Внеочередное собрание акционеров «Укртелекома», состоявшееся на прошлой неделе, стало первым для нового мажоритарного акционера компании — группы СКМ Рината Ахметова. Накануне она закрыла сделку по покупке 92,79% акций некогда государственного оператора у австрийской инвесткомпании EPIC. На собрании был переизбран состав наблюдательного совета и изменена система управления компанией. Однако новые акционеры не раскрыли своих планов по развитию «Укртелекома». «Репортеру» удалось выяснить, что же планирует делать крупнейшая ФПГ страны со стратегическим для отрасли активом

Замерзшая связь на окраине Донецка

«Укртелеком — Здохни!» — эту фразу на заборе небрежными мазками кисти закрашивает строитель, особо не вникая в смысл текста. Забор и стройка расположены неподалеку от родного поселка бизнесмена Рината Ахметова, что на окраине Донецка. Эта фраза — квинтэссенция отношения к компании среди людей, которые пользовались услугами главного интернет-провайдера и оператора телефонной связи Украины.

– Можно от вас позвонить? Телефон сел, — просим у вахтера донецкого дома культуры.

– Да вот, вчера вечером телефон отключили, до сих пор не работает, — удивил вахтер. При этом в поселке наводят грандиозный марафет: строители перекладывают крыши, красят в розовый цвет фасады двухэтажных домов и доделывают еще один корпус в школе за деньги именитого земляка. Вокруг одной из таких строек и стоит зеленый забор, где закрашивают надпись.

– А вы знаете, что Ринат Ахметов телефонную связь купил?

– Ну, раз Ахметов купил, может, поправят, — размышляет вахтер. — А то у нас с телефоном очень неважно.

Плохое качество связи было одной из многих проблем «Укртелекома», которые должна была решить приватизация. Но поносить «Укртелеком» за плохую связь среди пользователей — обычное дело. Абоненты постарше по старинке обращаются на горячую линию или пишут жалобы в местные отделения, пользователи помоложе находят выход своим эмоциям в социальных сетях. В Twitter и Facebook они создали группы под названием «Укртелеком — го...о» — простор для творчества. «Улитки спариваются быстрее, чем работает мой интернет», «Подключился к другому провайдеру. То же самое, что перестал ходить пешком и купил вертолет», — пишут люди.

Длинная игра на понижение

Продать нацоператора электросвязи государство пыталось с 1990-х годов. Но сроки постоянно откладывались: каждое правительство по-разному видело, какие обязательства стоит наложить на инвестора, какой пакет акций ему продать и, главное, сколько денег выручить от продажи. В результате за 15 лет оценка стоимости компании упала почти в 10 раз: c $10 млрд до $1,3 млрд. Это финальная сумма, за которую «Укртелеком» весной 2011 года купила малоизвестная австрийская компания EPIC.

Глава Фонда госимущества Александр Рябченко оправдывается тем, что время повышенного интереса частных инвесторов к гостелекомам прошло.

К примеру, сербский госоператор Telekom Srbija, конкурс по продаже половины акций которого местное правительство также собиралось провести в 2011 году, не продан до сих пор. Власти не могут найти инвестора, который согласится заплатить $1,4 млрд. Пожалуй, самым успешным примером приватизации оператора телекоммуникаций в странах бывшего социалистического лагеря можно считать продажу 35% акций польского Telekomunikacja Polska. В 2000 году французская France Telecom отдала за пакет аж $4,3 млрд.

Последние несколько лет до продажи были худшими в истории «Укртелекома». Он работал в убыток, накапливались валютные долговые обязательства. Но были и другие причины, почему компания, которая, в принципе, могла бы развиваться и без частного инвестора, оказалась «за бортом». Государство долгое время игнорировало проблемы предприятия, как, впрочем, и всей отрасли. Инвестиционная программа и годовой финансовый план «Укр-телекома» неоднократно принимался уже в конце лета, и на его выполнение просто не хватало времени. Вероятно, гораздо больше внимания стоило уделять и борьбе с коррупцией внутри компании. Ведь, по мнению опрошенных участников телекоммуникационного рынка, оператор с оборотом больше $1 млрд всегда был хорошим источником заработка для руководителей как в центральном аппарате, так и на местах. «Взятки брали за внеочередное подключение телефона, за то, чтобы протянуть интернет, не говоря уж о подрядах на строительство сетей и закупках оборудования», — рассказывает один из бывших топ-менеджеров компании.

