Украинский оскаровский комитет сообщил, что одним из отечественных фильмов, которые в этом году могут попасть в оскаровскую номинацию "Лучший фильм на иностранном языке", стала самая скандальная украинская картина этого года — "Хайтарма". Фильм о депортации крымских татар, рассказанный через историю Героя Советского Союза летчика Амет-Хана Султана, отказались взять в украинский и российский широкий прокат. Почему претенденту на "Оскар" не дано попасть на большие экраны, а также о том, сколько в фильме правды, а сколько — мифов, мы спрашивали у его создателя Ахтема Сейтаблаева

Вы заявили "Хайтарму" как экранизацию реальной истории. Но это, мягко говоря, не так.

Допущена всего пара существенных вольностей. Например, французский летчик полка "Нормандия — Неман" Франсуа де Жоффр, который по сюжету приехал в Алупку вместе с Амет-Ханом, на самом деле познакомился с ним гораздо позже. Но мне важно показать взгляд иностранца на депортацию татар. Также придумали фигуру антагониста — особиста майора Кротова. Это собирательный образ настоящего офицера. Еще в "Хайтарме" Амет-Хан Султан летает в отпуск на боевом самолете — этого, естественно, не было, но так я подчеркнул его гусарство и бесшабашность.

Биография Амет-Хана Султана была достаточно насыщена драматическими событиями и без этих вольностей — разве нет?

Любой крымский татарин с детства знает об Амет-Хане Султане. Он для нас как рыцарь сэр Уильям Уоллес для шотландцев. Его подробная биография действительно достойна отдельного фильма, и не одного. Но "Хайтармой" мы хотели навести фокус именно на тему депортации крымских татар. Еще Аристотель сказал: если вы хотите рассказать историю народа, расскажите историю человека.

20 лет назад "Оскар" получил "Утомленные солнцем" — фильм, изобилующий историческими вольностями. Попадание в претенденты на "Оскар" говорит о том, что такое кино снова в моде?

Отвечу цитатой из "Фауста": "С талантом человеку не пропасть. // Соедините только в каждой роли // Воображенье, чувство, ум и страсть // И юмора достаточную долю".

Если серьезно, то рецепта нет. Я не понимаю, что значит "снимать под "Оскар". Предположу, что комитет при отборе руководствуется следующими критериями: хорошее техническое качество, крепкая с точки зрения драматургии история и масштаб идеи фильма. Хочется надеяться, что "Хайтарма" отвечает этим критериям.

У "Хайтармы" проблемы с прокатом. Почему?

Мы получили прокатное удостоверение в России, но я не уверен, что российские кинотеатры когда-нибудь возьмут фильм. В нынешних российских политических реалиях, видимо, невыгодно подвергать сомнению менеджерский гений Сталина, депортировавшего народы. Полагаю, у многих народов, проживающих в России, сохранилось чувство обиды. После фильма Мела Гибсона "Храброе сердце" шотландский парламент впервые за сотни лет вынес вопрос об отделении Шотландии от Англии. Крымские татары после сеанса "Хайтармы" говорят: "Мы гордимся, что вернулись на родину". Фильм может спровоцировать новую волну иммиграции в Крым.

Вы не преувеличиваете художественную силу "Хайтармы"?

В Крыму фильм вызвал большой общественный резонанс. Сначала нам говорили: "О каком татарском кино вы толкуете? У нас идут американские блокбастеры — это приносит деньги". В итоге "Хайтарма" прошла практически во всех крымских городах. Наша картина сделала самую большую кассу на полуострове за последние 2–3 года — больше, чем любой голливудский фильм.

Во сколько должно обходиться производство украинского фильма, чтобы он смог принести прибыль?

Квентину Тарантино в Голливуде хватило $1,2 млн на хит 90-х "Бешеные псы". Давайте исходить из того, что количество украинских кинотеатров и потенциальные сборы таковы, что производственный бюджет фильма должен вписаться в полмиллиона долларов. Столько же следует потратить на продвижение. При условии, конечно, что кино интересное. Главная проблема не в бюджете, а в кадрах.

Рекламный слоган "Хайтармы": первый крымско-татарский художественный фильм. Кинематографу больше сотни лет. Ваш слоган для крымских татар не обиден?

Я уверен, что нет. Наоборот, "Хайтарма" дала новый импульс внутреннему национальному самосознанию: мы живем на своей земле, в добрососедстве и доброжелательности. Понимаете, сейчас эпоха высоких скоростей — мы о многом не успеваем подумать. И о том, что было, и о том, что есть. Мне кажется, картины вроде "Хайтармы" выполняют функцию народной памятки.