Последний год об украинском кино принято говорить, что оно на подъеме. Речь как минимум о количестве — фильмов снимается действительно много. «Репортер» разобрался, с чем связан расцвет нашего кинематографа и что теперь делать с этими фильмами

Перезагрузка

Только с начала этой осени в прокат вышло сразу несколько украинских картин. «Иван Сила» — первый за долгое время фильм для детей и юношества; биографическая лента «Параджанов», попавшая в лонг-лист нынешнего «Оскара»; новая работа Киры Муратовой «Вечное возвращение»; боевик «Ломбард» Любомира Кобыльчука-Левицкого.

Плюс в международной конкурсной программе фестиваля «Молодость» оказался дебютный фильм «Такие красивые люди» украинского режиссера Дмитрия Моисеева. В ближайшее время на экранах кинотеатров появятся «Тени незабытых предков» — триллер все того же Любомира Кобыльчука-Левицкого — и психологическая драма «Зеленая кофта» Владимира Тихого.

Еще несколько лет назад ситуация выглядела не так радужно. Если верить статистике Государственного агентства по вопросам кино при Министерстве культуры и туризма, в 2007 году в стране сняли восемь фильмов. В 2010-м — ни одного.

Цифра ноль оказалась символической — через год в киноотрасли произошла перезагрузка. Во-первых, ввели новую систему господдержки кино. Во-вторых, сменили главу украинского агентства кинематографии. Вместо занимавшей эту должность Анны Чмиль назначили Екатерину Копылову — бывшего генерального продюсера «Нового канала».

Новые цифры статистики выглядят так: в 2011–2012 гг. в стране выпустили 32 полноформатных художественных фильма. В этом году на стадии производства находится 25 картин. Это на две больше, чем сняли за период с 2007 по 2011 год.

После долгого перерыва украинские фильмы вновь вернулись на «Молодость»

Кино под патронатом

– Мне не за что оправдываться. Я делала все, что могла в тех обстоятельствах, в которых мы существовали, — говорит Анна Чмиль.

Украинские режиссеры среднего возраста, вроде Мирослава Слабошпицкого, в прошлом году получившего «Серебряного леопарда» на кинофестивале в швейцарском Локарно, обвиняют старую систему государственной поддержки в том, что она лет на 15 затормозила украинский кинематографический процесс. Точнее, что из него выпало целое поколение молодых киношников.

Главным слабым местом старой системы господдержки была, собственно, эта самая поддержка. Ежегодные бюджеты составляли скромные суммы. В 2009 году, например, страна выделила на съемки фильмов 5 млн грн. Для сравнения: дебютная картина того же Дмитрия Моисеева обошлась на 900 тысяч грн дороже.

О том, выдать деньги на фильм или нет, решала комиссия, которую собирала Госслужба кинематографии Министерства культуры. Эксперты рассматривали сценарий. После обсуждения сообщали режиссеру, получит тот финансирование или нет. Предпочтение отдавалось либо именитым кинодеятелям вроде Михаила Ильенко, либо картинам-юбилеям и фильмам на национальную тематику. Скажем, на ленту о сражении под Крутами или на экранизацию Севастопольской битвы.

Прежнюю команду Госкино обвиняли в лоббировании интересов определенного круга режиссеров. Анна Чмиль объясняет это скромным бюджетом, который государство выделяло на отрасль, — его предпочитали выдавать, что называется, за выслугу лет:

– Зная творческие возможности Киры Муратовой, я ее патронировала. Делала это сознательно, так что скрывать тут нечего. Это честь для страны, что режиссер такого калибра снимает именно здесь. И я бы хотела, чтобы и сегодняшнее руководство Госкино патронировало, а не прикрывалось новыми системами.

Ковры, расстеленные в коридорах Дворца «Украина», выглядели чуть благородней красной дорожки

Миллионы за четверть часа

Одним из главных нововведений нынешней системы господдержки украинского кинематографа стал заметно больший размер ежегодно выделяемого бюджета. В 2011 году он составил 111 млн грн. В 2012-м — 167,5 млн грн.

