«Отставка!» — кричали депутаты во время выступления министра внутренних дел. Причин гнева было две. Первая — недостаточные успехи в расследовании резонансных преступлений. Вторая и главная — нежелание правительства проводить реформы силовых органов. Министр внутренних дел Петр Столыпин заявил в ответ следующее: «Мне говорят, что я должен изменить систему, — я должен ответить на это, что это дело не мое. Согласно понятию здравого правосознания, мне надлежит справедливо и твердо охранять порядок в государстве. Это моя роль, а захватывать законодательную власть я не вправе, изменять законов я не могу. Законы изменять и действовать в этом направлении будете вы». Депутаты ответ Столыпина освистали.

Это было в 1906 году. Спустя век с лишним похожая история повторилась в украинском парламенте. Там выступал министр внутренних дел Украины Виталий Захарченко.
«Я рассчитываю на вашу поддержку и предложения о модернизации органов внутренних дел», — сказал он народным депутатам во время обсуждения дела об изнасиловании девушки милиционерами во Врадиевке. Депутаты от оппозиции шумят и требуют отставки Захарченко. Но ни тогда — во времена Столыпина, — ни сейчас парламентарии не предлагают внятные концепции преобразования силовых органов. Этим занимаются другие.

Как выяснил «Репортер», сегодня рассматриваются несколько вариантов реформы милиции. В частности, от Администрации Президента (АП) и собственно МВД (оба документа есть в распоряжении редакции). Судя по всему, это может стать одной из главных тем нового политического сезона.

Зачем реформа

Конечно, для властей любые крупные перемены в предвыборный период — это большой риск. Тем более что за реформу МВД за 22 года независимости брались уже не раз, но, как правило, дальше громких деклараций о намерениях дело не шло. Но сейчас, похоже, процесс действительно сдвинется с мертвой точки. На то есть как минимум две причины.

Во-первых, общественное возмущение, вызванное изнасилованием во Врадиевке. Несмотря на то что власти хоть и с опозданием, но все-таки жестко отреагировали на этот дикий случай, все равно в имиджевом плане это стало большой проблемой для правительства. Тем более что оппозиция не скрывает — именно под лозунгами борьбы с «милицейским произволом» она намерена поднимать массы осенью этого года. Репетиция акций протеста уже была проведена летом — оппозиционеры штурмовали РОВД и организовали так называемый «марш врадиевцев на Киев» (в котором, правда, из самой Врадиевки приняло участие всего несколько человек).
В таких условиях власти было бы выгодно со всех точек зрения предложить свой вариант реформы МВД, перехватив инициативу в общественной дискуссии на тему «Что нам делать с милицией?».

Милиционеры заклеивают окно после штурма райотдела жителями Врадиевки

Во-вторых, реформу силовиков требует провести Европейский союз. Это одно из обязательств Украины при подготовке Соглашения об ассоциации с ЕС. Причем сроки поджимают — передать тексты необходимых законопроектов на экспертизу в Венецианскую комиссию нужно до 1 октября. Главная задача — успеть написать, согласовать и элементарно перевести концепцию реформы (любопытно, что законопроект «О прокуратуре» правительство отправило в Венецию на украинском языке; на перевод времени не хватило, а сроки поджимали).

Сейчас над реформой милиции активно трудятся в кабинетах Совета по национальной безопасности и обороне (СНБО). Здесь работает комитет по вопросам реформирования правоохранительных органов под руководством секретаря СНБО Андрея Клюева.

«Работа над законопроектами продолжается. Все идет по плану», — заверил Андрей Клюев.

Как сообщил «Репортеру» начальник Управления по связям с общественностью МВД Сергей Бурлаков, для разработки Концепции реформирования органов внутренних дел Украины в министерстве создана комиссия, в составе которой работает шесть рабочих групп по отдельным направлениям.

«В основе реформы органов внутренних дел — рекомендации Координационного центра по внедрению экономических реформ при президенте. А именно — преобразование министерства в современное гражданское ведомство европейского образца, — говорит Сергей Бурлаков. — В апреле был обработан проект Концепции реформирования правоохранительных органов, подготовленный сотрудниками СНБО. В связи с тем, что некоторые положения проекта СНБО отличаются от Концепции реформы органов внутренних дел, в МВД было отправлено ряд замечаний и предложений. Сейчас в МВД изучают редакцию Концепции СНБО. Как только Концепция будет утверждена, начнется подготовка законопроектов «Об органах внутренних дел», «О внесении изменений в некоторые законы Украины в связи с принятием закона «Об органах внутренних дел».

