Отправленный в отставку руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко запомнился прежде всего тем, что превратил санитарию в грозное дипломатическое оружие Кремля в спорах с бывшими советскими республиками. Куда меньше известна другая сторона его работы — как собственно санитарного врача. «Репортер» обнаружил, что этнический украинец Онищенко на своем посту занимался отнюдь не только расправой с «политически вредными» продуктами питания

Главный враг украинских конфет, молока и сыра, Геннадий Онищенко, занимая не самую высокую должность в российском правительстве, пользуется скандальной известностью далеко за пределами России. Сама его фамилия давно стала интернет-мемом. «Онищенко запретил хипстерам выкладывать фотографии еды в сети», «Онищенко запретил сам себя» — пестрит интернет. Человек, предлагавший распустить Госдуму, если та не примет антитабачный закон, вызывал смешанные чувства.

Запрет импорта главных продуктов украинского пищепрома стал почти таким же мощным инструментом воздействия Кремля на Киев, как газ. С информационной точки зрения — воздействия даже более мощного, ведь речь шла о запрете продуктов питания, которые украинцы сами ежедневно покупают в супермаркетах; в отличие от газа — субстанции без цвета и запаха, ассоциируемой исключительно с политическими разборками двух государств.

Однако, в отличие от политических кругов, в кругах профессиональных у Онищенко отнюдь не столь скандальная репутация.

– Хочу вам сказать: если бы не было Геннадия Григорьевича, эпидемии у вас здесь были бы неисчислимы! — рассказывал пару лет назад во время одной из своих публичных лекций профессор, заместитель директора по науке Международного института вакцин при ООН Михаил Фаворов. — Но так как их нет, Геннадием Григорьевичем недовольны. Только плохие новости попадают в газеты. Я не буду говорить о его политических пристрастиях, но то, что страна 15 лет без копейки денег на санэпидслужбу не залилась в ка-ких-нибудь фекалиях, это потрясающе, этого нигде в мире больше не было, и это его заслуга!

«Репортер» разобрался, чем еще в профессиональном (а не в политическом плане) отметился Онищенко.

1. Спас Чечню от холеры

В 1994 году Онищенко, в то время первый заместитель председателя Госкомитета санитарно-эпидеми-ологического надзора, был откомандирован в Чечню. Сепаратисты отказались от помощи российских медиков, и там разгорелась эпидемия холеры. Более того, появилась еще и угроза распространения сибирской язвы. Под артиллерийский обстрел попал могильник павшего скота. Под руководством Онищенко сводные бригады ставропольского и ростовского противочумных институтов, следуя за армейскими подразделениями, восстанавливали санитарно-эпидемиологические станции, проводили полевую вакцинацию.

Осенью 1995 года Онищенко вместе с водителем был похищен боевиками на подъезде к Грозному. Спасся, как он сам считает, благодаря указанной в паспорте национальности — украинец, а еще отсутствию оружия. Отобрав документы и деньги, чиновника и его шофера выбросили на дорогу. «Когда его взяли в плен, он под дулами автоматов просил бандитов только об одном: отпустить молодого парнишку, водителя его машины», — вспоминала позже Татьяна Дмитриева, академик РАМН и экс-министр здравоохранения.

2. Снизил потребление пива

Именно Онищенко по праву следует считать главным борцом с рекламой пива, кампанию против которой он начал еще в декабре 2000 года с громкого постановления «Об усилении госсанэпиднадзора за пивоваренной продукцией». Во-первых, этим актом Онищенко начал тотальную проверку технической документации пивзаводов. Во-вторых, прямо попросил Минздрав запретить пивную рекламу, что явно выходило за пределы его компетенции (об этом ему напомнил министр Юрий Шевченко), но зато спровоцировало бурную общественную дискуссию.

Пивовары обвинили Онищенко в лоббировании интересов производителей вина и водки, а в ответ получили обвинение в «насаждении подросткового алкоголизма». Среди любителей пива стал как никогда высок процент несовершеннолетних.

Тем не менее вскоре пивоваренные компании добровольно приняли «кодекс чести», в котором условились о ряде самоограничений в рекламе. В 2004 году рекламу ограничили уже законодательно, убрав пивные ролики из дневного эфира на телевидении.

В 2005 году в такой рекламе запретили использовать «образы людей и животных». Наконец, в прошлом году Госдума полностью запретила рекламу пива. Как результат: по оценкам компании Euromonitor International, с 2008 по 2012 годы потребление пива в России снизилось с 82 до 71 литра в год на человека.