В этом году страна вложила в украинское кино 141 млн грн.

Какая из отраслей теперь недополучает деньги на культуру, Екатерина Копылова не знает:

– Я убедила чиновников выделять на кино заметно больше. Откуда они эти деньги вынули, я не в курсе. Но мы никого не обкрадываем. В министерство культуры ежегодно поступает 2 млрд грн. Вероятно, раньше их использовали не так эффективно.

Получить часть этих денег на кинопроект можно, презентовав свой фильм на одной из питчинг-сессий. В отличие от прошлой системы закрытых конкурсов, питчинги подаются Госкино как открытая защита проектов. Открытая в прямом смысле слова — присутствовать на ней в качестве зрителя может каждый.

Проводят питчинги два раза в год, в киевском Доме кино. Обычно — в Белом зале кинотеатра. Госкино заранее сообщает, на какие даты намечен конкурсный отбор.

Экспертная комиссия состоит из 40 человек. В нее входят практически все специалисты, которых заявляют профильные киношные структуры. Чиновников в комиссии нет. Каждые два года ее состав полностью обновляется.

Молодой украинский режиссер Дмитрий Моисеев получил бюджет на свой дебютный фильм (5,9 млн грн) в течение 15 минут. Половину этого времени он объяснял комиссии идею своего фильма. Вторую половину отвечал на уточняющие вопросы.

Система питчингов — это европейская практика. Режиссеры Франции, Испании, Германии получают финансирование точно так же, как Дмитрий Моисеев. Причем украинские питчинги режиссер проходит в связке с продюсером, который теперь считается таким же важным участником проекта, как и автор фильма.

Екатерина Копылова, сама в прошлом продюсер, настаивает, что, кроме всего прочего, в стране нужно формировать и институт продюсерства. От пары режиссер — продюсер на питчинге ожидают синопсиса и сценария фильма, маркетингового плана, информации о целевой аудитории и подробно расписанной цепочки, как этот фильм доберется до зрителя. То есть до широких экранов.

На красной дорожке Анатолий Хостикоев и Наталья Сумская

Плановая экономика ветеранов

– Много ли вы знаете ветеранов, которые способны работать с продюсерами? Есть понятие молодой энергии. Возможности быстро учиться, перенимать опыт, владеть современными технологиями. Ветеранам нашего кинематографа с этим сложнее. Эти люди жили в другой системе координат. Раз в несколько лет они получали от государства деньги и снимали фильм. Что с ним будет дальше, никого не интересовало. Следом такому режиссеру вручали бюджет на новую картину. Это система плановой экономики Советского Союза. Украина живет в реалиях экономики рыночной, — говорит Екатерина Копылова.

Новую команду Госкино обвиняют в том, что она отдает предпочтение проектам молодых режиссеров. Глава организации с этим не согласна, но в общем это где-то действительно так. На последнем питчинге преподаватель Национального университета театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого, Лариса Артюгина, претендовала на 100%-е финансирование своего дебютного полнометражного фильма. Комиссия предложила режиссеру 50%-ю поддержку. «Взрослая тетка, преподавательница — и ей давать 100% на дебют? Может, все-таки это финансирование разделить между молодыми и начинающими?» — признался «Репортеру» один из членов комиссии.

– Питчинги — это экзамен. Часть наших мэтров не привыкли его сдавать. Плюс им сложно работать в связке с продюсером. Это должность не творческая. Продюсер должен быть прагматиком, экономистом. Причем умеющим работать с государственными деньгами, — Екатерина Копылова объясняет, почему «сыпятся» проекты режиссеров, ранее снимавших за государственный счет.

