Дело по обвинению физика Владимира Чумакова в государственной измене тянется еще с 2010 года, когда у его студента нашли в ноутбуке информацию, которую спецслужбы посчитали секретной. С тех пор ученый остался без работы и вынужден заниматься наукой в домашних условиях. Человека, которого обвиняли по ч. 1 ст. 111 УК Украины, никто не хочет брать на работу — ученый вынужден более пяти лет заниматься наукой на дому.

Напомним, что в 2010 году у выпускника ХНУ им. Каразина в аэропорту «Борисполь» при посадке на рейс в Китай таможенники изъяли ноутбук и несколько электронных носителей. Когда по возвращении на родину, он начал требовать возврата имущества, его с другом (они основали фонд и компанию содействия научно-техническому прогрессу) задержали у дома, а позже потребовали признания в шпионаже и переправке в Поднебесную секретных данных. В частности, речь шла о рельсотроне (электромагнитный ускоритель масс), который, по словам спецслужб, в далеком будущем может быть использован как оружие. Та самая записка по рельсотрону, на основании которой впоследствии выстраивалась линия обвинения, была написана профессором Чумаковым еще в 2008 году как возможный проект по привлечению китайских инвестиций в отрасль, которой в Украине никто не интересовался. Допуска к документам под грифом «секретно» у ученого-физика не было, да он и поясняет: для составления записки-презентации этого не требовалось, ведь поисковик в интернете выдает около 100 000 ссылок на эту тему. «Министерство обороны не засекречивало документы по рельсотрону, я просто провел краткий анализ проведенных в мире научных исследований в области электродинамики рельсотронов и путей применения данной технологии — все», — вспоминает Владимир Чумаков. Позднее, правда, когда уже шло следствие, на документы был наложен гриф, как и на само дело ученого в суде.

Около года ученик профессора и его товарищ просидели в СИЗО, свою вину так и не признав. В итоге Высший суд Украины вынес им оправдательный приговор, не найдя состава преступления. Китайцы предложением Чумакова не заинтересовались ни до, ни после обвинений, но это не стало аргументом в пользу закрытия его дела, прокурор потребовал 15 лет лишения свободы для профессора. Следователи СБУ заказали несколько экспертиз по записке, все они были проведены зависимыми специалистами (экс-начальник Генштаба ВВС Украины Виктор Замана, экс-министр обороны Дмитрий Саламатин). В отличие от ученых-коллег Чумакова, а также вице-президента НАН Украины, которые называли информацию по рельсотрону «общенаучной и доступной из открытых источников информации», военные признавали данные таковыми, что представляют гостайну. Но Орджоникидзевский райсуд ни одну из экспертиз не принял во внимание как доказательство, полученное вследствие нарушения прав и свобод человека. Приговор суда, озвученный в начале марта, — закрыть дело. Но прокуратура уже подала апелляцию на вердикт.

Дело Чумакова стало первым в Украине, когда ученого обвинили в шпионаже (в России, например, аналогичные истории не редкость, был приговор за шпионаж в пользу Великобритании). Владимиру Ивановичу пришлось поменять работу — он перевелся в Академию ВМС им. Нахимова в Крым, после аннексии переехал с вузом-беженцем в Одессу, но потом 62-летнему профессору дали понять, что в его услугах больше не нуждаются. Аналогичные ответы были везде, куда ученый обращался за работой. Сейчас он занимается наукой только на кухне, за последнее время получил патент на стерилизатор для борьбы с туберкулезом и опубликовал работы по наночастицам. Владимир Чумаков надеется, что в страну не вернется 37-й год, когда за общеизвестные факты придется отбывать срок.