3. Победил новейшие эпидемии

В 2003 году Онищенко оказался в авангарде борьбы с атипичной пневмонией. Он инициирует развертывание сети лабораторий по ее диагностике и не устает навязчиво напоминать о правилах гигиены, не стесняясь быть объектом публичных насмешек. После этого ему удалось отразить атаку сначала птичьего, а потом и свиного гриппа. Закрывает на карантин несколько вузов, приостанавливает учебу в школах Екатеринбурга и Петрозаводска, рекомендует туристам воздержаться от поездок в ряд стран, добивается прокурорских проверок на Дальнем Востоке, после которых несколько учреждений были закрыты за нарушение санитарных норм.

Большая часть врачебного сообщества России в целом уверена: именно оперативные и грамотные действия Онищенко при весьма ограниченных ресурсах уберегли Россию от полномасштабных эпидемий.

Семь самых дорогих запретов Геннадия Онищенко

1. Грузинское вино и минеральная вода

Потери грузинской экономики: $300–700 млн

В марте 2006 года Онищенко запретил ввоз на территорию России грузинского вина. Формальная причина — повышенное содержание пестицидов. Чуть позже, в мае того же года, главгоссанврач запретил также импорт минеральной воды «Боржоми». Он, в частности, заявил, что вода не соответствует требованиям «вкусовых норм вообще». Как раз в это время новый президент Грузии Михаил Саакашвили добился подписания соглашения о выводе с территории страны российских военных баз.

2. Молдавское вино

Потери молдавской экономики: $350–400 млн

Вино из Молдавии Роспотребнадзор запретил одновременно с грузинским, формальная причина та же — повышенное содержание пестицидов. Как раз в начале марта 2006 года Кишинев и Киев устроили блокаду Приднестровья. Украина изменила таможенный режим на границе с непризнанной республикой: грузы стали пропускать лишь при наличии молдавского штампа. После восстановления полноценного железнодорожного движения через границу более 40 молдавских предприятий повторно прошли санитарно-эпидемиологическую экспертизу и возобновили поставки вина.

3. Украинские конфеты

Потери украинской экономики: $125 млн

Недовольство украинскими кондитерскими изделиями компании-гиганта Roshen, которые будто бы содержат канцерогены, Онищенко высказал в июле 2013 года. Именно тогда руководство Таможенного союза предупредило Киев о возможных экономических санкциях в связи с повышением пошлин на импортные автомобили, из-за чего Россия недосчиталась $36 млн.

4. Белорусская свинина

Потери белорусской экономики (ожидаемые): $100–150 млн

Официальная причина, по которой специалисты Роспотребнадзора забраковали свинину из Белоруссии, — опасения, что белорусские свиньи могут быть больны африканской чумой. Между тем вспышка чумы пришлась на начало 2013 года, а запрет был объявлен только в августе. Это случилось в самый разгар конфликта вокруг «Уралкалия» и после ареста в минском аэропорту гендиректора этой компании Владислава Баумгертнера. Если запрет будет распространен еще и на говядину и молочную продукцию, на что Онищенко тоже намекал, то ущерб может превысить $1 млрд.

5. Латвийские шпроты

Потери латвийской экономики: $19 млн

В октябре 2006 года Онищенко выявил в шпротах из Латвии «превышение уровня бензопирена в 3–10 раз выше предельного». Ввоз рыбных консервов двух латвийских предприятий, «Гамма-А» и «Бривайс Вильнис», был запрещен. Как раз в это время в Калининграде возвели четыре консервных завода, которые только выходили на рынок, прочно занятый прибалтийскими конкурентами.

6. Литовское молоко

Потери литовской экономики: 10 млн евро

В октябре этого года в молочной продукции из Литвы Роспотребнадзор обнаружил фталаты и «несоответствия по органолептическим показателям». Случилось это после угрозы литовского министра иностранных дел Линаса Линкявичюса «заблокировать Калининград» в ответ на усиленные таможенные проверки со стороны России. Литовская тема тесно связана с украинской: Литва является одним из главных спонсоров программы «Восточного партнерства» Евросоюза, а также активным лоббистом скорейшего подписания между ЕС и Украиной соглашения о создании зоны свободной торговли.

7. Украинские молокопродукты

Потери украинской экономики: $65 млн

В 2012 году запрет на импорт коснулся украинских сыров, в которых ведомство Онищенко обнаружило пальмовое масло. Несмотря на то что его использование российским законодательством не было запрещено, поставки прекратились. При этом российский рынок занимает 2/3 всего экспорта сырной продукции Украины. «Сырная война» продлилась несколько месяцев, после чего поставки возобновились.