Спустя почти год после страшной истории с "люботинским стрелком", которая потрясла всю Украину, его семья получила шанс на возврат своего дома, из-за которого, собственно, произошла трагедия, и погибли три человека.

Напомним, 25 мая 2015 года Олега Гапона с семьей должны были по решению суда принудительно выселить из дома в Люботине, послужившего залогом по кредиту в $18 тыс. Но 47-летний хозяин встретил сотрудника исполнительной службы, участкового милиционера, кредитора и двух "понятых" — еще одного ростовщика, не фигурировавшего в договоре, и "медвежатника", который должен был сменить замки, — с оружием в руках.

Из карабина "Сайга" он расстрелял специалиста по замкам Вадима Гамидова и кредитора Александра Алтухова, второго кредитора Дмитрия Вишнякова ранил. Затем сел в машину, выехал на трассу Харьков — Киев и остановился у заправки. На АЗС он взял в заложники двух сотрудников и покупателя. В течение шести часов Гапон удерживал людей в машине, на переговорах требовал "коридор", чтобы сбежать в зону АТО. Уговорить "стрелка" сдаться не смогли даже родные. В итоге Олег Гапон погиб от пули снайпера.

Деньги на лечение

Кредит семья взяла еще в 2009 году, по их словам, на лечение тещи Олега, у которой обнаружили онкологическое заболевание. Подписывал договор тесть Гапона. Сразу после ЧП выживший кредитор заявлял, что при оформлении займа речь шла о деньгах для развития бизнеса. В семье же поясняют: на лечение денег никто бы не дал, потому-то и обратились не в банк, а в фирму из газетного объявления.

"На руки мы получили около $16 тыс., несколько раз продлевали договор, в течение четырех лет отдали $7 тысяч", — рассказывает 21-летняя дочь Олега Гапона Анастасия.

Когда с бизнесом не заладилось, платить было нечем, кредитор подал в суд иск о взыскании 11 млн грн — долг с учетом пени чуть ли не в тысячу долларов за день просрочки. Решение Фемиды было не в пользу семьи, практически в это время умирают тесть, а затем и теща Гапона. "Бабушка подавала апелляцию на решение, но ее не успели рассмотреть, после ее смерти документы вернули из суда, — говорит Анастасия. — Мы должны были выселяться, уже и вещи вывезли, но нас хотели силой выбросить".

Оставить дом

После трагедии отстоять свое право собственности семья все-таки смогла. Хватило трех заседаний в Апелляционном суде, чтобы служители Фемиды приняли решение — оставить дом семье Гапона, при этом обязав их выплатить сумму займа без пени. Условия договора и пеню признали незаконными.

Дом в Люботине. Фото из архива семьи

"Стоимость дома была занижена в пять раз. В 2011 году, по оценке БТИ, она составляла $95 тыс., а в момент решения суда фигурировала оценка какой-то фирмы в $25 тыс., — поясняет Анастасия. — Получилось, что сумма задолженности превышала стоимость дома. У нас и дом отобрали, и долг оставили. Теперь есть решение суда — вернуть долг в 400 тыс. грн, от которого мы не отказывались".

Дочь "стрелка" не считает отца ни преступником, ни убийцей. Утверждает: отца довели до отчаяния (напомним, дело закрыли еще летом 2015-го по факту смерти Гапона и даже вернули семье карабин, который они продали).

"Так развивалась ситуация... Что конкретно было сказано, когда они приехали, я не знаю. Он защищал свою семью. Алтухов (убитый кредитор. — Авт.) довел его до такого состояния своим поведением, — уверена Анастасия. — Они работали по отработанной схеме. Я общалась с двумя семьями, которых они выселили. Их не интересует возврат денег, им нужна недвижимость".

Олег Гапон. Фото из архива семьи

В то же время есть информация от второй стороны, что Олег Гапон будто бы не впервой брал кредит и, более того, не для лечения тещи, а таки для бизнеса. Родственники опровергают эти данные и говорят, что незадолго до трагедии Олег пытался продать дом, выставил его всего за $75 тыс., чтобы погасить долг, но не успел.

Знакомые Олега Гапона называют его Аликом и вспоминают, что он служил во внутренних войсках, а не в Афганистане и Израиле, как говорили сразу после трагедии. Они уверяют, что его бизнес прогорел, когда в Украине начался Майдан, — он продал все свои автомобили, но рассчитаться по кредиту не смог. Останется ли семья Гапон в доме, пока неясно: дом де-факто принадлежит им, но сниматься с регистрации кредитор не спешит. Из-за этого дочь и жена не возвращают определенный судом долг. Стороны заняли выжидательную позицию.