Это соответствует и мировой тенденции. Причем в странах с наиболее жестким, репрессивным антинаркотическим законодательством — США и России — потребление наркотических средств растет быстрее. А в той же Голландии, где прием наркотиков не считают преступлением, число наркоманов стабильно невелико. Причина проста. Если сам факт употребления наркотиков считать криминалом — как в США, то человек, однажды оступившийся, практически не имеет шансов на возвращение к нормальной жизни. После отсидки его не возьмут на приличную работу, будут донимать регулярной сдачей анализов, а общество станет считать его парией. Самая естественная реакция — уколоться еще разок и забыть обо всех проблемах. В Европе наркоман — это не преступник, а больной человек. Сажают только за сбыт или изготовление наркотиков, всех остальных лечат, в том числе с помощью замещающей терапии.

Сейчас в ЕС более полумиллиона принимают поддерживающую терапию. Зарегистрированные наркоманы имеют право бесплатно получать метадон — синтетический опиоид. По своему действию на психику он схож с героином, однако менее ядовит. Наркоманы могут десятилетиями употреблять этот препарат и оставаться нормальными членами общества — работать, рожать детей. У них нет необходимости красть для покупки очередной дозы — таблетки выдаются бесплатно. В нашей стране заместительную терапию получают около 10 тысяч наркоманов — эта программа начата еще в 2006 году. Сейчас метадон выдают только в крайнем случае: человек должен употреблять именно опиаты инъекционным путем, наркоман обязан быть со стажем, иметь сопутствующие заболевания (ВИЧ или гепатит) и попытки в прошлом лечиться другим способом. Однако в украинском обществе отношение к этому неоднозначное. Многие считают это излишней роскошью для нашего бедного здравоохранения — дескать, лучше бы усилили заботу о «настоящих» больных.

Можно ожидать дальнейшего ужесточения контроля за продажей лекарственных препаратов. Ведь самый страшный современный наркотик «крокодил» делается на основе широко известных лекарств от простуды. Чтобы пресечь распространение «крокодила», правительство намерено разрешить продавать кодеинсодержащие лекарства исключительно по рецептам.

Таким образом будут отпускаться и другие известные лекарства, например корвалол. Подобная попытка была сделана два года назад, однако провалилась из-за протестов со стороны общественности. Сотни тысяч пожилых людей привыкли по любому случаю капать себе корвалол и не готовы идти к врачу за рецептом. Фактически они являются наркоманами, однако и врачи, и родственники закрывают на это глаза. Но теперь обратного пути не будет, ведь расширения списка лекарств, продаваемых по рецептам, требует Евросоюз.

А вот онкологическим больным и пациентам хосписов станет легче — оборот наркотиков для медицинских целей, в частности для снятия боли безнадежно больным людям, будет упрощен. Разрешат ли употребление марихуаны в медицинских целях, например людям с болезнью Альцгеймера или страдающим глаукомой, — открытый вопрос. Но даже если правительство введет травку в качестве лекарства, то только в условиях стационара, боясь злоупотреблений со стороны больных.

Однако все эти организационные, технические и медицинские меры не гарантируют решения проблемы. На черном рынке регулярно появляются десятки новых синтетических наркотиков. Расширение перечня наркотических веществ никогда не поспеет за этим процессом. Надо понимать, что наркомания — социальная болезнь, а значит лечить нужно общество.

Еще в начале ХХ века кокаин продавали в аптеках как детское лекарство, а культивирование конопли запретили только в 1961 году. Дело в том, что в традиционном обществе употребление психоактивных веществ жестко регламентировалось традицией и религиозными нормами. Они стали быстро разрушаться после Второй мировой войны. В странах «золотого миллиарда» начали культивироваться сверхпотребление и гедонизм.

После Второй мировой войны, когда в Европе развивали государства всеобщего благоденствия, элиты внушали согражданам самоценность удовольствия. Жить нужно не для семьи, Бога, вождя или нации, а для самого себя, стараясь получить как можно больше разнообразных удовольствий. Закономерный итог — повальная наркомания, болезнь безвольных людей, потерявших смысл жизни.

Героин, кокаин, марихуана — со временем эти вещества стали обычными в молодежных субкультурах Европы и Америки, а их употребление — маркером «свой-чужой» для продвинутой молодежи, богемы и студентов. В Советский Союз эта мода пришла вместе с кризисом коммунистической идеологии в конце 1970-х как нечто стильное, западное и крутое. И вот теперь мы видим повсеместно одну и ту же картину: верхние слои общества употребляют дорогие наркотики в поисках получения новых ощущений, беднота же ширяется дешевой синтетикой от безысходности. И процесс набирает рост.

У властей в этой ситуации есть только два пути. С одной стороны, установить тотальный контроль за гражданами, даже с нарушениями демократических прав и свобод.

В ближайшие годы можно ожидать введения поголовной и регулярной наркотической экспертизы для школьников, студентов, водителей, работников силовых служб, чиновников, и в дальнейшем этот список будет только расширяться. С другой стороны, надо придумать для народа какие-то новые смыслы существования, кроме самоублажения и ухода от действительности.

А вот это гораздо труднее.