Истории о коррупции в «Укртелекоме» часто связывают с именем Георгия Дзекона, который с 2004 года занимал здесь пост главы правления. Компания «Приоком», совладельцем которой он является, многие годы была ос-новным подрядчиком нацоператора. В 2005 году в коррупции Дзекона публично обвинил глава Госслужбы по вопросам регуляторной политики и развития предпринимательства Михаил Бродский, а в 2010 — глава Госадминистрации связи Николай Гончар. Но увольнение настигло Дзекона только после приватизации предприятия, когда его с должности главы «Укртелекома» перевели в наблюдательный совет. Еще около полугода, по словам источников «Репортера» в компании, он по факту продолжал руководить и окончательно отошел от дел только осенью 2012 года, когда заговорили о продаже оператора компании СКМ.

Еще одной проблемой была утечка кадров. Персонал оператора, который в 1990-е годы был одним из лучших на рынке, последние 10 лет переходил на работу к конкурентам, где заработная плата для специалистов такого уровня оказалась в разы выше. «В „Укртелекоме“ оставались только стажеры, которые пришли получать первый опыт работы, чтобы через год-два найти место получше, и сотрудники предпенсионного возраста», — вспоминает экс-глава Фонда госимущества Александр Бондарь.

За два года после приватизации штат компании уменьшился почти на 13 тысяч человек

Велосипед перед пенсией

– Почтальонам-то дали новые велосипеды, а нам — нет, — сетует Сергей Николаевич. Ему 57 лет, всю жизнь проработал монтером по телекоммуникациям в сельской местности под Киевом. Но если раньше приходилось обслуживать один населенный пункт, то после приватизации и волны увольнений под опеку монтера попали еще два села. Зарплата осталась та же — до двух тысяч грн в месяц плюс премия ко Дню связи в 50 грн. Из этих денег на велосипед выкроить не получается.

А вот теперь Сергею Николаевичу поручили проводить показ объекта для потенциальных покупателей. Это здание АТС — автоматической телефонной станции. Найти объявление о продаже совсем несложно: в числе прочих этот дом серией любительских фото представлен на официальном сайте «Укртелекома». Здесь, как на аукционе, можно взять в аренду или купить недвижимость компании на любой вкус: детские дома отдыха в селах, склады, старые АТС.

Однако на большинство таких зданий спрос нулевой.

А вот наиболее «вкусные» объекты, расположенные в Киеве, Донецке или Днепропетровске, в открытую продажу не поступают. Сотрудники компании в частных беседах признаются, что все «особенные лоты» руководство в регионах продает или сдает в аренду «своим». При случае в Киеве будет за что побороться. Чего только стоят здания «Укртелекома» на столичной улице Богдана Хмельницкого, где сегодня обитает служба безопасности компании. Понятно, что на сайте «Укртелекома» таких объектов нет, там продают всякий неликвид — старую неинтересную недвижимость, которая расположена в селах или находится в аварийном состоянии и подлежит сносу.

Здесь именно такой случай: окна разбиты, крыша гниет, туалет на улице. За бывшее место работы Сергея Николаевича — дом связи 1960-х годов постройки и две сотки земли при нем — просят 173 тысячи грн. Монтер, недоверчиво и с любопытством поглядывая на визитеров, проводит экскурсию: три комнаты, в двух хранятся кабели и всякий хлам. В третьей стоят советские, видавшие виды столы и диваны, а на стенах остатки плакатов с телами голых женщин — их, очевидно, пытались сорвать перед нашим визитом. На вопрос, почему АТС закрыли, пожимает плечами:

– Райкин говорил, что наши микрокалькуляторы самые большие в мире. «Укртелеком» тоже был большим, нам казалось, самым большим в мире. Сейчас мы оказались не нужны. Команду из трех человек, которая раньше обслуживала АТС, сегодня можно заменить маленькой коробочкой с проводками. Новые технологии пришли.

О массовых увольнениях заговорили сразу после приватизации, несмотря на то что, согласно ее условиям, EPIC не имела права в течение трех лет сокращать по собственной инициативе рабочие места в компании. Вместо этого в рамках реорганизации многих сотрудников переводили на неполную ставку, вплоть до 0,1 от постоянной, вынуждая уходить по собственному желанию. Все это делалось для того, чтобы избежать выплаты высоких компенсаций, предусмотренных все теми же условиями приватизации. Ветераны предприятия при разрыве трудового договора по соглашению сторон могли получать выходное пособие в размере до трех годовых окладов. Однако сам Георгий Дзекон заявлял, что подобную процедуру в «Укртелекоме» применять не собираются. Более дешевыми методами удалось сократить численность персонала почти на 20% — к середине 2013 года там осталось 59 тысяч человек.

