Трагедия, унесшая жизни троих харьковских альпинистов в Пакистане, продолжает рвать сердца харьковчан и всех остальных людей из разных уголков мира, которые остались неравнодушны к жестокому убийству наших земляков. Что происходило в последние минуты жизни наших альпинистов смог выяснить американский журнал National Geographic, который нашел единственного выжившего в той резне пакистанца.

Напомним, трагедия с харьковскими альпинистами произошла 23 июня в палаточном лагере у подножия горы Нанга Парбат. От 10 до 12 вооруженных человек в форме сотрудников правоохранительных органов расстреляли туристов. Были убиты три украинца (харьковчане Игорь Свергун, Бадави Кашаев, Дмитрий Коняев), двое словаков, два гражданина КНР, один непалец, гражданин Литвы и американец. На следующий день после похорон на родной земле харьковчан в США вышел номер NG, интервью которого перевело ИА «Медиапорт».

СТРЕЛЯЛИ В СПИНЫ

Пакистанский альпинист Шер Хан был одним из тех, кто 23 июня находился в базовом лагере на горе Нанга-Парбат. Мужчина был в своей палатке, когда услышал шум. Выглянув, он увидел людей в военной форме с автоматами в руках. «С другой стороны лагеря слышалось: «Выходите. Всем выйти. Живей, живей». Это они выгоняли из палаток альпинистов из Китая. «Талибан! Аль-Каида! Сдавайтесь!» — пытались докричаться террористы до иностранцев, — рассказал пакистанец. — Приставив дуло к моей голове, они отвели меня к остальным пленникам, чтобы связать». Собрав всех альпинистов вместе, террористы принялись отбирать у них деньги. А вот рации, спутниковые телефоны и прочую технику местные варвары уничтожили. Шер Хану и двум другим жителям Хунзы удалось убедить талибов отпустить их благодаря вере. Остальным пленникам люди с оружием приказали повернуться спиной. «Я не думал, что они будут стрелять. Я предполагал, что они пришли грабить, — рассказал NG Шер Хан. — Внезапно я услышал звуки выстрелов. Я немного поднял голову и увидел украинского парня, с которым я сидел рядом, когда мы все были связаны. Террористы начали стрелять очередями. Потом главарь, этот глупый и неприятный человек, сказал: «Хватит палить. Остановите стрельбу». И этот сукин сын прошелся между телами, самолично по очереди стреляя в них». Когда бойня закончилась, один из террористов закричал: «Сегодня эти люди отомстили за Усаму бен Ладена!»

Харьковчанин Александр Заколодний, который в момент трагедии находился на высоте 6100 метров (расстреляли ребят на высоте 4800 м), уверен, что все, сказанное пакистанцем, — правда. «Я знаком с Шер Ханом, видел интервью и могу сказать, что никаких противоречий с тем, что знаю и видел, там нет», — говорит харьковчанин.

Последний сбор в гостинице. Перед восхождением на Нарга-Парбат. ​Фото: Михаил Колотушкин

Тем временем семьи альпинистов учатся жить без мужчин. Жены Игоря Свергуна и Дмитрия Коняева очень сблизились за это время, постоянно поддерживают друг друга по телефону и продолжают с детьми говорить об отцах в настоящем времени.

Денежную компенсацию, обещанную пакистанской стороной (речь идет о $15 тыс. за каждого погибшего), в Харькове еще не дождались. «Пока никакой информации нет, — заверила нас секретарь Посольства Пакистана в Украине Наталья. — Если бы какое-то решение было принято, мы бы обязательно получили документы. Когда это произойдет — неизвестно». Вполне возможно, что раньше пакистанской стороны помощь окажут харьковские власти.

Не могут вылететь в Харьков

Во время эвакуации на военную базу, а затем — в Исламабад выжившие альпинисты были вынуждены оставить свое снаряжение на месте трагедии. Ждать его в столице Пакистана остались двое участников — киевляне Владимир Ланько и Михаил Колотушкин. Им удалось вернуть снаряжение, но вылететь в Украину ребята пока что не могут. «В понедельник они полдня просидели в аэропорту, но в итоге их вернули в гостиницу, вчера ситуация в точности повторилась, — говорит Геннадий Копейка. — Они мне писали, что рейс переносится из-за непогоды в Харькове. Самолет, на котором они прилетят, снова предоставила пакистанская сторона. Помимо наших альпинистов и снаряжения он везет в Харьков запчасти для того борта, который в четверг транспортировал в первую столицу выживших и погибших альпинистов, — он сломался и не может взлететь».