Брюссель традиционно требует привлечения к уголовной ответственности коррумпированных политиков в качестве предварительного условия для евроинтеграции. От нас же, наоборот, ждут освобождения политиков, осужденных за уголовные преступления

Время «Ч» уже не за горами. На следующей неделе депутаты могут решить, наконец, участь Юлии Тимошенко.

В парламенте зарегистрировали три сценария ее освобождения. Первый, авторства Анжелики Лабунской, предполагает, что по решению суда узница может покинуть страну (если 365 дней беспрерывного стационара не поправили ее здоровье), подлечиться и даже беспрепятственно вернуться обратно, не опасаясь ареста. Суд вправе освободить ее от наказания «по состоянию здоровья». Однако судимость остается при ней, закрывая путь в большую политику.

Второй законопроект, поданный бывшим соратником Леди Ю Сергеем Мищенко, требует немедленного освобождения и выезда Тимошенко за рубеж. Но только при условии, что в будущем она вернется и «досидит», что также делает ее участие в выборах невозможным.

Наконец, три оппозиционных лидера Виталий Кличко, Олег Тягнибок и Арсений Яценюк рассчитывают «освободить Тимошенко от дальнейших политических репрессий путем применения к ней полной индивидуальной амнистии». Которая позволила бы экс-премьеру и подлечиться в «Шарите», и поучаствовать в президентской гонке 2015 года.

Принятие одного из этих законопроектов с последующей отправкой Юлии Тимошенко на лечение — одно из требований Еврокомисии для подписания Соглашения об ассоциации. С нашими соседями брюссельские политики поступали иначе — они требовали заключения политических лидеров стран-кандидатов в качестве предпосылки для евроинтеграции.

«Репортер» решил проанализировать ситуацию с уголовным преследованием бывших премьеров в соседних странах.

Хорватия

Иво Санадер — один из ближайших соратников экс-президента Хорватии Франьо Туджмана, правившего страной девять лет. После смерти патрона Иво возглавил правящую партию «Хорватское демократическое содружество». И в 2003 году занял кресло премьер-министра.

1 июля 2009 года он оставил оба поста и ушел из большой политики. Но всего через полтора года «отшельника» арестовали в Зальцбурге по обвинению в коррупции.

Следствие решило, что в 2008 году, будучи премьер-министром, Санадер получил $12,8 млн взятки от венгерской компании MOL, предоставив ей право управлять хорватским нефтяным концерном INA. Двумя годами ранее получил откат от фармацевтической фирмы, а в середине 1990-х — $695 тысяч взятки от банка Hypo Group Alpe Adria.

Суд посчитал, что и свою партию премьер финансировал за счет откатов, которые получал от тендеров. Основа обвинений — махинации в компании Fimi media, через которую при помощи фальшивых документов были изъяты деньги в сумме 70 млн кун (около 9,3 млн евро).

По делам Иво Санадера арестовали больше десятка политиков, чиновников и банкиров.

20 ноября 2012 года его приговорили к 10 годам лишения свободы. Но сразу после вынесения вердикта госпитализировали из-за проблем с сердцем. Впрочем, отправить его в «Шарите» никто не требовал. Напротив, руководство ЕС оценило приговор как важный вклад Хорватии в борьбу с коррупцией.

Румыния

Кресло премьер-министра Адриан Нэстасе занимал ровно четыре года — с декабря 2000-го по декабрь 2004-го. После он принял участие в президентских выборах, но уступил своему сопернику Траяну Бэсеску. А спустя два года прокуратура возбудила против него уголовное дело. Следователи уверяли, что премьер заплатил крупную сумму чиновнику, ответственному за борьбу с отмыванием денег, чтобы тот уничтожил документы о доходах жены Нэстасе, на банковском счету которой находилось 308 тысяч евро. Но суд экс-премьера оправдал.

Впрочем, недолго музыка играла. 30 января 2012 года Верховный суд Румынии приговорил Нэстасе к двум годам лишения свободы. Его обвинили в незаконном получении средств на избирательную кампанию 2004 года. 1,7 млн евро, потраченные на агитацию и встречи с избирателями, были оформлены как рабочие встречи и командировки премьера и оплачены из госбюджета.

Четыре соучастника Нэстасе получили по шесть лет тюрьмы.