Это был тяжелый процесс для оператора связи и семей его сотрудников. Многие из тех, кто работал там раньше, сегодня пытаются восстановиться на рабочем месте через суд или как минимум получить денежную компенсацию, положенную при потере работы. Окончание срока инвестобязательств в 2014 году развяжет новому руководству руки для следующей волны сокращений персонала. «Оптимальное число сотрудников для „Укртелекома“ — 30 тысяч человек.

В похожих крупных европейских компаниях сотрудников и того меньше», — говорит бывший заместитель председателя правления по корпоративным правам ОАО «Укртелеком», а ныне инвестбанкир Артемий Ершов. Для сравнения, в Telekomunikacja Polska трудятся 22 700 человек.

Интернетом от «Укртелекома» пользуется 1,6 млн абонентов. Это крупнейший провайдер в стране

Где счастья искать

По словам опрошенных «Репортером» профильных экспертов, сегодня для «Укртелекома» могут быть интересны несколько направлений инвестиций, так или иначе связанных с госпроектами.

Например, интернетизация села. Уже несколько лет ООН и Международный союз электросвязи называют одной из приоритетных задач властей сокращение так называемого цифрового неравенства, то есть доступность услуг связи в городах и сельской местности. «У „Укртелекома“, крупнейшего интернет-провайдера страны, уже есть опыт работы в селах, за счет телефонных линий он имеет самую разветвленную в стране сеть доступа, а значит инвестиций потребуется меньше», — поясняет собеседник «Репортера» в отраслевом регуляторе — Национальной комиссии, осуществляющей госрегулирование в сфере связи и информатизации (НКРСИ).

Крупный оператор нужен Комиссии еще для одного проекта — реформы системы связи в стране и создания Национальной информационно-коммуникационной инфраструктуры (НИКИ). По сути, речь идет о некой «надсети», координирующей и объединяющей сети всех операторов в стране, информационные ресурсы госорганов, реестры медицинских и других социальных учреждений. В НКРСИ готовы не только обеспечить повсеместный доступ населения к современным услугам связи, но и сформировать единую систему электронного управления, предоставления административных и социальных услуг.

Например, планируется создание единого реестра пациентов медицинских учреждений, доступного в каждой поликлинике страны. Это позволит не только обеспечить оперативный доступ к полной истории болезни пациента, но и наладить систему удаленных интернет-конси-лиумов и коллективной диагностики. Так называемое электронное здравоохранение сегодня считается одним из наиболее перспективных направлений развития информационных технологий. «Помимо улучшения качества лечения пациентов, подобные проекты позволяют существенно сократить госрасходы в отрасли на 10–15%», —утверждает Синиша Варга, директор Института медицинского страхования Хорватии, где информационные системы внедрены в 80% медицинских учреждений.

– «Укртелеком» уже сейчас выполняет большинство предполагаемых функций оператора НИКИ — например, имеет полномочия по координации сетей связи в чрезвычайных условиях, — рассказывает экс-замглавы парламентского комитета по вопросам транспорта и связи Юрий Мороко.

Компания: новая жизнь

Сегодня стратегию развития «Укртелекома» пишут новые менеджеры, назначенные СКМ: новый председатель Набсовета Леонид Нетудыхата и глава компании Лаша Микава. Их назначение не стало неожиданностью для рынка, однако лишь добавило интриги в будущий сценарий развития компании.

Лаша Микава до назначения возглавлял еще один телекоммуникационный актив СКМ — группу Vega, откуда в «Укртелеком» за последние несколько месяцев уже перешли технический и коммерческий директора. Бизнесы операторов в чем-то схожи: в них большую долю занимают услуги фиксированной телефонии, а интернет-доступ предоставляется по устаревающей технологии ADSL. Но число абонентов интернет-доступа «Укртелекома» превышает аналогичную абонентскую базу Vega

более чем в 10,5 раза, а число потребителей фиксированной телефонии — в 16 раз. Выручка «Укртелекома» за первое полугодие 2013 года составила 3,24 млрд грн против 327,1 млн грн у Vega. «Масштабы бизнесов компаний кардинально отличаются, к тому же Vega последние несколько лет после прихода Микавы фактически живет без инвестиций. Вряд ли у него есть опыт управления национальным оператором», — в разговоре с «Репортером» возмущается топ-менеджер одного из крупных украинских операторов связи, которому, по его словам, также предлагали возглавить «Укртелеком».

