Сын харьковского судьи Владимира Трофимова спустя полгода после страшного убийства боится, что правоохранительные органы не раскроют убийство. Как уже сообщали «Вести», 15 июня исполнилось ровно полгода с момента страшной расправы над судьей Владимиром Трофимовым и его семьей — женой, сыном и невесткой. Всех четверых убили, а потом обезглавили в их квартире на Московском проспекте. Спустя шесть месяцев у следствия нет ни единого подозреваемого по делу, головы так и не найдены.

Валерий Завершинский молчал все эти долгие месяцы расследования самого жестокого убийства, которое произошло в Харькове. Говорит, ждал, что правоохранители к этому времени отыщут преступников. Но вместо этого стал получать звонки от знакомых о том, что его хотят сделать подозреваемым. «Сейчас хотят расправиться со мной. В УБОПе мне прямо сказали, что отдано указание меня «закрыть» по любому поводу , «неделя – две и ты в СИЗО по статье с конфискацией». В Следственном управлении обзванивают мои контакты и представляют меня единственным подозреваемым, просят знакомых написать на меня заявления, устраивают обыски. Недавно следователи у меня спросили — не склонен ли я к суициду? Заявляю на всю страну: «Я не убивал свою семью! Я не склонен к суициду! Я хочу найти убийц», — написал в соцсетях Валерий Завершинский.

Официально правоохранители не говорят о ходе следствия, ограничиваясь лишь громкими фразами «дело чести», «работали профессионалы» и т. д. Сейчас у следствия осталось 2 версии убийства - убийство из-за профессиональной деятельности (Трофимов был не просто судьей Фрунзенского суда, но и много лет по совместительству — судьей спецсуда, который дает разрешения на негласные следственные действия, в том числе прослушивание чиновников) и  коллекция, одна из лучших на просторах бывшего СССР (несколько десятков лет коллекционировал ордена, монеты, фарфор и серебро). Как нам рассказал Валерий Завершинский, коллекция отца действительно была очень солидной, но она не могла стать поводом для убийства, а вот его профессия — да. «Отец был принципиальным судьей, его никто до сих пор не смог упрекнуть в предвзятом решении или решении за взятку, но никто почему-то не рассматривает убийство с точки зрения его работы в спецсуде, это даже не вносится в протоколы. Боюсь, что преступление никогда не раскроют», — говорит пасынок.

Коллекция судьи, которая могла дать форы всем в Украине и многим в России, по словам родных, берет свои корни еще с детства Владимира Трофимова: вначале он собирал марки, потом начал монеты, а впоследствии ему повезло купить за деньги, вырученные бабушкой за продажу дома в Донецкой области,  коллекцию у харьковского нумизмата Фаворова. Всю жизнь судья занимался коллекционировал, а не занимался собирательством, говорят родые: прилично зрабатывал на купле-продаже старины. Какова сейчас судьба коллекции, неизвестно: в следственном управлении ни разу не дали ознакомиться с описью изъятых в день убийства ценностей ни матери судьи Трофимова (она единственная кровная родственница), ни его пасынку. Валерий Завершинский, кстати, тоже помогал отцу собирать коллекцию и сам увлекся этим, но его успехи были куда менее значимые, а во время кризиса 2008 года он вообще крупно прогорел: взял займ у друзей и знакомых порядка 200 000 долларов, но продать купленное не смог. Долг Завершинского — козырь правоохранителей. Как нам рассказал источник, приближенный к органам, когда отрабатывалась возможная причастность пасынка, правоохранители основывались на том, что он — единственный родственник, оставшийся в живых, наследник, сам занимался монетами, и у него были финансовые затруднения.

Пока Валерий Завершинский проходит по делу только как пострадавший, но войти в квартиру родителей он не может, равно как и получить коллекцию (или ее остатки) у сотрудников МВД. «На все запросы о сделанной в день убийства описи коллекции нам просто не отвечают, равно как и о том, на каком основании забрали всю связку ключей от квартиры и почему нам туда нельзя войти», — говорит Завершинский.

ПИШУТ СУДЬИ ВСЕЙ УКРАИНЫ

В пятницу, 21 июня, не смогли промолчать и судьи всей Украины по поводу расследования, а точнее — отсутствия его итогов. На своем заседании Совет судей Украины принял решение обратиться к Генеральному прокурору Украины Виктору Пшонке с просьбой взять под личный контроль состояние досудебного расследования уголовного дела об убийстве судьи Фрунзенского районного суда Владимира Трофимова и трех членов его семьи.

«Резонансность и дерзость этого события, которое произошло в День работников суда, заставила прибыть на место преступления глав Генпрокуратуры и МВД. Киевский районный суд и Апелляционный суд Харьковской области дали правоохранителям более 1000 санкций и разрешений на проведение следственных действий. На сегодня материалы дела насчитывают 400 томов, проведены сотни экспертиз. Но из-за непрофессиональных действий правоохранителей преступление остается нераскрытым. Заверения правоохранителей о перспективе завершения расследования кажутся сомнительными», написали в своем обращении судьи под председательством главы Совета судей Василия Онопенко».