Семнадцатилетнюю школьницу Юлю Ирнидеко, за жизнь которой боролись врачи и сотни харьковчан на протяжении десяти дней, вчера предали земле. Девушку провожали в последний путь родные, близкие, друзья и родители тех парней, в компании которых произошла трагедия.  Напомним, страшная история случилась в Харькове в ночь с 10 на 11 мая.  

В квартире многоэтажки на Одесской, воспользовавшись отсутствием родителей, парень собрал компанию и пригласил знакомую девушку.  Восстановить картину произошедшего уже две недели пытаются восстановить сотрудники правоохранительных органов. Ясно только одно,  что девушку облили самогоном, а потом подожгли. В результате у школьницы оказалось 90 % ожогов тела, больше недели специалисты ожогового центра боролись за жизнь, но в полдень вторника Юля умерла от ожоговой болезни второй степени.

СВЕТЛЫЕ РОЗЫ Вчера с утра возле общежития на проспекте Героев Сталинграда, где жила Юлина мама с 4 детьми, собралось много молодежи - одноклассников и друзей Юли. Прощания у дома не было - все сразу поехали на Безлюдовское кладбище, где сразу после отпевания Юлю предали земле. В последний путь девушку провожали в  наряде невесты. Лицо девушки, несмотря на то, что тело было полностью сожжено, осталось красивым. Похороны тяжело дались родственникам Юле – ее сестре несколько раз становилось плохо, мама плакала и говорила с дочерью: «Моя деточка, я тебя каждый день с работы буду ждать».

Среди провожавших Юлю в последний путь был и хозяин квартиры, Сергей Синсиневич с большим букетом светлых роз. Парень пытался затеряться в похоронной процессии, слез на его лице не было, как, впрочем, и каких-то эмоций. Его родители стояли в стороне, как и мама другого парня, который пока остается единственным обвиняемм в деле - Павла Губина.

Елена Губина не подошла к могиле, когда прощались близкие и родные, но расплакалась над холмиком, едва все ушли. Она продолжала и вчера доказывать, что ее сын не виновен. Друзья девушки, держа друг друга за руки, постоянно плакали. Евгений Виндюк, который любил Юлю и продолжал бороться за нее при жизни, вчера скорбил больше остальных.  Он не мог сдержать слов и говорить, а в Соцсетях написал: «Вчера ты ушла и стало в душе моей меньше места. Ночью было удивительное зрелище... Небо плакало по тебе. Не знаю как по всему городу, но половину я проехал и дождь был на твоем районе и не только. И я не смог слез сдержать. И не смогу. Мне больно. Ты вечно будешь в моем сердце. Только моя Аврилка....мы так и не выпили «Бейлис».

Страницу Юли в соцсетях заблокировали сразу после ее смерти по просьбе друзей: по непонятным причинам смерть девушки вызвала неадекватную реакцию молодежи и вместо сочувствия и сострадания они писали откровенные гадости.

ПРОВЕРЯЛИ ПСИХИКУ Много вопросов о произошедшем осталось у следователей УМВД. До сих пор непонятно, какие у Павла были мотивы совершить такой чудовищный поступок. По словам его родных, в ту ночь Павел видел девушку впервые в жизни. Выпил гораздо меньше остальных, буквально пару рюмок, потому что пришел намного позже.   Елена Губина вспоминает: утром после трагедии сын успел сказать ей, что ни в чем не виноват и произошла трагическая случайность.

«Павел не мог этого сделать. Он адекватный парень, раньше работал инкассатором, носил оружие, его по работе не один раз проверяли психическое здоровье», - уверяет она. Случайность не допускают в милииции. Речи о том, что девушку случайно облили самогоном или она сама могла опрокинуть на себя бокал с огненной жидкостью, не идет. Хотя степень опьянения Юли, Сергея и Павла еще не выяснили. Как рассказали близкие Сергея Синсиневича, в ванной, куда павел и Юля зашли вместе, между ними возникла перепалка, после чего Юля не то дала пощеину Губину, не то ударила. Павел вроде бы не сдержался, вплеснул на девушку самогон и чиркнул зажигалкой. Прокурор Харькова Евгений Попович утверждает: у правоохранителей нет никаких оснований подозревать кого-то другого, кроме Павла.

«Одному из участников посиделки официально сообщено о подозрении в этом преступлении и у следствия есть достаточно оснований для этого», - сказал вчера «Вестям» Евгений Попович.  Сергей Синсиневич после проведения следственных экспериментов остается в качестве свидетеля.