Мнение: Возвращение в шестидесятые

Главные призы на проходивших одновременно кинофестивалях в Варшаве и Лондоне получила польская драма «Ида» Павла Павликовского — картина, встраивающаяся в едва ли не главную тенденцию польского кино последних лет, связанную с «денацификацией» истории Польши и искуплением ее вины за участие в Холокосте.

До недавнего времени эта тема в Польше была под запретом. Лишь в 2001 году поляки официально признали, что истребляли евреев во время Второй мировой — кто добровольно и по идеологическим соображениям, кто из-за страха самому быть убитым фашистами. С тех пор в стране наснимали с десяток фильмов о тех событиях — как артовых, так и супермассовых.

«Ида» — самое изящное решение этой темы. Когда главная героиня была маленькой, ее семью убили поляки, не желавшие терпеть евреев на своей территории, оккупированной немцами. Иду пощадили только потому, что она не была похожа на еврейку, то есть не смущала добровольных и не очень антисемитов. Девочку отдали в женский монастырь, где она и выросла, пока ее, уже совершеннолетнюю, не забрала оттуда тетя, чей маленький сын тоже был убит на той войне. Ида, благоверная польская католичка, узнает правду о том, что католики сделали с их близкими. Затем женщины ищут братскую могилу, где захоронены их родственники. Ида выкапывает их останки и хоронит заново, уже по-человечески.

Павликовский сталкивает двух противоположных героинь — правоверную и убедившуюся, что Бога нет, безвольную идеалистку и волевую нигилистку. Но дает понять, что ни один из этих путей, как и всякий путь вообще, никогда не совпадает с реальной траекторией судьбы, частенько вышибающей почву из-под ног и оставляющей человека в полной прострации. Не только без имеющихся ответов на неслабые вопросы, но и без каких-либо вопросов вообще.

Остается добавить, что снят фильм в изысканной, даже чересчур изысканной черно-белой палитре и напрямую отсылает к эстетике 1960-х — времени, в котором происходит его действие. В каком-то смысле тут кроется сверхзадача Павликовского — снять свое кино так, будто сейчас 1960-е, но о том, о чем тогда никто не мог и пикнуть.

ГЛАВНЫЕ ФИЛЬМЫ НЕДЕЛИ:

Это конец

Сет Роген, Ивэн Голдберг

Популярный голливудский комик Сет Роген стал одним из режиссеров и снялся в главной роли в черной комедии, рассказывающей о том, что весело бывает даже тогда, когда на самом деле очень страшно. Фильм начинается с вечеринки в частном доме в Лос-Анджелесе. Актеры, продюсеры и звезды шоу-бизнеса приятно проводят время. Внезапно наступает апокалипсис. Большая часть гостей (как и жителей планеты) погибает моментально. В живых остается шестеро тусовщиков, решающих, что конец света не повод прекращать вечеринку.

Тор 2: Царство тьмы

Алан Тейлор

Продолжение экранизации хитового комикса о супергерое по имени Тор, который, перевоплощаясь в одного из древних скандинавских богов, спасает мир. Помогает ему в этом верный брат Локи. На сей раз пара сразится со злобным эльфом по имени Малекит, заявившим, что он уничтожит Землю. Воевать с нечистью Тору придется в Царстве Тьмы — самом опасном месте Вселенной. Хотя, судя по первой части фильма, да и по оригинальному комиксу, безопасных мест на протяжении всего Млечного Пути не существует. Как это ни странно, но романтическая линия в фильме тоже присутствует.

Географ глобус пропил

Александр Велединский

Пермь. 1990-е. Молодой ученый устраивается преподавателем в одну из школ. Вокруг безнадега и безденежье: первые годы постсоветского капитализма. Новоиспеченный учитель неравнодушен к выпивке. И к романтике — для школьников он лучший друг (хотя почти что враг своей жене). Если описывать телеграфно, так выглядит фабула одного из самых пронзительных российских романов прошлого десятилетия — книги «Географ глобус пропил» писателя Алексея Иванова.

В главной роли снялся Константин Хабенский. Критики уверяют, картина вышла не хуже литературного произведения. Например, на последнем Одесском кинофестивале «Географ» взял Гран-при.

По признакам совместимости

Брайан Фогель

Бездельник и небольшого ума парень по имени Кристиан, коллекционирующий головы убитых животных, знакомится с девушкой из еврейской семьи. На первом же свидании молодой человек не проходит тест на этническую совместимость и решает обратиться за помощью к давнему другу Адаму Липшицу, чтобы тот объяснил, как должен выглядеть настоящий еврей. У Адама хватает собственных проблем — на горизонте маячит свадьба с гинекологом. Дальше зрителя ожидают полтора часа сомнительных шуток и затасканных комических ситуаций, кочующих из одной голливудской комедии в другую. Да, Брайан Фогель снял то, что принято называть «старой доброй народной комедией».