Спустя 10 дней после трагедии 17-летней Юлии Ирниденко стало хуже. Пока в милиции разбираются, кто из друзей обливал самогоном и поджигал школьницу, врачи продолжают бороться за жизнь девочки. Как сообщила «Вестям» вице-губернатор по гуманитарным вопросам Светлана Горбунова-Рубан, состояние Юлии ухудшилось. «У нее пошла вторая стадия ожоговой болезни. Продукты распада, которые образовались от ожоговой ткани, начали всасываться. Состояние очень тяжелое, — рассказала вице-мэр. — Ситуация непредсказуема».

В доме на Одесской, где случилась трагедия в ночь с 10-го на 11 мая, до сих пор не могут поверить в случившееся. В квартирах друзей детства — Павла Губина и Сергея Синсиневича — родители как могут отстаивают правоту своих детей и помогают спасать жизнь Юли всеми доступными способами: первая семья сдает кровь, вторая — покупает лекарства. Этот случай сделал семьи, которые дружили более 20 лет, врагами.

Павел Губин уже неделю в СИЗО

 «Кто бы ни сел в тюрьму из ребят, ясно, что дружбу эта трагедия убила», — говорят соседи по подъезду. Всю неделю Павел Губин провел в СИЗО, правда, в первый день после задержания каким-то образом удалил свою страницу из соцсетей. Пока его родные не понимают, зачем он взял вину на себя — возможно, пытался спасти друга или на него надавили. Валентина Ивановна, бабушка Павла, в ту ночь была невольным свидетелем трагедии. 

Сергей Синсиневич общаться на тему несчастного случая не хочет

«Паша попал туда уже в пять часов утра, когда Сергей позвонил. А я до этого поднималась в квартиру, чтобы усмирить разгулявшуюся компанию, и видела, как Юля сидела и держала в руках бокал со спиртным, которое поджигал Сергей. Когда все произошло, Павел прибежал домой, этажом ниже, и попросил вызвать скорую. Я зашла в ванную, смотрю, эта девочка лежит там — обнаженная, на правом боку, с мокрыми волосами. Лицо было целое, только кончики волос обожжены. То, что в области живота, груди, я не видела, она была скрючена в позе эмбриона.

Когда я к ней наклонилась, она говорит: «Сеня, мне больно, не трогай меня», — а потом говорит: «Паша, помоги». Павел, а не Сергей, поливал водой Юлю, пытаясь ее потушить, и даже обжег себе из-за этого руку. А Сергей даже «скорую» не хотел вызывать сразу, сначала звонил родителям». Мама Сергея, Елена Синсиневич, от общения вчера отказалась, сославшись на то, что Юле стало хуже и в больнице нужна ее помощь.