«Пока обсуждают несколько подходов. Мнения сходятся в том, что МВД должно стать политическим министерством, которое руководит профессиональными службами и департаментами. Вопрос о переименовании (милиции в полицию. — Ред.) приняли, но неокончательно. Новое распределение полномочий еще не урегулировано», — рассказывает директор Национального института стратегических исследований Андрей Ермолаев.

Итак, о чем сейчас идут основные дискуссии?

Точки несоприкосновения

По плану МВД, само министерство станет гражданской структурой, где будут работать государственные служащие. МВД возглавит министр, его будет назначать и увольнять президент.

Все правоохранительные функции перейдут к Национальной полиции, которую будет курировать главный полицейский страны. Под его руководство попадают Бюро расследований (расследование уголовных преступлений), Служба правопорядка (патрульно-постовая служба и ГАИ) и Бюро по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (реформированное УБОП). Смену руководителя каждого из ведомств министр должен будет согласовывать с президентом.

«Это универсальная концепция. Сегодня у нас не министерство внутренних дел, а министерство милиции. Министр должен заниматься вопросами политики, а департаменты выполнять свою работу вне зависимости от смены министра», — говорит первый заместитель главы комитета Комитета Верховной Рады по вопросам правовой политики Виктор Швец.

Кроме того, по замыслу милиционеров, в обновленном МВД должна появиться Служба пожарной безопасности и спасения (сейчас отдельная Госслужба чрезвычайных ситуаций). Ее сотрудники в итоге должны стать полноценными спасателями, которые могут оказать первую помощь, потушить пожар и даже помочь бабушке снять застрявшего на дереве кота. При этом в МВД предлагают использовать существующие наработки — усовершенствовать службу экстренной помощи 112. Сейчас она работает в тестовом режиме в Киеве, Харькове, Львове и Донецке. В планах расширить эту систему на всю страну.

Украинская милиция отрабатывает действия во время возможных столкновений с футбольными болельщиками

По проекту Администрации Президента, Министерство внутренних дел будет иметь три составляющие: аппарат министерства, Административная и Уголовная полиции. Основная задача министерства — готовить приказы и законопроекты. Административная полиция будет отвечать за порядок на улице, а уголовная — расследовать преступления. Остальные функции предлагают распределить между другими органами власти. «Министр будет только контролировать работу полиции», — говорит эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук.

Один из самых дискуссионных вопросов — нужна ли Украине муниципальная милиция? В АП говорят, что нужна. После ее создания региональные полицейские руководители будут назначаться и увольняться только после согласования с главами областных и райадминистраций, горсоветами. В МВД против, мол, создать местную полицию в наших условиях сложно — как минимум нужно вносить изменения в Бюджетный кодекс и оставлять часть средств на местах для финансирования новой милиции.

К новой ответственности не готовы и власти на местах. Грубо говоря, если сейчас за события во Врадиевке отчитывается министр внутренних дел, то с созданием муниципальной полиции претензии предъявлять будут и к главе областной администрации. «Просто так я бы, наверное, не согласился. Дело в полномочиях и ресурсах. Для должной работы нужно дополнительное финансирование из бюджета и сильный кадровый департамент, который отбирал бы сотрудников. К тому же муниципальная полиция в любом случае не сможет расследовать тяжкие преступления. Это функция уголовного розыска», — говорит губернатор Николаевской области Николай Круглов.

Дискуссии в рабочих группах ведутся и вокруг новых критериев отбора полицейских. Эксперты, работающие по проектам АП, предлагают упростить систему обучения будущих полицейских — по американскому образцу.

Оперативникам или сотрудникам патрульно-постовой службы достаточно будет отучиться шесть месяцев в полицейской академии. Здесь они освоят азы профессии и научатся пользоваться оружием. Следователю, чтобы попасть в ряды уголовной полиции, достаточно будет иметь образование юриста. «Высших учебных заведений, которые выпускают милиционеров за бюджетные деньги, может стать в несколько раз меньше. Какой в этом плюс: будущий полицейский не отрывается от общества. Сегодня сотрудник милиции пять лет проживает в закрытом сообществе в университете и казарме, а потом это сказывается на его отношении к окружающим», — говорит Александр Банчук.

