Трудовые мигранты уже не нужны за рубежом. И это касается не только украинцев: везде стали беречь рабочие места для своих. Ехать в другие страны становится бесполезно. Экспорт труда пошел по другому пути — по интернету

Выражение «пора валить из этой страны» на протяжении 20 лет было формулой жизни для миллионов украинцев. Нет работы на родине? Не нравится коррупция, бардак и плохие дороги? Перед тобой открыт целый мир: уезжай куда хочешь и работай где угодно. Благо время для «новых гастарбайтеров» было подходящее — с начала 1990-х, когда распался Союз и Украина рухнула в пучину кризиса, западный (да и не только) мир купался в роскоши экономического благополучия и роста. Рабочие руки, дешевые и готовые на любой труд, были нужны везде. Однако в 2008 году глобальная сказка закончилась. Рабочие места стали дефицитом, и за них развернулась беспощадная борьба, в которой победа закономерно окажется в руках местного населения, а не пришлых трудовых мигрантов. В Украине пока мало кто уловил этот тренд. По данным соц-опроса Research & Branding Group, мысли о переезде за границу посещают каждого второго украинца. Людей можно понять — с работой и у нас после 2008 года плохо, и просвета пока не видно. Но и за кордоном наших заробитчан не ждут, если они, конечно, не уникальные специалисты: ученые, гениальные врачи и инженеры, спортсмены — такие нужны всегда и везде, но это отдельный разговор. В то же время впадать в депрессию не следует. Параллельно с экономическим кризисом в мире нарастает глобализация мирового рынка труда. Возникают целые сектора экономики, где не важно, в каком городе находится рабочее место человека и какой у него паспорт. За эту тенденцию украинцы и могут успеть зацепиться.

Велика Европа, а работать негде

По разным данным, за рубежом трудятся 5-7 млн украинских заробитчан, большинство нелегально, на непрестижных работах. Большую часть заработанного они высылают своим семьям. В прошлом году их денежные переводы даже превысили объем иностранных инвестиций и составили $7,5 млрд. Немало наших уже получили вид на жительство в странах Евросоюза. Европейская комиссия по вопросам миграции и беженцев признала украинцев лидерами среди мигрантов (в 2011 году, по данным комиссии, разрешение на проживание получили более 200 тысяч наших соотечественников).

Впрочем, времена, когда украинцы массово ехали на заработки, похоже, прошли. Из-за затяжного кризиса и ужесточения миграционной политики в странах ЕС «валить» особо некуда. Соглашение об ассоциации ситуацию не исправит: в документе нет норм, которые облегчат трудовую миграцию. О чем уже нам не забыли напомнить представители Еврокомиссии.

Тем временем в облюбованной нашими людьми Южной Европе и своим не хватает работы, местные берутся за то, от чего раньше воротили нос. Европейцы все чаще идут в официанты и строители. Украинцы из обслуги превращаются в конкурентов для них. Недавно интернет облетела история молодого испанца Бехамина Серра Бош, который с тремя дипломами о высшем образовании моет туалеты в лондонском кафе, поскольку на родине работы нет вообще (больше половины его ровесников сидят без дела).

Пока относительно сносная ситуация в Польше, где работодателям нужно кем-то заменять поляков, которые массово уехали на заработки в Западную Европу. Правда, украинцев в основном берут на сезонную работу по сбору урожая (около 500–700 евро в месяц). С внесезонной работой в Речи Посполитой туго. Да и с визами часто возникают проблемы. Хоть официально Польша не ужесточала правил их выдачи, но негласно украинцам ставят палки в колеса. В очереди на подачу заявления в консульство приходится ждать до трех месяцев. «Из-за искусственных очередей сезонным работникам из Украины труднее приехать в Польшу», — говорит председатель Ассоциации польских садоводов Мирослав Малишевский, сетующий на нехватку рабочих рук во время уборки урожая.

Достаточно стабильная ситуация на рынке труда в Германии и странах Северной Европы. Но именно туда сейчас направляются потоки трудовой миграции со всего ЕС, а конкурировать с гражданами Евросоюза за рабочие места украинцам трудно.

Новичкам мест нет

Те из наших, кто давно зацепились в странах ЕС, как-то выкручиваются и стараются остаться на заработках (часть, впрочем, потихоньку возвращается и на заработанные деньги открывает в Украине небольшой бизнес — магазины и кафе). Хоть приходится затянуть пояса: хозяева из-за кризиса снижают зарплату. «Если раньше получала около тысячи евро, то теперь мне урезали количество часов и жалованье до 800 евро. Спасает то, что живу и питаюсь у хозяев, а почти все заработанное шлю семье, у меня дома остался девятилетний сын», — жалуется уроженка Львовщины Ирина Гладий. По ее словам, новых заробитчан в Италию едет все меньше, ведь шансов найти работу очень мало.