Из ветеранов украинского кинематографа государственное финансирование по новой системе получили Виктор Гресь и Михаил Ильенко. Кира Муратова питчинг-сессию не прошла. Из-за своего продюсера Олега Кохана, объясняет Копылова, который на момент обсуждения заявки не закрыл финансовые обязательства по прошлому кинопроекту.

Госкино провело уже пять питчинг-сессий. На каждую из них подают чуть больше сотни проектов. Вала кинозаявок, как считает Копылова, не предвидится. Количество в 110–120 предложений — цифра уже более-менее устоявшаяся: в стране не так много режиссеров и, что еще важнее, оригинальных идей.

До аншлага оставалось полчаса

Режиссерские души

– Государственное финансирование может быть до 100% — это детские фильмы, документальные и анимация. До 100% могут получить и короткометражные дебюты. В этих случаях авторские права на кинопродукцию полностью принадлежат государству. Если государство частично финансирует картину, то, соответственно, нам переходит часть авторских прав, — объясняет Екатерина Копылова.

За государственные бюджеты Госкино получает режиссерские души. Точнее, права на владение их фильмами. А еще за то, что освободило до 2016 года киностудии от уплаты налога на землю, а кинопроизводителей от необходимости перечислять НДС.

Ситуация с авторскими правами все равно спорная, считают режиссеры. Выйти из нее можно по французской системе кинематографических фондов, которая уже давно распространилась на большую часть Европы.

CNC — национальный кинематографический фонд Франции — собирает 11%-й налог со всех иностранных фильмов, идущих во французских кинотеатрах. За часть именно этих денег соревнуются французские режиссеры на питчинг-сессиях. Статистика украинских бокс-офисов следующая:

в июле (месяц, когда в прокате не шли украинские фильмы) кинотеатры собрали 53 млн грн. Если принять эту цифру за среднюю, то за год валовый сбор кинотеатров составляет 636 млн грн. 11% от этой суммы — 70 млн грн. Это в два раза меньше того, что в 2013 году выделило на кинематограф государство, но в любом случае вполне приличное подспорье государственной системе поддержки.

Пока Госкино переняло другую схему европейской поддержки кинематографа. Украина ратифицировала европейскую конвенцию о совместном производстве фильмов. Из-за чего технология частичного финансирования международных проектов заметно упростилась. И эта схема ко-продукции — одно из приоритетных направлений Госкино, объясняет Копылова. Самый яркий пример такого сотрудничества — фильм «Параджанов». Финансировали его так: Госкино выделило 50% бюджета, украинский продюсер — 7%, остальные вливания распределили между собой компании Франции, Армении и Грузии.

Наталья Сумская была одной из звезд фестиваля

Ошибка за счет государства

– У нас в стране много лет кинопроизводство находилось в застое. За это время наш зритель привык к американскому, европейскому и российскому кино. А что такое украинское кино, многие вообще не знают, — говорит Екатерина Копылова.

Объяснить, что такое украинский кинематограф и о чем он должен быть, глава Госкино затрудняется. Прежний руководитель, Анна Чмиль, уверяет, что отсутсвие проукраинской позиции — одно из слабых мест новой системы. Раньше фильмы тщательно проходили проверку на преемственность национальных традиций. Сейчас режиссерам, финансируемым государством, позволено снимать все.

– Я не хочу реанимировать прежний украинский кинематограф. Мы хотим создать новый, — объясняет Копылова.

Идеологическая суть новой системы господдержки: профинансировать как можно больше разножанровых качественных фильмов. Спустя некоторое время станет ясно, какие из этих фильмов выстрелят. Они, по словам Копыловой, и станут тем самым «новым украинским кино».

Единственное условие: все фильмы, которые поддерживаются государством, должны иметь «украинский след». Правда, как выяснилось, это требование формально: украинским следом считается даже просто украинский язык, на котором разговаривают актеры.

