В Харькове проводили в последний путь альпинистов, погибших в Пакистане более недели назад. Проститься с Игорем Свергуном, Бадави Кашаевым и Дмитрием Коняевым пришли сотни людей. Желающие отдать дань уважения покорителям вершин стояли в очереди. Напомним, трагедия с харьковскими альпинистами произошла в субботу, 23 июня, в палаточном лагере у подножия горы Нанга Парбат. Около 10 вооруженных человек в форме пограничников Пакистана вывели из палаток и расстреляли в упор иностранных туристов. Были убиты три украинца, двое словаков, два гражданина КНР, один непалец, гражданин Литвы и американец.

ДАЛЕКО УЕХАЛ

Надежда у родных теплилась до последнего. До сих пор в семьях об отцах не говорят в прошедшем времени. «Мы с сыном договорились, что папа просто далеко и надолго уехал. Говорить о нем в прошедшем времени я не хочу», — сказала жена Игоря Свергуна Тамара. Именно горы познакомили ее с мужем, но позднее он из-за боязни потерять ее запретил заниматься альпинизмом. «Я как-то ушла в горы без него. Игорь приехал за мной, собрал мои вещи, посадил в автобус и сказал «Горы для тебя закончились». Он очень за меня волновался», вспоминает Тамара Свергун.

Прощание с альпинистами длилось около трех часов. В ДК Милиции на Совнаркомовской зал, где проходила панихида, не смог вместить всех, желающих проститься. Жены убитых альпинистов постоянно находились рядом со своими мужчинами, которых они проводили в горы в первых числах июня и надеялись увидеть на родине в середине июля. По страшному стечению обстоятельств, встретили они их в цинковых гробах — в ночь с пятницы на субботу пакистанский борт приземлился в аэропорту Харькова.

ПЛАКАЛИ МУЖЧИНЫ

Вчера панихида проходила при закрытых гробах. «Я хотел убедиться в том, что это именно мой отец и никакой ошибки здесь нет. Но в Пакистане тела хранились в ненадлежащих условиях, и харьковские специалисты-судмедэксперты посоветовали мне не открывать гроб», — рассказал сын Бадави Кашаева — Артур. До полудня на Совнаркомовскую продолжали прибывать люди с цветами. Матери и жены альпинистов все время плакали. Даже мужчины, закаленные горными восхождениями, не сдерживали слез. «Трудно говорить о ребятах в прошедшем времени, — сказал альпинист Сергей Бершов, у которого последние 23 года Игорь Свергун был напарником. — В горах мы умеем уходить от лавин, камнепадов, но не от фашистских действий, а назвать их по-другому нельзя. На наше горе откликнулся весь альпинистский мир. Ушли настоящие спортсмены, граждане Харькова, отцы, мужья». Глава харьковского альпклуба Геннадий Копейка, провожая в последний путь своих друзей, вспомнил, что перед поездкой в Пакистан он дал Игорю Свергуну флаг Харькова, чтобы тот занес его на вершину. Вчера он пообещал, что этот стяг еще не раз будет водружен на другие вершины мира в память о трех альпинистах.

После полудня траурная процессия направилась к 13-му городскому кладбищу на Пушкинской. Похоронили альпинистов, которые мечтали в связке покорить Нангу-Парбат, рядом.

Игорь Свергун

Сергей Бершов, напарник:

«В 1992 году Свергун вместе с другими альпинистами решил покорить Эверест. На отметке 8400 он остался один, остальные ушли вниз. Игорь решил продолжить восхождение. В лагере решили, что он покорил гору, тогда с трибуны Верховной Рады на всю Украину торжественно объявили, что харьковчанин Свергун взошел на Эверест. А он вернулся и сказал: «Нет, я на главной вершине не был». Джентльмен, Человек с большой буквы». Эверест он покорил дважды.

Бадави Кашаев

Юлия Кийко, альпинистка, подруга: «С Бадави я познакомилась четыре года назад, он для меня был как старший товарищ и помог получить очень большой жизненный опыт. Это был человек с правильными жизненными позициями. Человек, который всегда давал дельные советы и никогда не бросал слов на ветер. Всегда говорил, подумав. Если не знал, что сказать, то всегда выдерживал паузу и только потом отвечал. При этом он был очень порядочным человеком».

Дмитрий Коняев

Александр Заколодний, альпинист, выживший в экспедиции на Нанга-Парбат: «Во время восхождения на Эльбрус был один участок, на котором снега было выше головы, и большая вероятность схождения лавины. Пришлось ехать на канатке. Дима Коняев из-за столь неспортивного стиля предложил не засчитывать восхождение. Тогда я ответил встречным предложением: «Давай ночевать в пещере!». Зря предложил: пришлось рыть ее вручную, и через два часа возле места стоянки нашей группы появилась пещера».

В СЛОВАКИИ - ТРАУР, А В ХАРЬКОВЕ - ДИСКОТЕКА

В Словакии день похорон двух альпинистов стал днем национального траура. В родном городе троих харьковчан отменять назначенные праздники не стали. Так, в парке Горького во второй половине дня проводились массовые гуляния, посвященные Дню молодежи, с шоу-программой, парадом и дискотекой. Почему Харьков не отменил увеселительные мероприятия, неизвестно. Харьковчане в соцсетях возмущались и задавали этот вопрос мэру в Фэйсбуке. «Геннадий Адольфович, почему государство Словакия считает нужным скорбеть по погибшим героям и объявить траур, а город Харьков предпочитает гулять? Почему?!» — спросил пользователь Филипп Дикань. Но ответа до конца дня так и не последовало.