15 декабря для всех судебных работников Украины — профессиональный праздник, но с 2012 года — это еще и день страшной расправы над семьей судьи Фрунзенского райсуда Харькова Владимира Трофимова. В этот день ровно год назад были жестоко убиты и обезглавлены четверо человек. 400 томов дела, 40 000 опрошенных, около 1000 экспертиз.... Но расследование зашло в тупик — к страшной годовщине в милиции отказались что-либо комментировать: не найдены ни головы убитых, ни возможные подозреваемые.

А вот приемному сыну судьи Валерию Завершинскому накануне страшной годовщины есть о чем сказать. По словам Валерия, он написал обращение к президенту, генпрокурору, министру внутренних дел и уполномоченному ВР по правам человека, в котором заявил о грубых нарушениях, допущенных правоохранительными органами, и попросил поменять всю следственную группу.

Полный текст заявления читайте здесь

С ЦЫГАНАМИ И ИНКАССАТОРАМИ НЕ "СКЛЕИЛИ"

Убийство семьи Владимира Трофимова потрясло всю Украину дерзостью и, как потом выяснится, профессионализмом. Четыре обезглавленных человека (судью, его жену, сына Сергея и невестку Машу) в квартире на Московском проспекте обнаружил приемный сын Трофимова ранним утром в субботу 15 декабря 2012 года. Впоследствии выяснится, что преступник был не один, семью Трофимова убивали из автоматического оружия, а потом отрезали головы, упаковали их в мусорные пакеты и растворились в полуторамиллионном Харькове. Все остальные вопросы остались без ответов: кто, зачем и с каким умыслом это сделал.

Никакая из главных версий — убийство из-за профессиональной деятельности (Трофимов много лет был председателем Фрунзенского райсуда, но в последние годы был простым судьей, причем всегда отличался честностью), убийство из-за коллекции монет (по разным оценкам, ее стоимость может доходить до $10 млн) или личная месть — не стала доминирующей. Как нам стало известно из источника в правоохранительных органах, в ноябре отрабатывалась даже связь последнего расстрела инкассаторов и резни в доме Трофимовых.

«Каким-то образом пытались связать сотрудницу обменного пункта, у которой судья якобы менял деньги, и убийство инкассаторов. Оказывается, эта женщина встречалась с одним из погибших. Но эта версия, конечно, не склеилась», — рассказал наш источник. В разработку попадали даже цыгане, которые проживают в пристройке у дома судьи: их неоднократно допрашивали и по сей день вызывают в следственное управление.

ПРИЕМНОГО СЫНА ТОЖЕ ПОДОЗРЕВАЛИ

Шансы найти убийц своей семьи спустя год приравнивают к нулю и Валерий и мать Владимира Трофимова — Вероника Константиновна. Следствие лишь недавно вернуло им ключи от квартиры, где произошла расправа.

«Коллекция (или та ее часть, которая не была украдена) все еще остается на экспертизах. Ни полной описи изъятого, ни описи украденного за целый год нам так и не предоставили, — хотя мы с бабушкой, как потерпевшие, имели право получить эту информацию. Сразу после убийства с 15 по 22 декабря ежедневно, без какой-либо санкции судьи, в квартире находились не менее трех человек из милиции — изымали имущество для экспертизы. Но ни меня, ни бабушку, ни нашего адвоката так и не вызвали для того, чтобы установить, что именно было украдено. Меня привели в квартиру только 22 декабря. Квартира была перевернута вверх дном. Полный перечень пропавшего я назвать не мог, но на многое указал. Однако дело до сих пор возбуждено только по факту убийства. Указанное мной пропавшее имущество не занесено в протоколы как изъятое», — перечисляет свои претензии к следствию Завершинский.

Весь этот год родные судьи надеялись, что следствие сдвинется с мертвой точки и терпели подозрения в свой адрес. Ведь изначально правоохранители отрабатывали и долговую версию: у Валерия был крупный долг. «Внезапно мне начали звонить мои кредиторы и говорить о том, что к ним домой приходят с обысками, вызывают на допросы, заставляют писать заявления в отношении меня по факту мошенничества. Я считаю, что перечисленные действия не что иное, как совершение преступления следователями», — говорит Валерий.

В КВАРТИРЕ - ПОГРОМ

Претензии к милиции на этом не заканчиваются: Валерий показывает фото, на которых видно, что после проведения следственных действий квартира как после погрома. Отбитая плитка на стенах, перевернутая мебель во всех комнатах, пустые бутылки из-под алкоголя на столе (ни в одном из протоколов этой тары не было, значит, ее оставили позже), сброшенная в мешки одежда. Все, что было мало-мальски ценного в недорогой квартире судьи с более чем скромной обстановкой, вывезено. На стенах остались только картинки, в куче мусора — пустые футляры от ручек Parker (их в описи изъятого имущества тоже нет). Не осталось в квартире ничего, что могло напоминать и о главном увлечении всей жизни ее хозяина — коллекции монет, орденов, значков.

Валерий Завершинский также обнаружил, что ни в протоколах изъятий, ни в квартире, нет очень редкого 5-томника «Истории государства Российского" начала XX  века к 300-летию дома Романовых, бронзовой статуэтки, коллекции монет античности, несколько фарфоровых стауэток и, конечно, самого ценного - полной коллекции монет Российской империи. «Исчезли и все деньги. По версии следствия, деньги убийцы не брали, но в то же время получается, что в доме накануне юбилея Сережи (16 декабря исполнилось бы 30 лет) и в профессиональный праздник отца денег не было даже на проезд. С учетом вышеизложенного, получается, что нынешняя судебная власть настолько не защищена, что среди белого дня можно убить всю семью судьи и окажется, что следствие не только не станет тратить все силы на раскрытие преступления, а проведет его так, чтобы уничтожить хоть какие-то существующие следы», — говорит Валерий. Мы попытались выяснить в УВД отношение к обвинениям, но там четко дали понять: по любому поводу, связанному с делом судьи Трофимова, — никаких комментариев.

ПРОСИТ ОТВОДА

Главная просьба к президенту у Завершинского — заменить харьковскую следственную группу на специалистов из Киева, и даже более того — всю верхушку УВД отстранить от расследования этого дела на основании возможной личной заинтересованности. «С начальником следственного управления Николаем Фоменко отец лично знакомил меня в своем кабинете, но он почему-то отрицает этот факт. Почему он это скрывает? Начальник уголовного розыска Сергей Торопов и начальник криминальной милиции Игорь Сенчук возглавляли в разные годы Фрунзенский райотдел, в этом же районе отец был главой райсуда. Визитка Сенчука была найдена в кармане пиджака отца — это есть в материалах дела. Я прошу привлечь к следствию никак ранее не связанных с отцом лиц, а всей харьковской милиции заявляю отвод».