Семнадцатилетний харьковский студент Паша Иткин лучше всех харьковчан знает родной город с высоты птичьего полета. За несколько лет увлечения руфингом (от английского «roof» — крыша, незаконное проникновение на крыши высотных строений) в Харькове не осталось высоток и небоскребов, где бы он не побывал. Без страховки и страха, но с фотаппаратом за плечами парень проникает на охраняемые объекты ради очередной порции адреналина и фото. Покорив высоту в 330 метров, Павел понял: вершин для него больше нет.
Вопрос, почему люди не летают, как птицы, Павел Иткин никогда себе не задавал. В детстве, когда мальчишке купили бинокль, ходил по улицам и рассматривал крыши высоток. «Когда покорил первую крышу, мне было четырнадцать. Потом пошел на другие высотки. С друзьями изучил все стройки в центре, — вспоминает Павел.  – Помню, однажды мы поднялись на башню пентхауса в центре. Выбежал жилец, начал стрелять из газового пистолета, вызвал милицию. После этого я немного прекратил свое хобби».
Прожить без экстрима парень смог несколько месяцев. С августа 2011-го, когда  появился первый фотоаппарат, он покорил около двухсот крыш во многих городах Украины. «В Харькове мне уже негде лазить, потому что я на всех крышах был раза по три-четыре. Когда красивый закат, я уже не знаю, куда податься», говорит крышелаз. Сложные схемы проникновения в здание — главный секрет успеха руфера. Дабы не подвергать риску своих возможных последователей, обо всех навыках парень не говорит, но вкратце руководство по проникновению выглядит так: если из высотки прогоняет охранник, забираются через паркинг или балкон второго этажа – в этом пригодятся малейшие навыки как горного альпинизма, так и руфинга. Кроме того, приходится пользоваться техникой взломщиков, когда двери технических этажей закрыты. «Большого вреда мы не приносим. Проникаем нелегально, иначе никак. Потому что, если ты попросишь охранника или жильца – они обычно посылают подальше. Не знаю, откуда эта ненависть».
Прошлый год стал для Павла переломным: он побывал на всех недоступных точках, о которых мечтал,  – взошел на ТЭЦ-5 в Дергачевском районе, побывал на главной башне университета Каразина, на крыше его Северного корпуса. «Я составил себе список стоящих крыш, но он уже закончился. К примеру, на ул. 23 Августа есть скопление высоток – «Триумф», светлый дом и самый высокий дом в Харькове. Там 28 этажей, высота 103 метра. Я на всех этих крышах был раз по пять. Единственные места, где пока не был, – телевышка Госпрома и телевышка на Павловом Поле. Туда трудно попасть, там излучение, нужно узнать, когда у них профилактика, и ждать ее. А на самой крыше Госпрома я был».
Главное достижение Иткина — вышка Теплоцентрали под Харьковом. О башне он грезил, но умом понимал:  ТЭЦ-5 выше  Эйфелевой башне в Париже – 330 метров, к тому же это объект с наивысшей степенью системы безопасности. Вместе с другом руфер на месте убедился, что под внешней лестницей, по которой нужно начинать восхождение,  стоит датчик движения, как только он загорается, сигнал получает охрана.
«Но мы подметили, что есть проход мимо охраны. Перелезли через забор, тогда еще не было колючей проволоки, подбежали к трубе и через пару минут уже были на лестнице. Забирались наверх два с половиной часа, делали передышки на каждом пролете. Вылезли уже к вечеру, все грязные до невозможности».
Больше эту высоту не покорил никто из Украины, теперь это невозможно: после восхождения Иткина охрану усилили, объект обнесли колючей проволокой, а самого Иткина вызвали в деканат. «У декана меня ждал начальник службы безопасности ТЭЦ-5. Он спросил, зачем я залез, и попросил удалить все фото из интернета. Но снимки уже разошлись по Сети». 
Когда Харьков был покорен, парень отправился в Одессу (взобрался на Оперный театр, о чем осталась сводка в милиции) и Киев, где залез на 50-этажку. Все фотоотчеты руфера можно легко найти в соцсетях. «Бывают обидные случаи – кондитерская фабрика скачала из интернета мои фото и напечатала на обложке шоколада к Евро-2012. Они попросту их украли».