Выражение «качественные украинские фильмы» эксперты комментируют нехотя. Претензии тут следующие: наше кино слишком поверхностно, хотя и пытается выдавать себя за философские притчи. Или: молодые режиссеры начинают состязаться с аттракционным кино Голливуда и, естественно, проигрывают ему. Общее слабое место вне зависимости от жанров: слишком банальные сценарии.

Несмотря на это, Госкино свою программу поддержки сворачивать не собирается.

– Знаете, я считаю, что каждый молодой режиссер имеет право на ошибку за государственный счет, — поясняет известный советский и украинский режиссер Роман Балаян.

Последние кадры перед финалом «Молодости»

Деньги на ветер

Новая система господдержки кино работает третий год. Режиссеры снимают фильмы пачками. Эти картины берут на фестивали. Некоторые из них, как, например, «Иван Сила», попадают в первую десятку рейтинга украинских кинотеатров. За три года государство выделило на кино 419,5 млн грн. Если посмотреть на сумму с позиции бездушной экономики, выяснится, что это выброшенные деньги. Госкино их никогда не вернет.

– Даже в Европе окупается только каждый шестой фильм. Что вы хотите от Украины? Государство не собирается зарабатывать на нашем кино. Оно его поддерживает, — объясняет Екатерина Копылова.

Детский фильм «Иван Сила», рассказывающий историю украинского силача Ивана Фирцака, Госкино профинансировало полностью. Бюджет картины составил 16 млн грн. Примерно на столько же потянуло и производство картины «Тот, кто прошел сквозь огонь» Михаила Ильенко, которую украинский режиссер снял в 2011 году. Эти фильмы, кроме суммы затрат, роднит еще одно — они с успехом идут

в украинских кинотеатрах. Дистрибьюторы называют их хитами. Правда, пока дело не касается арифметики. Валовый сбор от проката фильма Ильенко составил всего лишь 2 млн грн. Затем эту сумму разделили еще пополам: половина денег ушла кинотеатрам, вторая — дистрибьютору. Дальше дистрибьютор рассчитался с производителем. Словом, авторы картины «Тот, кто прошел сквозь огонь», потратив 16 млн грн, вернули где-то в районе 500 тысяч.

– У нас в стране 415 экранов. В России их где-то 3,5 тысячи. Для сравнения: в Китае — 18 тысяч, а в советской Украине, если считать вместе с передвижными киноустановками, было 25 тысяч экранов. Чтобы говорить об окупаемости, Украине придется построить еще минимум 1,5 тысячи кинотеатров, — объясняет Копылова.

Эта проблема касается не только украинских фильмов. «007: Координаты „Скайфолл“» — один из кинохитов 2012-го, рекламировавшийся чуть ли не за полгода до премьеры, собрал в украинском прокате около 22 млн грн. Его производство обошлось продюсерам в $200 млн. Если бы прокат этой серии о Джеймсе Бонде ограничивался только Украиной, у студии Columbia Pictures настали бы тяжелые времена.

Главная локация фестиваля — буфет

Проваленные кампании

– Уже три года и в Каннах, и в Берлине во время кинофестивалей работают украинские павильоны. Мы распространяем там печатный гид по нашему кинематографу, показываем трейлеры новых фильмов, презентуем новые проекты. Европейские дистрибьюторы могут лично задать вопросы украинским продюсерам и наладить с ними коммерческие контакты, — говорит Екатерина Копылова.

Эти мероприятия — один из путей того, как приблизить украинский кинематограф к окупаемости. Молодой режиссер Марина Врода в 2011 году за картину «Кросс» получила Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля в номинации «Лучший короткометражный фильм». Следующую — уже полнометражную — работу режиссера

Госкино профинансировало на 50%. Остальные деньги — интерес западных продюсеров: польских и французских. Если сделка состоится, Марина Врода будет позиционироваться как европейский режиссер. Это, по словам Копыловой, дополнительный бонус для того, чтобы страны Евросоюза взяли фильм украинки в прокат.

