Сергей Тамми — член совета учредителей всеукраинского фонда «Возрождение жизни в Украине», руководитель реабилитационного центра для наркозависимых в Одессе. Ему 30 лет. Женат. Недавно родился сын. Образование среднее техническое — наладчик контрольно-измерительных приборов. В прошлом — героиновый и метамфетаминовый полинаркоман. Стаж употребления наркотиков — шесть лет. С 2006 года «в завязке», бросал наркотики самостоятельно. Спортсмен — гиревик и боксер. В разговоре принципиально не употребляет политкорректный термин «наркозависимый», предпочитая ему более жесткое понятие «наркоман»

– В стране много разных реабилитационных центров, фондов для борьбы с наркоманией. Но пользы от них маловато. Наркомания напоминает былинного Змея Горыныча: на месте одной срубленной головы вырастают две. Чем отличается ваша организация от других «антинаркотических» фондов?

– Главная идея нашей организации — оказание помощи только тем людям, которые сами этого захотели. Если наркомана приводят его родители — мол, помогите нашему мальчику/девочке «спрыгнуть» с наркотиков, мы отказываем. Заставить завязать с наркотой невозможно. Даже если приковать наркомана наручниками к батарее, как это делали в Екатеринбурге. Ведь как только он освободится, сразу побежит искать дозу. К нам наркоманы приходят сами, осознав, что дальше откладывать нельзя. Дальше — край. Смерть. Через день-два после прихода к нам мы отправляем их в другой город, в одно из наших отделений. Нужно оторвать человека от его друзей-знакомых, от привычной обстановки.

– Сколько в фонде отделений?

– Семь. В Одессе, Днепропетровске, Донецке, Киеве, Харькове, Севастополе и Симферополе. Причем все онизарабатывают сами для себя — мы не выпрашиваем помощи у государства или зарубежных организаций. Однако и не отказываемся от поддержки. Например, нам очень помогает Украинская православная церковь (Московского патриархата) вещами и иногда продуктами. Однако еще большую поддержку церковь оказывает в духовном плане. В каждом центре живет от 10 до 20 бывших наркоманов. В год через наши отделения проходят несколько сотен людей. Большинство излечивается.

– Так как вы все-таки зарабатываете?

– Беремся за любую работу. Где-то погрузим мебель, вывезем строительный мусор, покрасим и побелим подъезд. Недавно даже логистикой грузоперевозок начали заниматься.

– Как вы заставляете наркоманов отказываться от зелья? Есть какое-то секретное ноу-хау?

– Мы не заставляем, а помогаем. Те, кто приходят в отделения, живут своеобразными коммунами с жесткими правилами. Главное из них — отказ от любых наркотиков, включая табак и спиртное. Также табу — любое насилие, моральное или физическое. За пределы отделений, на работу или отдых, подопечным нельзя выходить поодиночке. Только с сопровождающим из числа проверенных людей— бросивших наркотики. Вот так они и ходят по городу, друг друга контролируют, удерживают от глупостей. Если не хочешь соблюдать правила — никто держать не будет. Иди гуляй! Но уже без нас.

Ломка после отказа от наркотиков происходит тоже в наших отделениях. Вокруг наркомана под ломкой — такие же бывшие наркоманы, которые прошли через то же. Кому, как не бывшему наркоману, лучше знать, как и когда принести стакан воды больному и какими словами подбодрить? Очень много значит дружеская поддержка. Причем наркоманы понимают, что им помогают не какие-то «левые» горе-психологи. Пока люди выздоравливают, с ними нянчатся все остальные. После ломки и выздоровления наркоманы вливаются в команду и начинают на равных со всеми работать и закреплять успех.

– Каких наркоманов сейчас больше в нашей стране?

– Огромное количество тех, кто сидит на кодеинсодержащих аптечных таблетках — кодтерпине, кофексе и других препаратах.

В последние несколько месяцев вновь начала возрождаться опиумная наркомания. Дилеры продают опиаты, уже готовые к употреблению, в шприцах. Цена на зелье очень «демократичная» — за 40–50 грн можно запросто прикупить «куб» ширки. Чаще всего наркодилеры — цыгане. Однако во многих городах «бегунками» — розничными распространителями — на цыган работают украинцы и русские.

Вторая беда — это «модные», «легальные» наркотики, которые свободно продаются в любом городе Украины. Всевозможные «кристаллиусы» — синтетические аналоги наркотиков — распространяют не боясь милиции. Легальную «синтетику» везут к нам из Китая, Румынии и Польши. От нее у наркоманов буквально сносит башню, настолько эти вещества мощные. Люди сходят с ума, режут себя, прыгают по крышам.

От «передоза» легальными наркотиками тоже можно запросто умереть, ведь дозировку этой дряни никто точно определить не может.

И вот главная новость. В последнее время из Китая стали поступать «Конструкторы счастья» — специальные наборы химикатов в коробках, по типу детских игр «Сделай сам». По отдельности химикаты абсолютно безобидные, таможня спокойно пропускает их. А вдогонку покупателям по интернету поступают видеоинструкции. Следуя им, препараты смешивают в определенной пропорции и получают наркотики убойной силы! Цена одного набора — 5 тысяч грн, а наркотиков из них можно сделать на 15–20 тысяч грн. Когда-то англичане насильно подсадили китайцев на опиум, и вот теперь мы видим китайский ответ.

– В знаменитом американском телесериале «Во все тяжкие» герои варят метамфетамин в очень навороченной лаборатории. Это что, такой сложный процесс?

– Сварить метамфетамин или другую «синтетику» наши наркоманы могут даже в кустах в двух-трех аптечных склянках при помощи зажигалки. Те, у кого набита рука, варят смесь из вполне доступных химикатов. В дело идут даже спички. От домодельных наркотиков умирают за несколько месяцев. Лишь единицы употребляют привозной героин и кокаин.

– В последнее время в нашей стране набирает силу международный тренд — движение в поддержку легализации марихуаны. Как вы к этому относитесь?

– Марихуана — «стартовый» наркотик. Сама по себе легкая травка создает своеобразную рекламу наркотическому опьянению, мол, покуришь — и никакого привыкания. На самом деле в голове покурившего создается шаблон: наркотики — это приятно и не страшно. Марихуану разрешать нельзя.

– Как бороться с распространением наркомании? Введением смертной казни, как в Китае? Или внесением в список новых наркотиков и небольшими тюремными сроками, как у нас?

– Китай ввел смертную казнь после упомянутой опиумной эпидемии XIX века. Другой уклад, другое время. Вводить смертную казнь за наркотики — значит перестрелять половину украинских граждан: об истинных масштабах наркотической эпидемии власти и общество даже не догадываются! Ведь наркотики — это и алкоголь тоже. Государству необходимо очень быстро и гибко реагировать на изменения тенденций употребления наркотиков. Сейчас на внесение одного вещества в список наркотиков нужны годы. На самом деле новые вещества необходимо оценивать по воздействию на психику человека. Есть воздействие — ставим под контроль. Особых затрат для этого не нужно, достаточно собрать хороших экспертов в одном месте и платить им хорошую зарплату. Хорошо платить — для того чтобы их нельзя было купить. Ведь наркобизнес приносит миллиарды, и желающих погреть на этом руки много.