Украина в 27-й раз вспоминала страшную аварию на Чернобыльской АЭС, которая произошла в 1986 году. Однако мало кто знает, что еще за 13 лет до этой техногенной катастрофы на территории Украины прогремел первый в ее истории ядерный взрыв. Более того, произошло это на территории Красноградского района Харьковской области. Сегодня на это место хотят возить экскурсии, а 30 лет назад местных жителей эвакуировали.

Ядерная история Харьковской области началась в 1970 году, когда на территории Красноградского района было обнаружено газовое месторождение. По примерным подсчетам, его потенциал оценивался в 300 миллиардов кубометров (для сравнения: в 2011 году Украина импортировала из России «всего» 40 миллиардов «кубов»). Уже на следующий год посреди поля выросли 17 буровых вышек, но 17 июля произошло ЧП: газ воспламенился еще до того, как бур достиг нужной отметки, из-за чего на поверхность вырвался огненный столб. В одно мгновение на месте погибли два инженера, которые находились рядом: их подбросило в воздух, как перышки. Встал вопрос, как ликвидировать утечку. Тогда в Москве приняли решение поджечь газ, но это оказалось напрасным: над местом ЧП вместо струи газа заполыхал огненный столб высотой 200 метров.

О взрыве напоминает табличка в чистом поле

«Забросать его бетонными плитами также не удалось — они вылетали, как из пушки, — вспоминает Леонид Черногор, доктор физико-математических наук ХНУ имени Каразина и уроженец тех мест. — Тогда и было решено вырыть по соседству с буровой новую шахту и произвести там подземный ядерный взрыв, который должен был закупорить поток газа. 12-е управление Минобороны разработало план, похожим образом раньше тушили скважину в Узбекистане. Мощность заряда составила три килотонны, это в четыре раза меньше, чем было сброшено на Хиросиму». Поговаривают, что добро на проведение операции, получившей название «Факел», давал лично Леонид Брежнев. Это был 12-й по счету ядерный взрыв в истории СССР, примененный во благо людей.

Перед взрывом 450 жителей ближайшего села Первомайское эвакуировали, а саму скважину оцепили тройным кольцом: внешнее составляли сотрудники милиции, среднее — сотрудники КГБ, а внутреннее — бойцы 12-го управления. Наконец, в 10 утра 10 июля 1972 года прогремел взрыв.

«Земля вздрогнула, ближайшие к эпицентру взрыва дома покрылись трещинами и покосились. Людям приказали лечь или сесть — в противном случае можно было получить перелом позвоночника, — вспоминает Черногор. — На несколько секунд факел погас, но затем взмылся еще выше». Ученый говорит: с газом в воздух были выброшены радиоактивные вещества, которые вместе с попутным ветром дошли до Западной Европы. «Досталось» и нашим землям: несколько лет выпадали кислотные дожди, а жители не могли понять, почему нет урожая огурцов, крестьян ведь ни о чем не предупредили, — говорит Черногор. — Зато в тот же день украинскому партийному руководству позвонили из Москвы и сказали не есть местные овощи, их стали привозить из столицы».

А всех местных жителей в тот день вернули в дома, замеры радиационного фона никто никогда здесь не делал. Через несколько лет после взрыва Леонид Черногор решил проверить расчеты ученых, которые были задействованы в операции «Факел», — они оказались верны. А вот попытка написать об операции во внутренний журнал «Вестник Генштаба» пресек некий подполковник КГБ. «Мне тогда посоветовали забыть о долге ученого — я и забыл, — вспоминает Черногор. — Хотя это даже неудачей назвать нельзя. Просто так получилось. По словам ученого, сейчас радиационный фон на месте взрыва абсолютно нормальный, период распада у подобных бомб составляет дни, в крайнем случае — недели. «Много писали о том, что жители после взрыва стали болеть. Но на самом деле болеть они начали еще до взрыва, — говорит Черногор. — Огненный столб был источником инфразвука мощностью сотни мегаватт. Его нельзя было услышать, но люди в буквальном смысле сходили с ума».

Окончательно утечку газа остановили через год после взрыва, действовали по старинке — раскапывали скважину по периметру. Вряд ли кто-то из очевидцев операции «Факел» мог предположить, что через 40 лет к месту взрыва… будут водить экскурсии. «Представляете экскурсию в места ядерного взрыва с выдачей сертификата? Конкуренцию нам в этом может составить только Чернобыль!» — предложил доцент Харьковского института госуправления Олег Кулинич.

Раньше не знали, а теперь забыли

В самом селе туристам были бы рады: более ста дворов находятся на отшибе, сами в поле смотреть на табличку люди не ходят. Но, что показывать харьковчанам, толком сказать не могут, ведь никаких следов ЧП нет. «Мне тогда 15 лет было, никто ничего не знал толком, даже родители. Знали только, что будут тушить пламя. Немного тряхонуло, было похоже на небольшое землетрясение. У нас появились трещины в доме, у бабушки крыша обвалилась, у людей трубы попадали. Потом ремонтировали, хотя материалами не помогали. Сейчас следов мирного атома не видно», — рассказала «Вестям» Надежда Дзябура.