Со стороны создается впечатление, что самая главная проблема в подготовке Соглашения Украины с ЕС — это Тимошенко. Дескать, Европа требует ее отпустить, а украинская власть этого не хочет. Между тем в отношениях Киева и Евросоюза наметились куда большие проблемы, чем доля харьковской узницы. Именно от их решения и зависит судьба ассоциации

Украина находится в тяжелом экономическом положении, а государственный бюджет — в состоянии постоянного кассового разрыва. Поэтому изначально подписание Соглашения об ассоциации с ЕС виделось как дорога к возобновлению сотрудничества с МВФ. Именно его кредиты, а также прямая финансовая поддержка от ЕС должны были помочь свести в главном балансе страны дебет с кредитом.

Трудные деньги

Однако чем ближе дело шло к саммиту в Вильнюсе, тем очевиднее становилось, что эти деньги получить будет непросто. Во-первых, с большим трудом идут переговоры с МВФ. В Киеве рассчитывали, что в награду за подписание Соглашения Фонд снимет наиболее жесткие требования, а именно повышение цен на газ для населения. Однако до сих пор нет ни одного подтверждения этих надежд. Наоборот, вслед за последним визитом миссии МВФ украинское правительство получило новые, еще более неприятные, условия. Чего стоит идея урезать зарплаты бюджетникам. Даже если отбросить предвыборную составляющую, а говорить только об экономике, то адекватность рекомендаций МВФ более чем сомнительна. Сокращение госрасходов на зарплаты вкупе с повышением цен на коммунальные услуги окончательно прибьют внутренний спрос, который худо-бедно в последние два года вытягивал экономическую активность из зоны абсолютного нуля. Если же на это наложатся ожидаемые проблемы с экспортом в Россию, то темп роста нашего ВВП можно будет смело сопоставлять со средней температурой января в не самых теплых странах мира.

Во-вторых, из-за торможения переговоров с МВФ нет ясности с выделением прочих кредитов и финпомощи Евросоюза. Также без возобновления сотрудничества с Фондом у Украины не улучшатся кредитные рейтинги, а значит, мы не сможем по приемлемым ставкам занимать деньги на рынке еврооблигаций.

В-третьих, серьезную поддержку экономике оказали бы кредитные ресурсы европейских банков, которые после подписания Соглашения смогут открывать в Украине филиалы и выдавать населению и предприятиям займы под низкие проценты (менее 10%). Но и этот процесс будет небыстрым. Для начала должна кардинально измениться ситуация с защитой прав кредиторов, должно быть разрешено кредитование населения в валюте и много чего еще.

В-четвертых, и в-главных, из уст европейских политиков ни разу не прозвучали конкретные гарантии и механизмы компенсаций украинской экономике потерь, которые она может понести из-за санкций со стороны России.

В таких условиях подписание Соглашения действительно выглядело бы сомнительным действием. Поэтому за оставшееся до Вильнюса время Киев будет продолжать вести переговоры с Западом, надеясь все-таки договориться по финансовым вопросам. Но если они успехом не увенчаются, то заключение ассоциации будет под очень большим вопросом. И судьба Юли тут на самом деле — вторичный фактор.

Плата за паузу

Параллельно Киев пытается наладить контакты с Москвой. Программа-минимум — предотвратить жесткие санкции России в случае подписания Соглашения. Но при этом идет зондаж позиции РФ и по более важному вопросу: на что может рассчитывать Украина, если она Соглашение не подпишет? Может ли быть снижена цена на газ? На каких условиях и в каком объеме можно будет получить кредит? Заявления сразу нескольких влиятельных членов Партии регионов о необходимости «паузы» в отношениях с ЕС говорят, что и такой вариант руководство Украины со счетов не сбрасывает.

До этого времени все переговоры упирались в нежелание Кремля идти навстречу по ключевым вопросам до тех пор, пока Киев не даст добро на вступление в Таможенный союз. Украинские же власти этого делать не хотят. Правда, Москва, судя по признанию посла России в Украине Михаила Зурабова, в прошлом году была согласна на вариант радикального (более чем в два раза) снижения цены на газ в обмен на создание консорциума по управлению нашей газотранспортной системой даже без вступления Украины в ТС. Но тогда этот вопрос не был решен, а сейчас прийти к согласию по нему будет еще труднее.

Тем не менее политический эффект от срыва Соглашения с ЕС (или говоря более политкорректно от «паузы с ЕС») может оказаться для Москвы достаточным основанием, чтобы пойти навстречу просьбам Киева и без требований по евразийской интеграции. Если не по цене на газ, то как минимум по долгосрочным кредитам.

Впрочем, пока это все лишь теоретизирование, но ждать развязки осталось недолго. Вильнюс на носу.