Список погибших в стенах райотделов Харьковской области пополнился еще одним именем. В конце прошлой недели в Изюмском РО умер 36-летний житель Донецкой области. По официальной версии, мужчину, которому требовалась медицинская помощь, в милицию принесли... неизвестные в балаклавах. А вот вдова погибшего уверяет: перед этим ее супруг почти весь день провел в райотделе, а увезли его оттуда люди в камуфляже.

ЧП в Изюмском райотделе произошло в минувшую пятницу. Как сообщает пресс-служба УВД, около 21:00 в помещение зашла группа неизвестных, некоторые из них были одеты в военную форму, на головах — балаклавы. Визитеры бросили мужчину около турникета и ухеали, а сотрудники райотдела вызвали скорую помощь. Однако прибывшим на вызов врачам оставалось только констатировать смерть.

Погибшим оказался 36-летний житель Донецкой области, ранее судимый за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков. «Тело умершего без видимых признаков насильственной смерти направлено в морг, — сухо сообщили в пресс-службе УВД. — На время выяснения всех обстоятельств происшествия четырех работников милиции отстранили от занимаемых должностей».

В тему Под Харьковом милиционеры спасли тонущего рыбака

Как группа неизвестных смогла забрать из райотдела человека, а потом привезти бездыханное тело и беспрепятственно удалиться — остается загадкой. Однако через два дня британский журналист Грэм Филлипс (освещает события на востоке со стороны боевиков ДНР и ЛНР) выложил интервью с вдовой погибшего — Яной Кирошко. По словам женщины, три месяца назад муж отправил ее в Белоруссию (Яна была беременна), а сам остался в Донецке. После рождения ребенка Александр Агафонов (именно так звали погибшего) приехал к супруге, чтобы забрать домой.

14 ноября семья прибыла в Харьков, а оттуда на машине направилась в Донецк. На блокпосту в районе Изюма авто остановили, после чего Агафонова доставили в местный райотдел для проверки данных. По словам женщины, там ее супруга допрашивали, а впоследствии увезли куда-то. Уже вечером за Яной приехали родственники мужа, а на следующее утро она вернулась под РО, где ее ждали шокирующие новости. «Вышел замначальника райотдела и сказал, что Саша больше не вернется, — говорит вдова погибшего. — Я стала перед ним на колени с ребенком на руках и просила отдать мужа».

Через два дня после трагедии на YouTube появилось еще одно видео — из морга. В 40-секундном ролике показано тело с биркой «Агафонов»: у мужчины синие от ран кисти рук, на которых видны следы от проколов, а также ссадины на лице и ногах. По словам Яны Кирошко, у ее мужа был перебит нос, все тело в синяках и кровоподтеках, на шее - следы удушения, а стопы - сплошные гематомы.

Ранее В Харькове произошла попытка покушения на голландского министра

Кроме того, в Сеть попала уточненная милицейская сводка. Из документа следует, что в поле зрения силовиков Агафонов попал не случайно — он подозревался в пособничестве ДНР и ЛНР, на него поступила ориентировка на блокпост. Кроме того, в протоколе написано, что из помещения РО мужчину забрали сотрудник местного управления СБУ и два работника фильтрационного пункта. А привезли назад едва живого дончанина уже пятеро: тот же чекист и четверо неизвестных в балаклавах. «После этого неизвестные завели под руки Агафонова в помещение РО и оставили его там, несмотря на возражения дежурного», — говорится в документе. Источники «Вестей» в правоохранительных органах подтвердили подлинность уточненной сводки.

«ОСОБЫЕ МУЧЕНИЯ»

Во вторник Александра Агафонова похоронили в Донецке, но в деле о его смерти масса темных пятен. «Мы провели проверку и установили, что сотрудники милиции к смерти мужчины непричастны, — рассказала пресс-секретарь облпрокуратуры Вита Дубовик. — По предварительной информации, к происшествию могут иметь отношение военнослужащие, поэтому дело было передано в военную прокуратуру». Там, впрочем, от комментариев отказались. Аналогично поступили и в областном управлении СБУ. Не захотел прояснить обстоятельства и и. о. начальника Изюмского РО Сергей Гут.

И еще одна деталь: несмотря на официальное «отсутствие видимых признаков насильственной смерти», информация о смерти Агафонова была 15 ноября внесена в Единый реестр досудебных расследований по ч. 2 ст. 121 УК Украины. В ней идет речь об «умышленном тяжком телесном повреждении, совершенном способом, имеющим характер особого мучения, которое привело к смерти потерпевшего». Но кто нанес эти увечия, в сводке не сказано. Санкция — до 10 лет лишения свободы.

Кстати СБУ задержала обученных в РФ подозреваемых во взрыве харьковского паба 

Правозащитник Юрий Чумак говорит, что при желании правоохранители могут скрыть следы пребывания человека в райотделе. «В моей практике был случай, когда я обнаружил девушку в обезьяннике одного из райотделов Харькова, при этом ее фамилия не значилась ни в одном из журналов. Тогда дежурный отделался всего лишь выговором. Не факт, что в этот раз кто-то понесет наказание за смерть человека», — говорит Чумак.