Коррупция, зарплаты и оптимизация

Обе концепции реформы предлагают ряд нововведений по борьбе с коррупцией. Например, обсуждается норма, при которой уволенные из органов МВД взяточники должны будут компенсировать обучение в высших учебных учреждениях МВД. Предполагается запрет на работу в МВД лиц, привлеченных к ответственности за коррупцию, создание в центральном аппарате МВД специального подразделения по мониторингу соблюдения прав человека в полиции, введение регулярной, раз в три–пять лет, ротации руководящих сотрудников.

Наконец, оба варианта реформы предполагают два важных момента. Во-первых, общая переаттестация работников МВД с последующим сокращением их состава и «чисткой рядов». Во-вторых, повышение зарплат за счет высвобождаемых после сокращения средств.

Оптимизация численности МВД будет идти сразу по нескольким направлениям.

Во-первых, штатная численность административной полиции будет в разы меньше, чем количество милиции, которая сегодня работает на улицах. Число участковых останется неизменным, а состав патрульно-постовой службы уменьшится даже после того, как к ним присоединят ГАИ. Большим сокращениям, согласно обоим проектам, подвергнется штат Государственной службы охраны, в котором сейчас 26 000 человек.

Во-вторых, в случае передачи части полномочий МВД в другие органы власти, могут быть расформированы целые подразделения министерства (например, УБЭП).

В-третьих, закрытие многочисленных академий МВД (если такой вариант будет принят) — это экономия нескольких десятков миллионов гривен для бюджета и увольнение сотен преподавателей в погонах.

В-четвертых, перевод на гражданскую службу центрального аппарата МВД означает, что около тысячи высокопоставленных офицеров должны будут переквалифицироваться в чиновники с уменьшением зарплаты и будущей пенсии почти вдвое. Да и выходить на пенсию сотрудники аппарата МВД будут не в 50 лет — как сейчас (в среднем), а в 62 — как в гражданских министерствах.

Кроме того, среди простых милиционеров ходят слухи, что их лишат большей части льгот по оплате услуг ЖКХ, транспорта и связи. Это не совсем так. Все нынешние концепции предполагают, что льготы останутся только у рядовых милиционеров, да и предоставляться будут не автоматически, а после рассмотрении рапорта о тяжелом материальном состоянии его семьи.

По итогу всех этих мероприятий бюджет сэкономит деньги, которые и будут пущены на повышение зарплат полицейским. Правда, размер повышения пока четко не определен.

Вопрос эффекта

Предполагаемая реформа подразумевает, как видим, достаточно крупные преобразования. Вопрос — в соотношении того, что изменится в реальности, а что только на бумаге.

Во-первых, превращение министерства в гражданскую структуру по идее должно усилить внутренний контроль над органами правопорядка. Начальниками у полицейских будут гражданские лица, что уже само по себе должно ослабить внутрикорпоративную круговую поруку, которая сейчас процветает в милиции. Но это в идеале. А на практике все может остаться по-прежнему, если за самим «гражданским» МВД не будет надлежащего контроля со стороны прокуратуры, судов, СМИ и общественных организаций.

Будущие милиционеры — студенты Львовского госуниверситета внутренних дел принимают присягу на верность украинскому народу

Во-вторых, переаттестация с последующей чисткой рядов — это, безусловно, правильно. Но кто и по каким критериям будет проводить переаттестацию? Будут ли отсеивать действительно некачественные кадры или тех, кто не устраивает начальство?

В-третьих, повышение зарплаты полицейским — ключевой элемент, без которого трудно ожидать какого-либо эффекта от реформы. Но насколько существенным будет это повышение, чтобы мотивировать правоохранителей к труду на благо общества, а не своего кармана? И насколько будет перестроена сама система отношений в МВД, которая сейчас провоцирует системную коррупцию?

Безусловно, «как в идеале» не будет. Процесс перемен пойдет небыстро и непросто (в том числе и из-за сопротивления самих правоохранительных органов). Но главное, чтоб хватило политической воли его запустить. Учитывая, что ставки в игре велики и на кону имидж власти, есть шансы, что перемены на сей раз начнутся не только на страницах концепции реформ.