«Деньги госбюджета, выделенные дирекции на дорожно-транс-портные цели, использовались без должного контроля со стороны Минфина. Как результат, с нарушением законодательства использовано 18,5 млн грн. Из-за того что подрядчикам не пересчитали авансы, на 1 июля текущего года возникла дебиторская задолженность на сумму почти 70 млн грн», — эти строки из свежего отчета Счетной палаты (СП), опубликованного ограниченным тиражом в голубых книжечках, подчеркивает ручкой мэр одного из украинских городов. Затем он открывает блокнот и начинает переписывать туда цифры, а следом и целые куски фраз, ставя на полях знак восклицания. Вот в этой части например: «В столице замедляются темпы строительства ключевых инфраструктурных объектов. В частности, перенесли дату введения в эксплуатацию Подольского мостового перехода, степень готовности которого составляет лишь 41,1%, нарушены плановые сроки строительства железнодо-рожно-автомобильного мостового перехода через Днепр. Это приводит к увеличению стоимости незаконченного строительства...» Действие с мэром, блокнотом и ручкой происходит на коллегии Минфина. Отчет одолжил мэру один из помощников народного депутата, и его нужно вернуть.

– Я готовлюсь к выступлению на публичном мероприятии, плюс мне в Кабмине докладывать по теме, хочу речь подготовить. Отчет Счетной палаты — просто кладезь информации для таких целей. Этот свеженький, и я вам его не дам, — с улыбкой оправдывается мэр.

– Отчеты Счетной палаты — отличный источник полезной информации. Аналитики СП глубоко и подробно изучают состояние государственных финансов, а итоги оформляют в красивые презентации с графиками, табличками и выводами. К сожалению, в этом их главная и окончательная ценность», — говорит бывший и. о. министра финансов Игорь Уманский.

Основную свою четкую задачу — контролировать эффективность расходования средств госу-дарственной казны, то есть народных денег, — Счетная палата не выполняет. Конституция наделила этот орган огромными полномочиями. Сотрудникам СП доступна любая информация о деятельности государственных органов власти, они имеют право и должны контролировать всех чиновников — от Администрации президента и Генеральной прокуратуры до Национального банка.

– В архивах СП столько информации, что при желании можно уволить и посадить в тюрьму несколько составов Кабмина. Вот только до сих пор так никого и не посадили. Во всяком случае, мне не известен ни один факт, когда по итогам проверки, проведенной палатой, сел какой-то чиновник, — говорит депутат от Партии регионов, глава подкомитета по вопросам госфинконтроля и деятельности Счетной палаты бюджетного комитета Рады Александр Васильев. Не вспомнил о таком случае ни один из опрошенных «Репортером» членов бюджетного комитета.

Не так давно по требованию Евросоюза парламент и Консти-туционный суд одобрили закон, вносящий поправки в 98-ю статью Конституции, согласно которым Счетная палата получает право контролировать не только расходы, но и доходы государственного бюджета. На прошлой неделе этот закон был подписан президентом и вступил в силу. Суть документа в том, что СП возвращаются полномочия по проверке доходов бюджета. Они были отобраны в 1997 году в результате поправок в Конституцию.

– Любой бухгалтер вам скажет, что бессмысленно контролировать расходы бюджета, не анализируя доходную часть, — говорит «Репортеру» экс-глава Госказначейства, член бюджетного комитета, депутат от «Батькивщины» Татьяна Слюз. При этом она подчеркивает, что эффективность работы сильного по функционалу ведомства зависит не от перечня возможностей, а от позиционирования и политической роли, которую палате определила власть.

А вот тут-то как раз не все в порядке. Новые полномочия предоставлены политически слабой структуре. Около года назад у СП появился новый председатель — Роман Магута, который сменил Валентина Симоненко, проведшего на этом посту 14 лет — два срока.

– Однако ни замов, ни главных контролеров, ни директоров департаментов не назначили и не переназначили. Это должна делать Рада, но процесс умышленно затягивается. Выходит, большая часть руководства палаты работает нелегитимно. Соответственно, нелегитимны коллегии, которые они проводят, а отчеты и выводы по результатам проверок теряют смысл, — говорит Татьяна Слюз.

