О причинах ЧП, которое произошло в понедельник днем в Змиевском районе, еще долго будут разбираться военные и прокуратура. После смерти участкового милиционера от взрыва авиабомбы все пункты по приему металла не только в области, но и в городе ждут проверки. Если раньше проверяющие искали там люки, то теперь будут — боевые снаряды.

Взрыв прогремел в поселке Комсомольское, на одном из пунктов приема металлолома, около часу дня. В результате 26-летнему участковому Николаю Северин оторвало обе ноги до колена, также сильно была повреждена правая рука. В Змиевской ЦРБ боролись за жизнь парня, но травмы оказались не совместимы с жизнью — и вечером понедельника он умер. Рядом с ним на месте взрыва находилось еще два человека — безработный и сторож, друг милиционера. У одного из них повреждена стопа, у другого — голень, но их жизни ничего не угрожает. Что делали трое мужчин в приемном пункте — сейчас выясняют правоохранители. Известно только, что в этот день Николай Северин не находился на службе. «На прошлой неделе он был на больничном и в день трагедии должен был подтвердить больничный лист в поликлинике УМВД. Причины его нахождения на месте происшествия сейчас устанавливаются. Милиционер был без оружия и не при исполнении. Это был не его участок», — сообщил вчера первый зампрокурора Харьковской области Владимир Суходубов.

Как нам удалось выяснить, Николай Северин родом из соседнего села Черкасский Бишкин. Он не был женат, в органах не успел проработать и двух лет — курировал участок в селе Лиман Змиевского района. Сослуживцы неохотно говорят о погибшем. Говорят, Николай был молодым и активным, однако дослужиться до каких-либо заслуг не успел. «Он был молодой парень, работящий, активный. Отличиться не успел, очень мало времени прошло», — рассказал старший участковый Змиевского РО Александр Танцур. Что Северин делал в нерабочее время в пункте приема, никто не знает. Местные жители говорят, что этот пункт по сбору металла работает давно. В понедельник до поздней ночи здесь работали правоохранители. «Скорее всего, участковый просто зашел в пункт приема, разговаривали, а когда заметил в куче что-то интересное, потянулся. Этим предметом и оказался авиаснаряд, — рассказал нам местный житель. — Парень молодой, взял в руки снаряд, ему приемщик успел крикнуть, чтобы не трогал, но было поздно».

"В ДОМЕ ИЗ-ЗА ВЗРЫВОВ ТАНЦУЕТ ПОСУДА"

Не исключают в Комсомольском, что участковый мог заказывать что-то приемщику, потому и пришел в пункт. «Такое бывает, что людей интересуют какие-то конкретные вещи. Кому-то интересны снаряды, их перепродают, а у нас такого добра много — рядом ведь полигон «Шебелинка», рассказал бывший военный Александр. Местные жители говорят: на полигоне практически ежедневно что-то взрывают. «У нас в доме посуда все время танцует, когда взрывают снаряды, это происходит изо дня в день годами», — сообщила «Вестям» продавец Татьяна.

То, что противотанковая авиабомба попала в Комсомольское с утилизационного полигона, не исключает и прокурор. «Рассматриваются сейчас несколько версий. Первая — халатность работников Минобороны, которые имели отношение к ликвидации боеприпасов. Вторая —военнослужащие могли быть замешаны в передаче остатков утилизированных снарядов, среди которых могли быть и неразорвавшиеся. Также и люди могли как-то проникнуть на территорию полигона, насобирать остатков боеприпасов и отнести их на металлолом», — сказал Валадимир Суходубов.

На складах

авиационных боеприпасов нет

Откуда в пункте приема металла появился авиаснаряд, да еще и неразорвавшийся, не могут ответить даже бывалые военные. «У нас в области три части, где хранятся снаряды — Малиновка, Балаклея и Лозовая, которую уже разоружили. Но в военной части в Малиновке хранятся мины, в Балаклее — оружие сухопутных войск, в Лозовой от авиации также ничего не было. Не исключаю, что это наследие времен СССР, но откуда оно появилось в Змиеве, сказать сложно. Сейчас Балаклею пытаются разоружить, вывозят излишки боеприпасов на утилизацию в Днепропетровскую область», - рассказал нам подполковник в отставке. Если будет доказана вина военнослужащих, им грозит от двух до десяти лет лишения свободы.