Сам экс-премьер назвал приговор политически мотивированным, заявил, что его притесняет глава Национального антикоррупционного директората Даниела Морарь. И даже совершил попытку самоубийства — выстрелил себе в шею, когда за ним пришли, чтобы препроводить за решетку.

18 марта 2013 года Нэстасе освободили за примерное поведение. В тюрьме он был совсем недолго, но успел написать три книги.

Дело Нэстасе позитивно оценено в Брюсселе как пример способности Бухареста эффективно бороться с коррупцией в органах власти.

Вскоре к этим троим могут прибавиться еще двое. Официальными кандидатами на членство в ЕС сегодня числятся семь стран: Албания, Босния и Герцеговина, Республика Косово, Македония, Сербия, Турция и Черногория. И многие из руководителей этих государств рискуют оказаться за решеткой. Среди потенциальных сидельцев, например, Джуканович и Тачи.

Черногория

Мило Джуканович, кажется, никогда не покидал властные кабинеты.

Возглавлял правительство страны в 1991–1998 годах, был избран президентом в 1998 году, затем снова стал премьером. Идеолог и инициатор референдума 2006 года о независимости Черногории.

В 1990-х годах прокуратура Италии обвиняла его в отмывании многомиллионных доходов от нелегального бизнеса в Швейцарии и на Кипре. И в том, что с 1994 по 2002 годы он якобы руководил организованной преступной группировкой, которая занималась контрабандой сигарет.

В мае 1999 года суд закрыл уголовное дело в отношении чиновника, поскольку Джуканович пользуется дипломатическим иммунитетом, да и дело не относится к юрисдикции итальянских судов.

Однако следователи и по сей день считают, что половина валового национального продукта Черногории получена благодаря контрабанде. Европейская комиссия даже выдвинула иск против Philip Morris и R.J. Reynolds, которые якобы принимали участие в контрабанде сигарет через Черногорию. Расследование еще не окончено. И Мило Джуканович продолжает руководить Черногорией.

Косово

Хашим Тачи (кличка Змея) — лидер Армии освобождения Косово, воевавший с Югославией за независимость республики. Ныне — премьер-министр Косово.

По мнению Карлы дель Понте, экс-прокурора Международного трибунала ООН по бывшей Югославии, Тачи организовывал похищения людей и налаживал контакты с клиниками в Европе, готовыми купить человеческие органы. Член Парламентской ассамблеи Совета Европы Дик Марти тоже обнародовал доклад о торговле органами похищенных во время конфликта 1998–1999 годов людей. В нем речь шла о том, что этим занимались лица, близкие к Хашиму Тачи.

Миссия Евросоюза в области верховенства закона и правопорядка в Косово создала следственную группу, во главе которой стоит американский дипломат Джон Клинт Уильямсон. Следствие еще не окончено. Хашим Тачи продолжает руководить правительством Косово.

Почему с Украиной по-другому

Откуда проистекают различия в подходе европейцев к делу Тимошенко и к уголовным преследованиям чиновников в других восточноевропейских странах, в принципе, объяснимо. В Европе считают преследование украинского экс-премьера «избирательным правосудием», так как за невыгодный газовый контракт глава правительства, по мнению чиновников ЕС, должна нести политическую, а не уголовную ответственность. И ее посадка выглядит в глазах европейцев как расправа власти над своим главным соперником и свидетельство больших проблем с демократией в стране. Более циничные наблюдатели считают, что дело может быть и в другом — когда Тимошенко сажали в тюрьму, она считалась ведущим проевропейским политиком Украины, одним из лидеров проевропейской же «оранжевой революции». К Виктору Януковичу на Западе было тогда очень настороженное отношение — мало кто верил, что он вскоре поведет страну в Европу. И, судя по всему, не до конца доверяют в ЕС украинскому президенту и сейчас, не считают его «своим». Тем более что он склонен вести политическую линию страны самостоятельно, лишь время от времени, по необходимости, согласовывая ее с интересами Брюсселя. Поэтому дело Тимошенко остается принципиальным для Европы. И если даже как-то получится подписать Соглашение без ее освобождения (а такой вариант на 100% исключать нельзя, учитывая высокую степень заинтересованности Европы в Ассоциации), этот вопрос будет и дальше жестко ставиться ЕС при каждом удобном случае.