Госпром, пожалуй, самый яркий символ Харькова и первое, что приходит на ум при упоминании нашего города. Знаменитый харьковский небоскреб оставил свой след в мировой литературе: о нем писали Иван Багряный, Владимир Маяковский, Олесь Гончар, Анри Барбюс, Максим Горький. В романе Эдуарда Лимонова «Молодой негодяй» герой Лимонова говорит жене, что поджог дом. Жена в ответ спрашивает: «Большой дом? Госпром?». Очевидно, в советские 60-е харьковчанам сложно было даже представить себе дом больше Госпрома.

«Это первое здание в Европе и бывшем СССР, построенное в стиле конструктивизма из монолитного железобетона», - рассказывает директор КП «Госпром» Николай Чехунов. Благодаря личному вмешательству главного чекиста Феликса Дзержинского, первый советский небоскреб, возвели ударными темпами, за два с половиной года. Пять тысяч человек работали без современной техники, руками, тачкой и лопатой и уже в 1928 году здание ввели в эксплуатацию. В музее Госпрома до сих пор хранится двуручная пила, которой пилили дрова в те времена, в подвале здания есть тачка, на которой в то время возили песок.

«Все дверные ручки в здании были медные. Считалось, что медь лучше других металлов убивает микробы», - рассказала заведующая корпусом Дина Глухова. Сейчас несколько таких ручек хранится в музее здания, рядом с пилой и обрывком электрического кабеля. Ручки, пила, тачка и старые фотографии – вот и все, что удалось выловить из богатейшей истории Госпрома и сделать экспонатами его музея.

В запутанной системе коридоров Госпрома легко заблудиться. «Пару лет назад у нас заблудилась группа туристов. Ушли и потерялись в коридорах. Их нашли и вывели наши сотрудники, сами могли бы и не найти дорогу», - рассказывает Дина Глухова.

Мало было построить такое огромное здание, нужно было еще как-то отапливать его с наступлением холодов. В первые годы эту проблему решали 13 котлов в подвале. Сейчас остался только один котел, который давно не используется. Мы спустились в подвал вместе с начальником службы эксплуатации и ремонта сетей Игорем Коленовым. «Котлы были сделаны на Луганском вагоностроительном заводе, - рассказывает он - В сутки на отопление Госпрома уходил вагон угля, 60 тыс. тонн. Уголь доставляли по рельсам узкоколейки на специальных вагончиках». Позже, в 1960-70-е гг. Госпром был подключен к общей системе теплоснабжение и необходимость в котлах отпала. Впрочем, большинство из них были демонтированы только в 90-е годы.

Еще одна особенность Госпрома, благодаря которой это здание не спутаешь ни с каким другим – его старинные лифты. И хотя таких лифтов осталось только два (в остальных кабины заменили на новые) – в шестом и четвертом подъездах, в Госпроме работает 18 лифтеров, а в лифтах даже есть старые телефоны с проводом и трубкой. В таком лифте чувствуешь себя в другом времени. «В лифтах постоянно фотографируются иностранцы, которые приезжают в Харьков» – говорит Дина Глухова. А девушки, которые давно работают в одном из офисов Госпрома, рассказывают, что во время Евро -2012 голландские болельщики даже спрашивали, сколько стоит сфотографироваться в лифте, думали, что лифт – это экспонат какого-то музея.

Вполне возможно, что последние старые лифты скоро заменят на новые. По словам Николая Чехунова, нужных Госпрому лифтовых кабин не делают ни в Харькове, ни даже в Украине. Скорее всего, придется заказывать новый лифт в Германии или Японии, все будет зависеть от финансовых возможностей. «Этот лифт должен быть по индивидуальному заказу с кабиной из красного дерева, это стоит недешево. Нужен лифт, который сможет выдерживать за раз 10-12 человек и работать и нужной интенсивностью», - Говорит Николай Чехунов.

В Харьковском Госпроме снимали как минимум два фильма – биографическую драму о жизни Льва Ландау «Дау» (съемки еще не завершены) и исторический остросюжетный фильм украинского режиссера Олеся Санина «Поводырь» о расстрелянных бандуристах, которые приехали на фестиваль в Харьков. По словам Николая Чехунова съемочная группа фильма «Дау» хотела снимать на крыше Госпрома, но директор их туда не пустил. «Там мягкая кровля, они могли ее повредить. Я им сказал, делайте какие-то конструкции, чтоб не ходить по крыше, тогда можете снимать», - рассказал Николай Чехунов. А в седьмом подъезде Госпрома для съемок «Дау» оборудовали комнату в интерьере 1930 –х гг., в которой по сюжету жил знаменитый физик.

Что касается фильма «Поводырь», то его снимали перед Госпромом и на шестом этаже четвертого подъезда. «Здесь до ремонта был такой полуовальный тоннель. По ночам жутковато ходить, особенно когда свет выключен. Здесь и снимали этот фильм ужасов», - рассказала дежурная по подъезду Нина Свидло.