Дениса Мацуева считают одним из лучших пианистов современности. Он приехал в Киев на международный конкурс молодых исполнителей. С ним мы поговорили о том, что сейчас происходит с классической музыкой

1. Не задевает, что на Западе вас называют «Сибирским медведем»?

То, что в словосочетании есть слово «Сибирь», мне очень приятно. Я сибиряк и горжусь этим. А в прозвище ничего страшного не вижу. Во-первых, потому что «Сибирский медведь» было придумано с юмором и без подкола моим хорошим знакомым, критиком из «Лос-Анджелес таймс». Во-вторых, русские музыканты выступают на лучших сценах мира и о них пишут хорошо. Это то немногое, что сегодня пишут хорошего о России на Западе.

2. Есть ли в классической музыке понятие «продается — не продается»?

К сожалению, есть. Недавно мы играли с Гергиевым программу гениального Шимановского по Европе. В Нью-Йорке нас попросили заменить его на Брамса. На их взгляд, тот лучше продается. Но мы настояли, и на концерте был аншлаг. Поэтому я считаю, миссия популярных исполнителей состоит в том, чтобы продвигать несправедливо забываемых композиторов и произведения.

3. Почему исполнители классической музыки долго не перенимали инструменты раскрутки у шоу-бизнеса?

Их использовали, просто это было не так заметно, поскольку наша аудитория меньше, чем у поп- и рок-музыки. Еще одно серьезное отличие от шоу-бизнеса: в классической музыке раскрутить бездарность невозможно.

4. Не кажется ли вам, что классика остановилась в своем развитии?

Кто-то сказал, что так звезды сошлись — на Шостаковиче закончилась линия великих композиторов. Действительно, больших потрясений в современном композиторском цехе не наблюдается. Тем не менее я, например, сыграл первый концерт Чайковского больше 400 раз и мне, а главное, зрителям не надоело. Классическая музыка — это вечная музыка, которая завораживает, проникает в душу и сердце. Поэтому ее будут слушать и через 200–300 лет. А по поводу других жанров у меня есть сомнения.

5. Может ли классическая музыка влиять на общество?

Может! И очень практически. Венесуэла и Китай, где развитие классической культуры — одна из национальных идей, тому пример. Что сделал Чавес в Венесуэле? Он собрал всю шпану и посадил ее за скрипки и виолончели в музыкальных школах. Вы не представляете, какие это принесло плоды. Сократилась преступность — это раз. Во-вто-рых, в стране рождается сейчас огромное количество уникальных музыкантов и дирижеров. Как результат, популярность классической музыки феноменальна.

6. Вы даете 220 концертов в год. Не много ли?

Много, никто в мире не делает этого. Я не могу говорить нет. С другой стороны, не только я даю энергию публике, но и зрители заряжают меня. К тому же я все успеваю. Даже залетаю на матчи любимого московского «Спартака» в разных городах.

7. Что связывает вас с Украиной, кроме дружбы с коллегами и конкурсов, на которые приезжаете?

Моя мама родом из Украины. Я также страстно люблю футбол. Слежу за вашим чемпионатом, и мне приятно, что кроме «Динамо» и «Шахтера» у вас возрождаются «Металлист», «Черноморец», «Днепр». И восхищаюсь украинской школой классической музыки. Владимир Горовиц — мой кумир. Первая пластинка, которую я записал в компании Sony, посвящена именно ему.