На текущей сессионной неделе депутаты парламента ожидают получить наконец проект госбюджета-2014. Согласно Бюджетному кодексу, правительство обязано было зарегистрировать этот текст в Верховной Раде до 15 сентября, что формально и сделано. Правда, сразу же после регистрации его отозвали для доработки в Кабмин. О проблемах бюджетного процесса «Репортер» поговорил с экс-министром финансов, заместителем фракции УДАР Виктором Пинзеником

1. Вы сами-то видели проект госбюджета-2014?

Нет, его никто не видел. А смысл на него смотреть? Все, что есть, — бюджетная резолюция. Этого достаточно для выводов.

2. Так ведь и ее Верховная Рада не утвердила?

Бюджетная резолюция — это что-то вроде набора пожеланий правительству. Все бюджеты и предшествующие им резолюции были разными документами. Меня волнует в поданном документе намерение правительства иметь огромный дефицит и наращивать долг.

Проектом предусматривается дефицит в размере 3% ВВП.

К этой цифре нужно прибавить 3% государственных гарантий, что является в наших реалиях не чем иным, как государственным долгом. Добавьте к этой цифре часть «поступлений», точнее их отсутствия, в виде бумажек — векселей. Страну ведут по нарастающей цифре дефицита. Ведь в текущем году он может достичь 100 млрд грн. Потому что к первоначально заложенной цифре в 50 млрд грн постоянно добавляются новые расходы, а невыполнение доходов по году я оцениваю в 25–30 млрд грн.

3. Существует два традиционных для Украины источника погашения бюджетного де-фицита — новые долги либо приватизация. По прогнозам министерства финансов, в следующем году поступления от приватизации в госбюджет могут составить 17 млрд грн. Как вам такой сценарий?

При существующей бюджетной дырке это непринципиально. Даже если такой план будет реализован, ситуация не изменится. Это все равно что считать деньги в топке.

4. Повторная продажа «Криворожстали» в вашу бытность министром финансов помогла правительству решить вопрос с дефицитом бюджета.

Когда продали «Криворожсталь», напомню — за 24,2 млрд грн, дефицит госбюджета составлял 7,9 млрд грн. При доходах от приватизации даже в 17 млрд грн и дефиците бюджета в 100 млрд грн проблему не решить.

5. Вторым источником погашения дефицита станут новые кредиты — в частности от МВФ. Вы поддерживаете путь наращивания задолженности?

К сожалению, от этого не уйти. Практика расходовать больше, нежели есть, продолжается, и разрыв нарастает. А для этого нужно одалживать. Существует и вопрос погашения старых долгов. При бюджетной дырке в 100 млрд грн и около 100 млрд грн старых кредитов, которые нужно погашать в этом году, наша зависимость от займов очевидна. Поэтому от денег МВФ не стоит отказываться.

6. Вы противоречите сами себе: с одной стороны, вы против долгов, с другой — поддерживаете необходимость заимствовать у МВФ.

Главное — прекратить наращивать долг. Но проблема обслуживания старых долгов все равно остается, и для этого нужны заимствования.

В этой ситуации МВФ важен с трех точек зрения. Во-первых, фонд дает дешевые деньги — дешевле, чем на рынке заемных ресурсов. Во-вторых, отношения с валютным фондом являются сигналом для других кредиторов, ведь правительству все труднее получать кредиты.

7. Какой должна быть позиция бюджетного комитета и парламента для того, чтобы бюд-жетный процесс был более эффективным?

Парламент не должен вносить изменения в поданный проект. Депутаты могут подавать предложения правительству, но сбалансированные изменения должны готовиться в Кабмине. Задача парламента — сказать да или нет документу. Но если голосуют против закона о бюджете, это должно вести к отставке правительства. Нельзя постатейно голосовать за бюджет. Первая статья — это баланс бюджета, доходы-расходы, но баланса бюджета касаются и другие статьи. Проголосовали за первую статью и утвердили, а пятую провалили. Таким образом валится весь баланс бюджета.