Россия: поворот к своим

Пока крупнейшим рынком труда для наших мигрантов остается Россия. Здесь трудится, по разным данным, от 1 до 2 млн украинцев. При этом, в отличие от кризисных стран ЕС, рынок труда в России, по крайней мере в крупных городах и сырьевых регионах, отнюдь не стагнирует, растут зарплаты (которые уже по многим позициям сравнялись с европейскими) и открываются новые вакансии. Однако в последние годы ситуация с трудоустройством в РФ для наших граждан усложнилась. Причин несколько.

Во-первых, сказывается мощная конкуренция со стороны таджиков, узбеков и киргизов, готовых получать зарплату, на которую украинцы не соглашаются.

Во-вторых, наши могли бы работать на более квалифицированных работах, на которые среднеазиатов не берут, но здесь есть свои трудности. В последние лет пять Россия далеко продвинулась в плане легализации рынка труда. Устроиться на более или менее приличную работу без официального оформления и с нелегальной зарплатой становится все труднее. А официальное трудоустройство иностранцев — головная боль для работодателя. Последним нужно выбить квоту на иностранную рабочую силу (что отнимает огромное количество времени), а потом еще платить 30% подоходного налога первые 6 месяцев (а не 13%, как платят россияне). Естественно, предприятия будут этим заниматься только в том случае, если есть большая потребность в привлечении именного этого работника. Но такой потребности обычно нет (за исключением, опять же, уникальных специалистов). Ведь найти работника аналогичной квалификации на такую же зарплату среди граждан РФ в последние годы не составляет труда.

И это третий фактор. Россия развивается очень неравномерно. Наряду с благополучными регионами есть области с повальной безработицей. И для безработных россиян из, допустим, Рязани, тема «почему рабочие места в Москве отдают не нам, а мигрантам» очень актуальна. Особенно после Бирюлево. Власти на это пытаются реагировать, и в целом курс взят на замену иностранцев на граждан России, чтоб решить проблему безработицы

в депрессивных регионах. Процесс идет медленно, но идет, а значит, условия для работы мигрантов будут ужесточаться и дальше. Правда, в России любят говорить, что заинтересованы в замене таджиков и узбеков на украинцев, однако пока это просто слова — наши сограждане как иностранные работники подпадают под общую гребенку. Положение могло бы исправить разве что политическое решение об открытии российского рынка труда для украинцев (в обмен, например, на вступление в Таможенный союз), но пока речь об этом не идет.

«Не выходя из дома зарабатываю, как в Европе»

Итак, трудовая миграция для украинцев становится все более проблематичной. А ситуация с работой внутри страны не улучшается. Но выход есть. Работать на мировом рынке труда, не покидая Украину.

По данным популярной мировой биржи труда для фрилансеров Elance, украинцы входят в тройку самых активных «удаленных работников» в мире, уступив лишь американцам и индусам. Наши уже «нафрилансили» на $50 млн (в первой половине этого года заработки украинских фрилансеров выросли на 25–50% по сравнению с аналогичным периодом 2012 года).

«Мне выгоднее работать во Львове, чем за рубежом, — признается львовский программист Игорь Чайка. — Заказчиков ищу по интернету, за три года работы у меня уже появились репутация и своя клиентская база. Не выходя из дома я зарабатываю, как в Европе, — 1,5–2 тысячи евро в месяц (разрабатываю сайты для европейских и американских заказчиков). На эти деньги могу прокормить семью, снимать хорошую квартиру и купить в кредит машину. В Германии, например, после вычета всех налогов я бы получал те же деньги, а жизнь там дороже».

Полтавский звукорежиссер Олег Романюк тоже неплохо устроился на вольных хлебах: на создании рекламных роликов и записи музыки для заказчиков в России и за рубежом (в основном это эмигрантские радиостанции) он зарабатывает около $2 тысяч в месяц. «Даже не задумываюсь о переезде за границу, — говорит звукорежиссер. — Здесь у меня родные, друзья и хороший заработок».

Глобализация и развитие каналов связи предоставляет возможность попробовать себя на мировом рынке труда не только айтишникам, но и многим другим специалистам. Главное понять, как и где искать работу, а также выучить английский язык.

В отличие от стран Восточной Европы Украина — не член ЕС, а потому наши сограждане не могут так же свободно выехать на работу в Западную Европу, как поступили сотни тысяч поляков, латышей, болгар и румын. Но если нам удастся совершить прорыв на мировой рынок труда, так сказать «не покидая постоянного места жительства», то минус нашего «неприсоединения» превратится в плюс. Во-первых, «нация фрилансеров» звучит все-таки более гордо, чем «нация сантехников». Во-вторых, осознание того очевидного факта, что «валить» особо некуда, возможно, приведет со временем к понимаю не менее очевидной истины: нужно изменять свою страну, а не место жительства.