В Харькове родственники погибшего под колесами автомобиля военнослужащего уверены, что кто-то инсценировал кровавую аварию, с целью… скрыть убийство. Мол, свидетели трагедии уже пятый раз меняют свои показания, да и улики оставляют множество вопросов без ответа. А пока следователи главка расследуют дело, жена погибшего с полуторагодовалым ребенком на руках пытается добиться выплаты хоть какой-то компенсации по утере кормильца.

По официальным сводкам, авария на трассе «Харьков – Киев – Довжанский», унесшая жизнь Владимира Бондарева, произошла ночью 16 августа в двух километрах от Чугуева. В райцентре 33-летний капитан Вооруженных сил находился в командировке: погибший работал офицером-воспитателем в Университете воздушных сил. По версии следствия, Владимира сбила грузовая машина, которая затем скрылась с места ДТП. Однако эта версия имеет много нестыковок, уверены близкие погибшего.

«На месте ДТП нет ни одного осколка, нашли лишь кусок отражателя прицепа грузовика. После удара такой силы на месте ДТП должны остаться как минимум куски бампера, — говорит брат Владимира Алексей Бондарев. — Кроме того, на дороге отчетливо видно две лужи крови. Как такое может быть? Если бы его сбила машина, то было бы пятно на месте падения тела. Я подозреваю, что его убили в другом месте, затем перевезли на трассу, оставили там, а затем уже его переехал грузовик». Пролить свет на случившееся могли бы сослуживцы погибшего (один из них — непосредственный начальник), которые последними видели Владимира, однако они постоянно меняют свои показания. «Достоверно известно лишь то, что они все втроем сидели в кафе в Чугуеве, из которого брат уехал один, — говорит Алексей. — Два других офицера придумали уже несколько версий: то они были с ним, то не были, то сначала были, а отпустили его в Харьков. Но ведь они все — служивые, как можно посреди ночи «отпустить» офицера куда-то?!»

У погибшего остались жена и полуторагодовалый ребенок, который до своего совершеннолетия может рассчитывать на 30% ежемесячной отцовской зарплаты (это около 800 гривен), говорит Алексей. Претендовать на большее семья не может, ведь трагедия произошла в нерабочее время, более того — далеко за пределами части. «Даже если бы непосредственный начальник в приказной форме отправил его за хлебом — погибший, согласно уставу, мог бы отказаться, ведь это не входит в его обязанности. Следовательно, его смерть не связана с исполнением служебных обязанностей, — рассказал «Вестям» источник в Минобороны. — В противном случае его семья могла бы рассчитывать на выплату 100 тысяч гривен, а ребенок — на пенсию. К сожалению, в данной ситуации все, что мы смогли, — помочь с похоронами и силами офицеров и курсантов собрать деньги для вдовы».

Свое расследование провели и в Университете воздушных сил, однако о его результатах близкие Владимира до сих пор ничего не знают. «Жена брата доведена до отчаяния, хочет обращаться в министерство, все-таки Владимир отдал армии 18 лет», — говорит брат погибшего.

ДЕЛО НА КОНТРОЛЕ МИНИСТЕРСТВА
Так как, согласно официальным данным, в момент смерти капитан Владимир Бондарев не находился на службе, расследованием инцидента занимаются не военные следователи, а сотрудники следственного управления главка. «В данный момент по делу открыто уголовное производство по факту ДТП со смертельным исходом, для его расследования создана специальная следственно-оперативная группа, которая работает над установлением автомобиля. Само дело находится на контроле у руководства областного управления милиции и в Министерстве внутренних дел. Дать более подробную информацию пока что невозможно», — сообщили в ЦОС УМВДУ в Харьковской области.