1. Что дает запрет на застройку исторических мест столицы?

Строительство в историко-архитектурных заповедниках было запрещено и раньше. Но колоссальное количество отводов в буферных и охранных зонах никто не отменяет. Утверждение Генплана с таким запретом, по сути, легализирует уже существующие землеотводы и стройки. Строительство на улице Гончара, 17–23 продолжается в обход всех запретов. Или скандал вокруг земельного участка в Десятинном переулке — поля битвы застройщиков и активистов. Союз архитекторов настаивал на ревизии таких землеотводов и отмене соответствующих решений. Столичная власть эти требования проигнорировала. Это обернется тем, что ЮНЕСКО вычеркнет Киев из списка мирового наследия.

2. Еще один запрет касается строительства зданий выше 16 этажей в центре. Как это повлияет на внешний вид города?

Это еще одна норма, которую выдают за благо, но которая им не является. В старом Генеральном плане было записано следующее: в исторической части города застройка не должна превышать 28 метров. Это примерно соответствует восьми этажам. Новый Генплан повышает высотность двукратно. А ведь у нас и так есть много уродливых многоэтажек, которые под видом градостроительных акцентов были построены на Кловском спуске, Бассейной, Грушевского и других центральных улицах.

3. Аэропорт «Киев» должен быть перенесен из столицы в область, в Васильковский район. То есть он будет расположен дальше, чем «Борисполь». Логично ли такое решение?

Перенос «Жулян» (старое название аэропорта. — Ред.) декларируется последние 45 лет. Аэропорт в центре города создает много серьезных проблем. Это подлетное направление, где ничего нельзя строить, зона повышенных опасности и шума. Перенос аэропорта необходим, но кто ответит за те бешеные вложения в его недавнюю реконструкцию и строительство нового терминала? Сносить свежепостроенный аэропорт — решение более чем странное.

4. Генплан говорит о создании некоего автономного района столицы, объединяющего 37 островов. Там планируют развивать экотуризм. Что выиграют от такого решения киевляне?

Речь идет о схеме скрытой приватизации этих островов. Почему не говорят об абсолютно запущенных, замусоренных и дремучих лесах на бесценных правобережных склонах? Туда можно дойти пешком, а не переправляться по воде. Но столичным властям они не интересны — интересны острова. Почему? Потому что там удобно строить вертолетные площадки, SPA-комплексы и рестораны, которые разрушают склоны. Три месяца назад из-за масштабного строительства на Парковой аллее произошел сдвиг грунта, угрожающий Мариинскому дворцу. Об этом в Генплане ни слова.

5. Реально ли за шесть лет построить ветку метро на Троещину? Это как-никак 10 станций.

Построить локальное метро на Троещине — не проблема. А вот соединить его с существующей системой совсем непросто. Вопрос, где именно на Подоле это метро будет входить под землю, муссируется последние десять лет. Кроме того, мостовой переход на Левом берегу упирается в улицу Сулеймана Стальского. Если бы речь о таком переходе шла 35 или 40 лет назад, проблем бы не возникло, а сейчас это место — сложившаяся транспортная структура, врезаться в которую будет крайне сложно. Такое решение потребует колоссальных средств, которыми столица не располагает.

6. А на строительство двух тоннелей под Днепром денег хватит?

Эти тоннели нужны. Они единственная надежда Киева: по-другому из транспортного капкана не выбраться. Такие транзитные тоннели строят во многих мировых столицах. Но вы правы, это очень и очень дорогостоящие проекты.

7. В новом Генплане говорится о строительстве 28 млн квадратных метров нового жилья. Для кого эти метры?

Согласно новому Генплану, Киев будет развиваться в своих границах и на новые территории не претендует. Якобы должно быть выстроено 28 млн квадратных метров жилья. По нормативам положено минимум 35 квадратных метров на человека. Выходит, население Киева должно вырасти на 800 тысяч человек. Но Генплан говорит нам о том, что Киев не планирует расширяться территориально. Земли для строительства новых домов просто нет. Электричество, парковки — вся городская инфраструктура уже работает с перенапряжением.

Титульная фотография: Андрей Дрига, "Вести"