Другой путь — пробиться в кинотеатры России. В прошлом году украинские кинопродюсеры объединились в ассоциацию, которая как раз и должна представлять интересы наших кинематографистов на иностранных рынках. Участники ассоциации говорят, что интерес со стороны российских дистрибьюторов к молодому украинскому кино имеется. Тот же «Иван Сила» вполне бы мог попасть в российский прокат.

Почему так не происходит? Пока, уверяют в Украинской Кино-Ассоциации, продюсерским компаниям страны стоит еще потренироваться на локальном рынке. Успех проката фильма (и заинтересованности в нем иностранных дистрибьюторов) кроется в том числе и в грамотно составленной промокампании. Один из потенциальных украинских хитов — картина «Ломбард» — в этом смысле приводится как показательный антипример: лента могла бы собрать гораздо больше, если бы ее начали рекламировать чуть раньше, чем за неделю до выхода на широкие экраны.

Еще одна проблема: все еще не налаженная коммуникация между всеми участниками рынка. 3 октября в прокат вышло сразу три украинских фильма — все тот же «Иван Сила», «Вечное возвращение» и «Параджанов». Появись эти картины хотя бы с промежутком в месяц, считают в Украинской Кино-Ассоциации, они бы собрали куда больше. Даже для патриотически настроенных киноманов национального кино бывает много.

Самый простой и безотказный способ попадания в российский прокат давно уже используют авторы новогодних «блокбастеров». «Любовь в большом городе», которую продюсируют участники «95-го квартала», вполне успешно прошла в российских кинотеатрах. Кассу сделали Алексей Чадов, Вера Брежнева, Анастасия Задорожная и прочие российские селебрити, игравшие в этой картине: люди ходят не на фильмы, а на снимающихся в них людей. Предпочтительнее на своих.

Андрей Халпахчи, директор кинофестиваля «Молодость», уверен, что позитивное будущее нашего кинематографа все-таки возможно. Конечно, если нынешние активисты не устанут за него бороться и не сойдут с дистанции:

– Довольным полностью быть нельзя. Украина (страна с таким количеством жителей, как во Франции) должна выпускать 300 полнометражных фильмов в год. А у нас в десятки раз меньше. Но я думаю, что агентство по кинематографии двигается в правильном направлении. Постепенно подключает к отечественному кинопроцессу новые важные блоки. Мы, например, раньше никогда не занимались промотированием, а теперь это обязательная практика. А значит, у нас могут появиться и крупные кинокомпании, которые не только производят кинопродукцию мирового уровня, но и привлекают инвестиции. А также занимаются продвижением фильмов на иностранные рынки. Кроме того, нужно не забывать и о воспитании зрителя в нашей стране. Прививать любовь к кино детям еще в школе. Учреждать киноклубы, издавать тематические журналы. Эта среда будет подпитывать киноотрасль изнутри. Я знаю, что у Госкино такие планы есть и оно будет их постепенно реализовывать. А значит, мы будем продвигаться к желаемому результату.

Сколько стоит снять фильм

Гонорары актерам: 2,5–10 тысяч грн за один съемочный день

Аренда помещения для съемок: 5–12 тысяч грн в день

Ежедневная зарплата съемочной группы (операторы, ассистенты, помощники режиссера, сценаристы): 20–25 тысяч грн в день

Зарплата администраторов и технического персонала: 5–6 тысяч грн за день работы

Завтраки, обеды и ужины для съемочной группы: 3–5 тысяч грн в день

Аренда профессиональной камеры для съемок: 5–8 тысяч грн в день

Аренда осветительных приборов на один день: 8–10 тысяч грн

Перевозки съемочной группы и аппаратуры: 2–4 тысяч грн за каждый день съемок

Постпродакшен (монтаж, обработка, озвучивание, компьютерные эффекты) полуторачасового фильма: 960 тысяч грн

Итого стоимость производства полнометражного художественного фильма: 5–15 млн грн