Сравнительно небольшая в масштабах государственного бюджета сумма помогла оживить украинский кинематограф. Молодые и не очень режиссеры вступили в борьбу за деньги, выделяемые на съемки фильмов. Но пока они не могут конкурировать с голливудскими блокбастерами по кассовым сборам. Основная их часть вообще не находит дорогу к большим экранам и демонстрируется в узких кругах киноманов

80 украинских фильмов было снято в прошлом году, из них 11 полномет-ражных игровых. Все это удовольствие обошлось государственному бюджету в 167,5 млн грн. В этом году результаты будут сопоставимые — на кинопроизводство выделено 141 млн грн, в планах — съемки 85 фильмов, в том числе 25 игровых.

С учетом печальной картины в отечественном кинематографе, которая наблюдалась лет двадцать до того, это настоящий прорыв. Фактически с нуля создана новая постиндустриальная отрасль. Причем стоило это украинскому бюджету не такую уж и крупную сумму. Важнее был правильно выбранный западный подход к отбору фильмов, который свел к минимуму возможность коррупции.

И неожиданно оказалось, что в стране есть масса талантливых режиссеров, которые могут снимать неплохие фильмы. И многие из них уже идут на экранах, собирая неплохие кассы.

Многие, но далеко не все. И тут стоит перейти к проблемным вопросам. К сожалению, большинство снятых за госсредства фильмов увидят разве что зрители кинофестивалей — до широкого экрана они не дойдут. Причина банальна — деньги государство выделяет на съемки фильма, а не на его показ. После завершения кинопроизводства составляется акт приемки-передачи, пишется пресс-релиз и фильм кладется на полку.

В лучшем случае в будущем он может оказаться в некоммерческом прокате, на тех же фестивалях или его покажут на первом национальном телеканале. Ни широкого проката, ни продажи прав за границу, ни выпуска DVD не будет — эти задачи не стоят перед Государственным агентством по вопросам кино.

В целом такой подход правильный. Задача госагентства — эффективно и результативно расходовать бюджетные деньги: найти хорошие сценарии, достойных режиссеров, не допустить воровства и принять готовый продукт. Прокат, реклама и зарабатывание денег — это задача продюсеров. А вот их-то украинская земля пока еще не родила в достаточном количестве. В стране фактически нет коммерчески успешных продюсеров — кроме Александра Роднянского и вспомнить некого.

Возможно, это дело времени — отрасль в стране только появилась.

В кино идут первые частные инвестиции, привлекаемые возможностью разделить расходы на съемки фильмов с государством. И, возможно, в течение года-двух продюсеры набьют руку и научатся эффективно работать.

Еще один выход — выпускать фильмы совместно с киноагентствами других стран, в прошлом году сняли 12 таких фильмов, или привлекать к конкурсу на распределение бюджетных средств иностранных продюсеров. Это типичный европейских подход, именно так развивается кино в Прибалтике, Румынии или Венгрии. Для этого у нас нет даже юридических препятствий — Украина является участником Европейской конвенции о сов-местном кинематографическом производстве. Более того, такие фильмы могут претендовать на поддержку из бюджета ЕС и имеют льготы при продвижении в Европе.

Но есть еще один барьер — психологический. Типичная и наиболее распространенная форма поддержки кино в России и ЕС — грант. То есть безвозмездная поддержка производителя фильма, без претензий на права на фильм. Для Украины такая практика чужда. Как это — раздавать деньги просто так, ни на что не претендуя? Ведь необходим овеществленный результат государственных расходов — мы вам деньги, вы нам права на фильм, а фильм на полочку. Чтобы украинский зритель увидел украинские фильмы, этот подход нужно изменить и распределять бюджетные средства на поддержку кино исключительно в виде софинансирования, чтобы разделить риски с частными инвес-торами и в виде грантов, то есть не претендуя на права на фильм.