По словам бывшего и. о. бюджетного комитета Валерия Асадчева, по факту проведения проверок СП направляет свои заключения правоохранительным органам, которые в свою очередь должны на основании этих материалов иницииро-вать проверки.

– Сотрудники СП тратят бюджетные средства на командировки, проводят анализ с выездом на место, а последствий никаких. Обидно, — жалуется Асадчев.

По мнению Татьяны Слюз, чтобы изменить этот порядок вещей, во главе Счетной палаты должен быть человек от оппозиции, а сам председатель палаты — переизбираться со сменой политической власти. Либо глава СП должен быть личностью известной и публичной, не робеющей перед властью и способной при возможности профессионально дискутировать с политиками.

Предыдущий глава палаты Валентин Симоненко в свое время был конкурентом Леонида Кучмы на посту премьера и чуть не стал преемником Леонида Кравчука.

Проверяющих много, толку мало

Однако политического веса руководителя недостаточно. Чтобы повысить значимость палаты, необходимо упорядочить полномочия еще одного контролирующего органа — финансовой инспекции, бывшего Контрольно-реви-зионного управления.

– Счетная палата проводит те же проверки, что и Фининспекция, точно так же анализирует расходование бюджетных средств. Когда я возглавляла Госказначейство, случалось что Счетная палата была в том или ином министерстве на проверке в первом квартале, а КРУ следом за ней проводило проверку уже в третьем квартале за один и тот же период. Бессмысленно держать такой раздутый штат инспекторов и контролеров, выполняющих, по сути, одну и ту же работу. Их нужно разграничить, растворив Фин-инспекцию в Счетной палате или наоборот. Государство бы сэкономило массу денег на содержание одной из структур, — говорит Татьяна Слюз.

А это немалые деньги в стране с кризисной экономикой. Согласно госбюджету на 2013 год, содержание Счетной палаты

обходится стране в 100 млн грн, из которых 52,2 млн идут на выплату заработной платы сотрудникам ведомства. А на содержание Фининспекции в текущем году государство потратит в четыре с лишним раза больше — 427 млн грн, из которых 279 млн — зарплата сотрудникам.

К слову, Счетная палата находится в красивом здании в центре столицы на улице Ю. Коцюбинского, а такая недвижимость — предмет давней зависти власть имущих, питающих страсть к статусным заведениям. СП, конечно же, никому не уступит ни здание, ни полномочия, пусть и условные. Напротив, акцентируя внимание на требованиях Евросоюза, она намерена продолжить выбивать себе дополнительные права, требуя от власти расширить сферу своей компетенции в части контроля за местными финансами. Это действительно соответствует требованиям ЕС и международной организации по противодействию коррупции GRECO.

– Сейчас игнорируется одна из рекомендаций GRECO. Не исключено, что после последней правки в Конституцию придется вносить еще одну, чтобы распространить полномочия СП на местные бюджеты, — сказал «Репортеру» высокопоставленный чиновник в СП, пожелавший себя не называть.

Правда, этому будут сопротивляться местные власти.

– Осуществлять контроль за местными бюджетами со стороны СП нецелесообразно, так как при таком подходе есть риск появления системы «контроль над контролем», — говорит эксперт по вопросам бюджетной политики Ассоциации городов Украины Александр Слобожан. — Сейчас предварительный контроль за расходами местных бюджетов осуществляет Госказначейство, а контроль по факту расходования средств проводит фининспекция. Ей и так в прошлом году расширили полномочия, предоставив право приостанавливать расходы местных бюджетов.

Впрочем, по мнению Игоря Уманского, статус палаты не изменить путем правок к Конституции. Она должна играть реальную и самостоятельную роль в контроле над госфинансами, а не быть молчаливым фиксатором происходящего (как сегодня). И пока эта ситуация не изменится, Счетная палата будет всего лишь красивым респектабельным органом в респектабельном особняке.