На экране монитора один за другим появляются вопросы по психологии. В чем суть эксперимента с маленьким Альбертом? Чем ретроградная амнезия отличается от антероградной?

В общей сложности до конца суток мне нужно ответить на 90 тестовых вопросов. Если я пройду тест успешно, сертификат о прохождении онлайн-курса «Вступление в психологию» мой. На сертификате — подпись самого профессора Стива Джорданса (Steve Joordens) из Университета Торонто, который входит в тридцатку сильнейших университетов мира.

В начале весны я впервые услышал о проекте Coursera — наиболее популярной платформе массового онлайн-образования. Она предлагает более 400 учебных курсов, созданных в стенах Стенфордского, Принстонского, Пенсильванского и других престижных западных университетов. Перед студентом открываются поистине неограниченные образовательные перспективы. Но до финиша из первоначального списка зарегистрировавшихся на прохождение курсов доходят не больше 10%. Мне проще — я точно знаю, чего хочу. До начала ближайшего курса «Введение в психологию» осталось чуть больше месяца. Значит, выбор сделан.

На мою электронную почту начинают приходить ссылки на материалы от профессора Джорданса. Каждый понедельник получаю пакет из восьми лекций с основным учебным материалом. А посреди недели изредка появляются порции «гарнира», как их называет профессор Джорданс. Это дополнительные лекции, в которых он объясняет, как выполнять задания, подбрасывает внеклассную работу или делится записями выступления рок-н-ролльной группы The Freakin Lolas, где он перевоплощается в гитариста и фронтмена.

Кроме лекций онлайн-платформы, предлагают проверку знаний и навыков. Помимо промежуточных и финального теста, участники курса также выполняют другие задания —пишут эссе, создают композиции, анализируют данные.

Уникальность и доступность

Для доступа к онлайн-образованию нужны две вещи — знание английского и интернет. Но даже для тех, кто не владеет английским, есть варианты. Например, мексиканский миллиардер Карлос Слим инвестирует семизначные долларовые суммы в перевод материалов Coursera на испанский язык. Фонд Виктора Пинчука занимается переводом самых успешных курсов этого проекта на украинский язык и обещает, что эта работа будет завершена в ближайшие месяцы.

Пионером современного массового онлайн-образования является Салман Хан. В 2006 году выпускник Массачусетского технологического института и Гарвардской бизнес-школы создал Академию Хана — некоммерческую организацию, которая сегодня предлагает более 4 тысяч видеоуроков по разным предметам.

В интернете и раньше можно было выловить множество образовательных материалов и разрозненных лекций, записанных в топовых университетах мира. Разница между ними и массовыми онлайн-курсами — в системности подхода. Лекции Академии Хана на YouTube насчитывают 280 млн просмотров, а лекции Coursera прослушали или слушают более 4 млн человек со всего мира.

В 2012 году кроме Coursera были запущены еще два родственных проекта — Udacity и EdX. Общее число проектов в данном сегменте измеряется десятками, а количество предлагаемых ими курсов — сотнями. Себастьян Трун, основатель Udacity, однажды заявил, что спустя 50 лет во всем мире лишь

10 организаций будут заниматься предоставлением высшего образования. Уже сегодня очевидно, что онлайн-курсы в корне изменят привычную систему воспитания умов.

Денис Головатый учится на 4-м курсе факультета экономики Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко. Сейчас он слушает на Coursera лекции по геймификации, которые читает профессор Кевин Вербах из Уортонской школы бизнеса (Пенсильванский университет). Геймификация — это техника использования элементов игры в различных бизнес-процессах. Подобные техники использовались давно, но как научное направление геймификация оформилась в недалеком прошлом.

– Это уникальный курс. Насколько мне известно, он читается только в Уортоне. Геймификацией с научной точки зрения сегодня занимается очень мало людей, — говорит Денис.

Кроме этого, Денис Головатый проходит онлайн-курс «Как создать стартап», который на платформе Udacity читает гуру Силиконовой долины Стив Бланк.

Далеко не в каждом украинском университете преподают ученые уровня Себастьяна Труна или Кевина Вербаха. Конкурировать на таком уровне наши вузы не могут. Но массовое онлайн-образование для них не только угроза, но и возможность.

