотограф Евгения Белорусец, собравшая обломки поваленных памятников. Как выяснили «Вести», вскоре нос вернется в первую столицу.

Харьковчанка Татьяна Капинус, чтобы скоротать время до обратного поезда, решила заглянуть в киевский PinchukArtCentre. Там ее заинтересовал проект «Соберем голову Ленина»: обломки от пяти памятников Ильичу — ноги, нос, уши — собраны в небольшом зале, а еще на подставке — куча мусора и орехи, перед ними надпись «Сердце Ленина».

Фото Татьяны Капинус

«Оказалось, что нос из Харькова, — рассказывает Татьяна Капинус. — Интереснее всего для меня было оценить вблизи то, что всегда наблюдала монументальным, общим или дальним, планом, увидеть, например, пятно на носу, которое никто не заметил бы, когда Ленин стоял на площади Свободы (возможно, оно появилось уже после принудительного сноса). А в нижней половине Ленина, уже не харьковского, видны кирпичные внутренности, то есть середина отлитой формы заполнена кирпичом». Трогать бронзовый нос харьковского Ильича руками посетителям не разрешают: это строгое правило распространяется на все арт-объекты галереи.

Столичная жизнь

Как выяснили «Вести», столичной культурной жизнью нос живет с прошлого года, когда попал в руки известной украинской художницы Евгении Белорусец. Оказывается, она взяла напрокат его у харьковских активистов, которые хранили фрагмент после сноса памятника 28 сентября 2014 года. Напомним, тогда вождь мирового пролетариата лишился головы, правой руки и куска живота. Голова из-за падения раскололась — нос, уши и лысину разобрали «на сувениры».

Фото: IT Сектор

Уже через два дня фрагменты выставили на продажу в интернете. Владельцы пытались устроить аукцион или обмен, а все вырученные средства направить на нужды бойцов АТО. В частности, за ухо просили тепловизор, а вот нос предлагали мэру Геннадию Кернесу обменять на БТР. От остальных потенциальных покупателей ждали зимние берцы, термобелье или форму для военных.

Вокруг 35-килограммового уха разыгралась нешуточная конкуренция: по словам продавцов, за ухо предлагали от 500 грн до нескольких тысяч, а один из потенциальных покупателей якобы заявлял о 75 тыс. грн. Однако страсти по Ленину быстро улеглись, и дальше торга дело не пошло. Сразу после сноса нос отдали на хранение командиру милицейского батальона «Харьков-1» Сергею Янголенко (сейчас входит в батальон «Харьков», а Янголенко отстранен). Как заверили офицеры батальона, ухо так и не удалось продать и его продолжают хранить в подвале.

А вот лысина и правая рука Ильича так нигде и не всплыли. До конца невыясненной остается и судьба тела Ильича: в областном автодоре, на территорию которого после сноса отвезли бронзовый памятник (по некоторым оценкам, весом до 100 тонн), не подтвердили и не опровергли его местонахождение.

Вернется в Харьков

Евгения Белорусец, которая сделал нос арт-объектом, искала экспонаты по всей стране на протяжении нескольких месяцев. «Коррупция, связанная с памятниками, смешна, нелепа и масштабна», - говорит художница. Она звонила в городские советы, районные администрации, сельские советы, зная, что в том или ином населенном пункте недавно снесли памятник вождю. Зачастую оказывалось, что «никаких фрагментов нет» или «Кто вам сказал, что тут вообще был памятник».

«Собирать их было очень трудно, потому что местные власти практикуют самоцензуру, когда речь заходит о символах прошлого, они, как советские чиновники, пытаются предугадать заказ сверху на поведение, угодное центральной власти, - говорит Евгения Белорусец. - У них есть страхи, опасения, что они понесут какую-то неформальную ответственность, также они боятся провокаций со стороны конкурентов или врагов. Благодаря особенностям декоммунизации и из-за поведения чиновников памятник Ленину сейчас вновь обретает характер фетиша, объекта со скрытой иррациональной ценностью».

Художница уверена, что вандализм по отношению к советским памятникам не сулит ничего хорошего нашей стране, ведь главной составляющей декоммунизации должен быть не стихийный снос, а дискуссия, а сами постаменты коммунистическим лидерам уже много лет как утратили свой идеологический капитал.

«Нам необходима дискуссия о прошлом и настоящем – т.е. просвещение, общественное самообразование, но этого нет. Зато есть борьба с памятниками, невидимая для всех непричастных активность по переименованию улиц. Этот хаос и варварство не являются работой с общественной и коллективной памятью, с историей. Скорее, очередной популистский и опасный для украинского общества процесс», - говорит Евгения.

Художница уверена, что стихийный процесс сноса Лениных можно и нужно остановить, а то, что уже разрушено, вполне может превратиться в новые культурные объекты. «Фрагмент на пьедестале может быть более уместным, чем сам памятник. Я - за возвращение обломков обществу, за возвращение нам нашей истории. Разрушенный памятник будет нам рассказывать о метаморфозах нашего социума даже больше, чем цельный», - говорит Евгения Белорусец.

Посмотреть на харьковский нос Ильича в Киеве можно еще месяц. Потом художница вернет его «законным» владельцам