«Если бы в Белоруссии милицию переименовали в полицию, то народ по привычке подался бы в партизаны», — такой анекдот гулял по Москве пару лет назад после реализации реформы МВД. Узнав о том, что милиционеры теперь стали именоваться полицейскими, россияне в леса не разбежались — очевидно, исходя из посылки, что хрен редьки не слаще.

Этим новшеством реформа не ограничилась. С 1 марта 2011 года было объявлено выведение за штат всего личного состава с дальнейшей переаттестацией. Число сотрудников МВД уменьшилось на 20% с одновременным повышением зарплат. Принятию закона предшествовало уникально масштабное общенациональное обсуждение в Интернете законопроекта, причем многие поправки «от общественности» были внесены.

Механика реформ

К этому времени реформа российской милиции более чем назрела. Во-первых, борьба с бандитизмом, возникшем в результате реформ 90-х, была в целом закончена, и процесс ухватил себя за хвост — «бандитские крыши» были заменены «красными», то есть сотрудники правоохранительных органов взяли на себя многие функции криминального бизнеса.

Во-вторых, кадровый состав МВД все 2000-е годы рос старыми темпами, а зарплаты оставались во многих регионах очень небольшими. Средняя зарплата лейтенанта была в районе 10–15 тыс. рублей со всеми надбавками (300–500 долларов), но, скажем, стажер-рядовой по окладу мог иметь всего 1500 рублей (50 долларов).

В-третьих, система контрольных показателей — план или, проще говоря, «палочная система», стимулировала фиктивное раскрытие преступлений, фабрикацию улик и пытки.

В-четвертых, кадровая политика годами производила к ухудшающему отбору. Принимались и те, кто шел в школы милиции, поступая за взятки, а бывшие офицеры имели еще и опыт войн, что приводило к двойной деморализации: ни воровство, ни насилие по отношению к гражданам не считались за пределами допустимого.

В-пятых, профессионалы и идейные сотрудники оказывались в тисках усиливающейся бюрократии и в зависимости от многочисленного начальства.

В 2009 году прокатилась волна общественного возмущения против резонансных случаев преступлений, совершенных милиционерами. Самым громким было дело Дениса Евсюкова, немотивированно расстрелявшего мирных граждан. Воспользовавшись этим как политическим рычагом, президент Дмитрий Медведев в конце 2009-го подписал указ «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел». В нем уже были обозначены основные пункты будущей реформы, включающие сокращения и переаттестацию кадрового состава.

Заявленные цели преобразований были частично достигнуты: кадровый состав был сокращен на 22%, причем действительно большие сокращения прошли за счет аппарата, а не только за счет рядовых сотрудников.

Несмотря на всю критику реформы, отношение общества к МВД значительно улучшилось: по опросам ВЦИОМ, уровень доверия к органам в вопросах обеспечения личной и имущественной безопасности повысился с 33% в 2009 году до 52% в 2011 году.

Правда, радикальным образом ситуация в полиции в результате реформы не изменилась. Никуда не исчезла «палочная система» показателей раскрываемости преступлений. Более того, сокращения в некоторых подразделениях привели к дальнейшей деморализации сотрудников, а переаттестация, проведенная самим начальством отделений МВД, в ряде случаев привела к ухудшению кадрового состава. Естественно при бюрократическом сокращении остаются более лояльные, а не более профессиональные сотрудники.

Главной ошибкой реформы можно считать переаттестацию без предварительного создания жесткой системы кадрового отбора и реформы системы подготовки полицейских.

Кроме того, не была ликвидирована хорошо организованная прослойка «решал» — руководящих работников МВД, которые контролируют решение вопросов по заказным делам, «крышуют» бизнес, занимаются вымогательством. В итоге вертикаль взяток, существовавшая в милиции, во многом сохранилась и в полиции, хотя коррупционного беспредела стало меньше. Особенно после прихода в МВД нового министра Колокольцева, который без лишнего шума начал в 2012 году чистку аппарата.

Впрочем, большинство позитивных результатов реформы наблюдатели связывают в основном с повышением зарплат, которое началось в 2011 году и продолжается по сей день. Сейчас сержант милиции получает в среднем на руки 1000 долларов, младший офицерский состав — 1500 долларов. В большинстве российских регионов это гораздо выше среднего заработка. Кроме того, разрабатывается новая льготная система приобретения жилья для сотрудников со сроком службы более 10 лет.

Первые итоги

Вопреки прогнозам скептиков на тему «сколько мента не корми…», это действительно улучшило ситуацию. Причем серьезно. Полицейские стали дорожить своим местом уже не как возможностью брать дань с сограждан, делясь с начальством, а как нормальной работой, за которую они получают от государства достойную зарплату. Уже само по себе это позволило перекрыть многие схемы низовой коррупции и сделало отношение к службе более ответственным. Людей, которые после долгого перерыва побывали в Москве в последний год, приятно удивляет корректное и даже вежливое отношение полицейских, которое сменило прежнее традиционное хамство. Наконец, на хорошие зарплаты теперь идет поток желающих служить в полицию (особенно в регионах), и кадровики могут отбирать действительно качественные кадры, а не кого придется.

В целом постепенные перемены к лучшему в российской полиции имеются. Но опыт наших соседей показывает, что без борьбы с системной коррупцией эти перемены будут уж слишком медленными.