"Вести" пообщались с главным Дедом Морозом Харькова, заслуженным артистом Украины, актером театра Шевченко Евгением Плаксиным.

- Евгений Фролович, когда впервые примерили дедморозовский костюм?

— У меня есть фотография с 1953-го на 1954 год, где я уже в костюме Деда Мороза. После этого не было ни единого раза, когда я в Новый год был без него, все 60 лет! Недавно я подсчитал, сколько детей поздравил, получилось около двух миллионов. Иногда удавалось поздравить и 50 тысяч ребят за год. В этом году вновь надену костюм. Я и сейчас в нем. Я больше люблю поздравлять детей, которые верят в чудо. Хотя я и взрослых людей поздравляю иногда — и вижу, как у них горят глаза. Чем больше человек верит в сказку, тем дольше он остается молодым.

— Помните свой самый горячий Новый год?

— Ой, это было в прямом смысле слова. Я играл Деда Мороза летом. В июле было +35. Было такое чувство, что я находился в парной. Тогда завод ХТЗ выпустил миллионный трактор, и, чтобы это отпраздновать, пригласили Деда Мороза. Это было в 1970 году. Самый холодный, не помню, какой это был год, но происходило все в парке Горького, где тогда была главная елка. На улице было -25, как сейчас помню: от мороза сосны трещали. Мы со Снегурочкой переодевались в помещении старого тира, дырки в стенах были заткнуты ватой, зуб на зуб у нас не попадал. Мы переоделись, а людей в парке нет. И тут кто-то кричит: секретарь горкома партии с проверкой приехал! Мы вылетели на улицу, Снегурочка надела поверх костюма каракулевую шубу, стали вокруг себя детей собирать, нашли человека 3–4, а партийщик к нам так и не дошел.

— Какие еще необычные новогодние приключения бывали?

— Самое раннее: я поздравлял метрополитеновцев накануне пуска первой ветки Харьковского метрополитена в 1975 году. Дело было около 5:30 утра. Так что можно сказать, что я был первым пассажиром нашей подземки. Кстати, именно в новогоднюю ночь есть только один час, когда я не работал Дедом Морозом или ведущим, — с 05:00 до 06:00. В это время никакая публика уже не выдерживает. Самая высокопоставленная елка у меня была в 1970 году: я вел концерт в честь того, что Леонид Брежнев наградил Харьков орденом Ленина. У меня до сих пор хранится программка, фотография Леонида Ильича.

— Не хотелось отдохнуть от елок-хороводов?

— Вы знаете, когда я служил в Будапеште, мне исполнилось 27 лет. Думал, что там отдохну от привычной роли, но слухами земля полнится: сослуживцы узнали, что я — Дед Мороз. В итоге меня пригласили провести две елки: для детей гарнизона и командования Южной группы войск. Там был весь генералитет. Я никогда не забуду, как все было организовано: аппараты светящихся красок, призы для всех. А была еще самая курьезная елка в жизни: не помню, какой был год, но главная елка все еще находилась в парке Горького. Я опаздывал, и мне от того места, где останавливался троллейбус №2, приходилось сокращать путь через лес. Помню, я лечу как угорелый, и тут слышу — за мной гонятся, это были два милиционера и три дружинника! А я такой человек, что, когда меня без оснований в чем-то обвиняют, я начинаю ругаться. Пришлось открыть чемодан, а закрывали его милиционеры — там очень плотно были набиты мои костюмы.

— Не хотите мемуары о жизни Деда Мороза написать?

— Подумываю написать книжку, уже название придумал даже — «Загадка Бермудского треугольника Деда Мороза». Раньше я за день мог сыграть четыре елки в академии Говорова, две — во Дворце пионеров, и одну — в парке Горького. Если посмотреть на карту города, эти места образуют треугольник. Как мне удавалось сыграть семь елок за день, сейчас уже не понимаю. Но именно это количество я считаю максимумом того, что может сделать артист. Если мне кто-то скажет, что сделал восемь, я отвечу, что это брак.

— А сколько же за это время у вас внучек было?

— У меня их было 513! Помню первую свою Снегурочку, ей уже за 70 лет.

— Два года главная городская елка остается без вас. Не видите кого-то подходящего на роль преемника?

— Пока такого не вижу. Дед Мороз — это не только внешность, это умение петь, танцевать, вести. Пока свой волшебный посох, который я уже 42 года усовершенствую, передать некому. Некоторые даже не могут нормально наложить грим. Кстати, я делаю одинаковый грим уже 52 года, мне его подсказала пятилетняя девочка, и с тех пор он не меняется.

— Что пожелаете харьковчанам в Новый год?

— Вся наша жизнь — как зебра, пестрая лошадка, но, оглянувшись мельком, мы лишь вздохнем украдкой, как много в ней бывает черной полосы, но все стучат несмело бессонные часы, галопом мчится время, уздечкою звеня, пусть превратится зебра в прекрасного коня, пусть белый конь помчит нас в неведомую даль и навсегда исчезнут ненастье и печаль!». Я желаю, чтобы побольше было радости, счастья, свет, радость, чтобы дорогие харьковчане утром съедали больше солнечных зайчиков по утрам! Веры в новый год, надежды в новый год и любви в новом году!