Образование по интернету не сможет полностью заменить традиционную систему высшего образования. Слишком важную роль играет академическая среда и непосредственное общение с преподавателем. Наилучшей является смешанная система, в которой присутствует онлайн-составляющая и традиционная аудиторная работа. «Если украинские школы и университеты успешно интегрируют в образовательный процесс онлайн-модули, они смогут обеспечить лучшее качество образования за те же деньги», — считает Томас Вайе, и. о. главы правления Фонда Виктора Пинчука.

Зачем им это надо

Создание качественного онлайн-курса стоит дорого, но в расчете на каждого отдельного студента он получается практически бесплатным. Сейчас услуги именитых

профессоров оплачивают крупные корпорации. Питер Тиль инвестировал в проект Thinkful, а фонд Билла и Мелинды Гейтс финансирует Академию Хана и EdX. Их мотивация — оптимизация поиска талантов по всему миру. Такие компании, как Microsoft, Cisco, Royal Dutch Shell, General Electric, — крупные работодатели, постоянно находящиеся в поиске специалистов. От того, насколько удачным будет этот поиск, во многом зависит их конкурентоспособность в мировом масштабе.

Провайдер массового онлайн-курса имеет возможность анализировать в процессе обучения каждое движение студента: насколько активно он участвует в обсуждении на форумах, как часто задает вопросы, как быстро и успешно сдает тесты. Это позволяет выявлять самых способных студентов и предлагать их кандидатуры заинтересованным компаниям. Именно такое сотрудничество между образовательными онлайн-платформами и компаниями является одним из путей монетизации этих сервисов.

– Фактически мы видим революцию, сопоставимую с той, которую совершил Гутенберг, — размышляет автор первого отечественного проекта массового онлайн-

образования Иван Примаченко. — Лекции топовых преподавателей из США или Западной Европы до сих пор являлись достоянием максимум нескольких сотен людей одновременно. Остальные не имели к ним доступа ввиду чисто физических и финансовых ограничений. Массовое онлайн-образование открывает совершенно новые горизонты.

Университеты выходят в онлайн

– Сейчас сертификаты от Coursera и других подобных проектов в глазах работодателя не имеют никакого значения, — говорит Роман Бондарь, партнер executive search компании Talent Advisors.

Несмотря на то, что перед началом курса я подписал «Кодекс чести», запрещающий мне как-либо жульничать во время учебного процесса, Coursera не может гарантировать никому, что мой диплом — это именно моя заслуга.

Одна из главных задач, которые сегодня стоят перед провайдерами онлайн-образования, — обеспечить официальное признание своих сертификатов. Udacity, например, предлагает своим студентам возможность сдать экзамен в одном из тестовых центров компании Pearson VUE. За это придется заплатить $89, но взамен студент получает полноценный сертификат о пройденном курсе — по аналогии с TOEFL или GMAT. Рано или поздно онлайн-образование выйдет и в офлайн, став полноценным участником образовательного процесса.

В США так уже и происходит. В начале этого года американское министерство образования рекомендовало университетам засчитывать кредиты по нескольким курсам из Coursera. Это открывает дорогу для создания смешанных программ, которые позволят студентам из одного университета выбирать курсы из других университетов и получать за них кредиты. А Технологический университет Джорджии уже открыл запись на магистерскую программу по компьютерным технологиям, которая впервые в истории будет проходить полностью в формате массовых онлайн-курсов. Это существенно сократит стоимость обучения для 10 тысяч учащихся. Все, кто успешно освоят эту программу, получат настоящий магистерский диплом.

Война за таланты

Традиционная образовательная система в опасности. Это хорошо для учеников и плохо для тех стран, которые в силу своей консервативности, апатии или попросту глупости окажутся в аутсайдерах этого процесса.

Развитие образовательных онлайн-проектов в обозримом будущем усилит конкуренцию на рынке высшего образования. Томас Вайе уверен, что онлайн-образование как минимум встряхнет отечественную систему образования.

– Эта встряска, надеюсь, будет радушно принята и использована для улучшения существующей модели, — выражает осторожный оптимизм господин Вайе.

На самом деле ситуация еще драматичней. В Академическом рейтинге университетов мира (ARWU) среди 500 лучших университетов нет ни одного украинского. Единственный весомый козырь в активе отечественной системы образования — ее монополия на выдачу дипломов. Для многих учебных заведений это является основным видом деятельности. Министерство образования Украины сохраняет полное равнодушие к новым тенденциям.