В Харьковской области показали "интеллектуальную границу" с Россией К некогда проблемному участку на «Журавлевке» сейчас, что называется, не подступиться. За год пункт пропуска изменился до неузнаваемости: здесь обустроили окопы для техники и пулеметчиков, стационарную огневую позицию, блиндаж для укрытия, а на вышке установили управляемую тепловизионную камеру.

Буквально в километре отсюда — та самая «Стена», или «Европейский вал». Не все 315 километров границы с Россией в регионе закрыты: забор растянулся пока на 72 км, ров — около 180 км, рокадные дороги — более 60 км.

Фото Юлии Байрачной

«Стена» в Дергачевском районе проходит непосредственно на границе и представляет собой систему инженерных сооружений. Сначала забор с колючей проволокой, на нем мультисенсорная система (тепловизор и камера), далее рокадная дорога для передвижения вдоль границы (не должна раскисать). Третий элемент — грунтовая полоса, под которой находится сенсорный кабель.

Фото Юлии Байрачной;">

По словам пограничников, он срабатывает при приближении на 10 метров, при этом система способна распознать — это зверь или человек пытается пересечь границу. Производитель заложил в память «умного» кабеля до полутора десятков звуков. Замыкают инженерные сооружения земляной вал и ров — 4 м в ширину и не меньше 2 м в глубину. Здесь же построили постоянную точку ведения оборонительного боя и в то же время надежное укрытие для личного состава, наблюдательную башню высотой 17,5 м, на которой установлены IP-камеры. Они способны фиксировать нарушителей и днем, и ночью, изображение с них передается в пункт управления, который находится на «Гоптовке».

Фото Юлии Байрачной

Оборонительные сооружения, или «стена» Яценюка, которую еще на старте критиковали многие, в том числе и помогающие пограничникам волонтеры, физически вряд ли сможет сдержать наступление. Сами пограничники признаются: сооружение - не для войны, а для защиты от диверсионных групп, от контрабанды оружия-наркотиков. Его функция — ослабить гипотетического противника на время, когда смогут мобилизоваться погранвойска.

Фото Юлии Байрачной;">

А вот техника (ее в ГПС критически не хватало, ремонт и заправка были за средства тех же волонтеров) призвана усилить погранслужбу. В «Журавлевке» появились два боевых модуля на базе бронированной машины «Тритон». «Сзади установлена система разведки, благодаря которой можно одновременно наблюдать за 10 целями на расстоянии до 6 км, если речь идет о транспорте, и на расстояние до 2,5 км виден человек, — говорит замначальника штаба Восточного регионального управления ГПС Вадим Легкодух. — А две установленные камеры позволяют провести идентификацию целей и через систему спутниковой связи передать данные в центр». Венчает это чудо техники отечественного производства автоматическая пулеметная установка. Один такой модуль стоит 14 млн грн.

Фото Юлии Байрачной;">

Увидеть воочию, как работает «технический фарш», можно уже в центре управления, куда поступают все данные с камер. Для этого пограничники запускают учебного нарушителя: его тут же зафиксировали на одном из «Тритонов», поступил сигнал, тут же передается картинка. Не проходит и двух минут, как он задержан. Настоящих нарушителей на этом участке «Дергачей» уже давненько не было. Контрабандисты, говорят пограничники, слабого места в системе не найдут, хотя присматриваются к новинке.

Фото Юлии Байрачной;">

В Волчанске сопротивляются

В рамках проекта в области возводят пять опорных пунктов, их местоположение держат в секрете (все — в районах, которые граничат с Россией). По сути, строение напоминает бункер — в нем смогут укрыться пограничники, предусмотрено место для техники. «Если бы изначально были такие позиции в Луганске и Донецке, не было бы таких потерь личного состава, — уверен руководитель проекта обустройства госграницы Сергей Вернадский. — В пункте можно не только надежно укрыться, но и при необходимости жить некоторое время». Строительство опорного пункта на 60 человек обходится государству в 21 млн грн.

Местные жители сел, где обустраивают подобные бункеры, не в восторге от затеи: пока перевозили вагоны щебенки с железной дороги, большегрузы напрочь разбили и без того ужасные сельские дороги. «У нас в селе весной рейсовый автобус отказывался ездить, потому что разбили совсем дорогу. Обращались в сельсовет, но там ответ один: на ремонт денег нет. Теперь есть какой-то виртуальный бункер, а дороги для всего села — нет. Люди пешком вынуждены ходить, в том числе и дети из школ», — говорит жительница села в Волчанском районе Мария Григорьевна.

Работы по защите границы с РФ закончатся до конца 2016 года. Остается обустроить не так много по сравнению с уже имеющимися сооружениями: возвести 15 км забора (уже готово 72 км), 50 км рва. Но здесь пока есть сложности: в Волчанском районе 50 км границы остаются открытыми. Все потому, что местные жители, которые имеют паи прямо у границы, не хотят отдавать землю.

«Это единственный район области, где люди категорически отказываются менять землю, — сетует Серватюк. — Было некоторое непонимание в Двуречанском, но мы смогли договориться. Мы понимаем, что ситуация с паями не урегулирована, нет механизма, изначально земли в 50 метрах от границы не имели права раздавать».