За спорами о законопроекте по освобождению Юлии Тимошенко как-то забылись другие важные законы, которые наша страна обязалась принять в контексте евроинтеграции. Они делятся на две группы. Первая — законы, необходимые для подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Два оставшихся из этой партии парламент, скорее всего, успеет принять в окончательном чтении до саммита в Вильнюсе. Речь идет об изменениях в избирательном законодательстве и новом законе о прокуратуре. Вторая группа законов касается требований Евросоюза относительно отмены визового режима. Их осталось принять тоже два, но с ними как раз могут быть проблемы.

Почти все сделали

9 сентября 2008 года в ходе саммита Украина — ЕС было принято решение о том, что наша страна имеет право претендовать на безвизовый режим со странами Евросоюза. Для отмены виз ЕС предложил нам реформировать миграционное законодательство в соответствии с требованиями Европы, начиная от введения биометрических паспортов (закон есть, паспортов до сих пор нет) и заканчивая защитой национальных меньшинств, чтобы ромы и прочие не могли просить в ЕС убежища, ссылаясь на притеснения в Украине. За прошедшие пять лет наша страна выполнила практически все требования — начиная от создания на базе ОВИРов миграционной службы и заканчивая реформой законодательства о защите персональных данных.

Осталось два должка — принятие закона относительно предотвращения и противодействия дискриминации в Украине и закона об усилении эффективности государственной антикоррупционной политики.

В поисках гея

Закон о противодействии дискриминации, который запрещает увольнение из-за сексуальной ориентации работника, вызвал вал критики со стороны националистов, коммунистов и православных. Прошло даже несколько демонстраций «против Евросодома». Это создало вокруг проекта настолько нездоровую ауру, что депутаты практически всех фракций теперь наотрез отказываются за него голосовать.

Между тем этот законопроект просто сборник юридической казуистики. Действующее законодательство и так запрещает дискриминацию на основании расы, пола, возраста, религии, языка и «иных оснований». Судебная практика в Украине говорит, что сексуальная ориентация подпадает под «иные основания», сверх того, наше законодательство более либерально, нежели законы ряда европейских стран вроде Польши или Литвы. Там гомосексуалистам запрещено работать в школах, у нас такого запрета нет: они, при желании, могут устроиться на работу куда угодно.

Однако европейцы все равно требуют, чтобы в законе присутствовала фраза «запрет на дискриминацию по причине сексуальной ориентации» (таким образом, кстати, термин «сексуальная ориентация» впервые вводится в национальное законодательство). Причина сугубо формальная. Сейчас украинские гомосексуалисты имеют право требовать убежища в странах ЕС, ссылаясь на то, что в Украине они не могут найти работу из-за своей ориентации. Европейцы этим лицам обязаны предоставлять статус беженцев.

После принятия поправки украинские геи потеряют всякую возможность получить убежище

в Европе из-за преследований на родине. Таким образом, требования со стороны ЕС объясняется заботой не столько об украинских сексуальных меньшинствах, сколько о собственном бюджете. Тем не менее шансы на прохождение этого закона через украинский парламент невелики по причинам, описанным выше.

Наши власти, по данным «Репортера», эту проблему хотят решить оригинальным путем — через вердикт Конституционного суда, принятый на основании обращения простого гражданина. Дело за малым — найти пострадавшего, которого действительно уволили из-за его сексуальной ориентации. Профильные общественные организации уже несколько месяцев ищут необходимую кандидатуру. Пока тщетно.

Посадка коррупционеров

Второй долг — принятие закона об усилении эффективности государственной антикоррупционной политики. Суть его проста — за все коррупционные преступления необходимо предусмотреть наказание исключительно в виде лишения свободы. В частности, два года получат родители за передачу денег учителю, точнее за «подкуп работника государственного предприятия, учреждения или организации», три месяца получит заведующая садика за прием ребенка вне очереди, точнее за «злоупотребление полномочиями должностным лицом юридического лица частного права независимо от организационно-право-вой формы», пять лет получит нотариус, если по вашей просьбе удостоверит договор без вашего присутствия: «злоупотребление полномочиями лицами, предоставляющими публичные услуги».

Кроме того, предусмотрена административная и дисциплинарная ответственность за представление в декларациях об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера заведомо недостоверных сведений. При фальсификации деклараций чиновников имеют право освобождать от должности с включением в публичный реестр коррупционеров.

Наконец, на обычного гражданина или чиновника могут завести уголовное дело не только за дачу взятки, но и просто за обсуждение самой подобной идеи. Причем теперь будут приниматься во внимание даже анонимные доносы граждан на коррупционеров.

И хотя с принятием этого закона тоже будут проблемы (к нему много претензий со стороны оппозиции и регионалов), но все-таки они не столь масштабны, как с геями.

Угроза задержки

Если два указанных закона не будут приняты до саммита в Вильнюсе, то Украине поставят неуд и перспектива получения безвизового режима с ЕС отодвинется еще как минимум на год. За это время нам могут выдвинуть новый список требований.

Дело в том, что существующий план действий был согласован еще в 2008 году. За это время европейское миграционное законодательство совершенствовалось, и нас могут попросить внедрить в отечественные законы все последние европейские новации. Большинство из них касается прав и правового положения беженцев.

В частности, могут обязать предоставлять статус беженца тем же категориям лиц, которые имеют это право в ЕС. К примеру, гомосексуалистам из Уганды: там мужеложство — уголовное преступление.

Фактор Приднестровья

Если же народные депутаты успеют принять все необходимое, а Конституционный суд защитит трудовые права геев, то уже в конце года мы сможем прийти к последнему этапу подготовки безвизового режима. И он, кстати, тоже будет весьма непростым.

Ключевых задач тут будет две — реформы пограничной и миграционной служб. Пограничникам уже несколько лет помогает Миссия Европейского союза: общий объем ее финансовой помощи — свыше 400 млн грн. За эти деньги пограничники перейдут на европейские стандарты работы, вплоть до интеграции баз данных и подписания межведомственных соглашений с Frontex — Агентством Евросоюза по безопасности внешних границ.

Потенциальные проблемы — украинско-молдавская граница в районе Приднестровья: европейцы требуют создания совместных украинско-молдавских пунктов пропуска, что фактически означает блокаду Приднестровья. То есть приднестровцы не должны попасть на территорию Украины без контроля со стороны молдавских пограничников. Причем аналогичные «миграционные» посты будут открыты и на линии разграничения между Молдавией и Приднестровьем — молдаване также ведут с ЕС переговоры о безвизовом режиме.

С миграционной службой ситуация тоже неоднозначная. Это новое ведомство, созданное только в прошлом году, должно будет обеспечить внедрение в стране биометрических паспортов: только с такими документами будут пускать в Европу без виз. На эти цели, а также на создание Единого демографического реестра Кабмин уже выделил на прошлой неделе 300 млн грн, общая смета проекта — 800 млн грн до 2016 года.

Перспектива-2017

Соглашение о безвизовом передвижении будет подписано сразу после того, как эксперты ЕС признают работу украинских пограничной и миграционной служб отвечающей европейским нормам, а украинский и европейский парламенты ратифицируют этот документ. Оптимисты говорят, что это может произойти к 2017 году (если мы быстро управимся с требованиями по геям и коррупции), реалисты — о 2019-м: как раз в преддверии очередных президентских выборов.