Леонид Нетудыхата — куда более масштабная фигура, один из серых кардиналов украинской телеком-отрасли. Выходец из Донецка, в 1997–2000 годах он уже возглавлял «Укртелеком», затем работал в принадлежавшей СКМ телекоммуникационной компании DCC. Впрочем, Нетудыхату на рынке считают не столько человеком Ахметова, сколько «связистом государственного масштаба». С 2004 по 2008 годы он фактически стоял у руля отрасли, будучи замминистра транспорта и связи, а в 2010-м, после прихода к власти Виктора Януковича, стал главой Госслужбы спецсвязи и защиты информации.

– Ходят упорные слухи, что помимо СКМ к «Укртелекому» имеют отношение и ряд других структур, которые де-факто также являются его совладельцами, но предпочитают не светиться, — рассказывает один из бывших топ-менеджеров «Укртелекома». — EPIC была официальным держателем акций и имела широкие полномочия по управлению компанией, но не справилась с задачей. Она так и не смогла искоренить коррупцию. Выйти на прибыль по итогам 2012 года удалось, лишь кардинально сократив инвестиции. Теперь эти задачи будет выполнять СКМ. А Нетудыхата будет следить за процессом в интересах всех совладельцев.

У Лаши Микавы и топ-менеджеров СКМ немного другие цели, рассказывают источники, знакомые с процессом назначения руководства крупнейшего оператора. «Главное, чего хотят в СКМ, — слить «Укртелеком» и Vega, избавиться от ненужного оператора, фактически продав его „Укртелекому “», — убежден один из собеседников «Репортера».

В самой СКМ свои планы пока подробно не комментируют. «Мы считаем, что «Укртелеком» и Vega могут совместно развивать и эксплуатировать магистральную сеть и сеть доступа, что значительно повысит операционную эффективность обеих компаний»,— заявил управляющий директор SCM Advisors Илья Архипов, назначенный членом набсовета «Укртелекома». Новые акционеры вряд ли будут вкладывать собственные средства в развитие оператора, считает один из его бывших топ-менеджеров. До перехода под контроль СКМ «Укртелеком» и EPIC активно привлекали средства государственных банков, и, очевидно, эта схема сохранится впредь.

Источником средств может стать и продажа эксклюзивной лицензии на 3G-связь, одного из главных козырей в подготовке к приватизации «Укртелекома». Ее предприятие получило вне конкурса в 2005 году, другим операторам лицензии не выдаются якобы из-за того, что необходимые радиочастоты используют военные. Однако, несмотря на такую фору, сеть компании, запущенная в 2007 году, до сих пор работает только в областных центрах и не отличается высоким качеством связи. Одним из первых шагов EPIC после приватизации стало решение о продаже мобильного подразделения — компании «ТриМоб». Акционеры считали, что время для его развития упущено. Покупателя искали больше года, однако о цене договориться не удалось — собственники хотели выручить за актив не менее $500 млн. Переговоры о продаже «ТриМоба» прекратились летом 2012 года, незадолго до начала диалога с СКМ. Несколько месяцев назад они возобновились. По информации «Репортера», в них активно участвует МТС и турецкая Turkcell — партнер СКМ по еще одному телекомактиву, мобильному оператору life:).

И, наконец, главным стимулятором инвестиций «Укртелекома» может стать государство. Речь идет о создании так называемого Фонда универсальных услуг (ФУУ), которое в последние годы вновь активно лоббирует НКРСИ. В отличие от первоначальной идеи ФУУ, обсуждавшейся еще в начале 2000-х годов, сейчас его средства предлагают направлять не на компенсацию убытков от предоставления услуг связи по гостарифам, а на инвестиции в социальные телекомпроекты. Наполнять фонд, как и раньше, в Комиссии планируют за счет специальной надбавки к розничным тарифам на услуги мобильной связи и интернет-доступа, а распределяться средства должны среди потенциальных инвесторов на специальных тендерах. Однако большинство операторов уверены: главным интересантом фонда является именно «Укртелеком».