Как известно, 29 ноября во время второго дня европейского саммита "Восточное партнерство" в Вильнюсе президент Украины Виктор Янукович отказался подписывать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. При этом он заявил, что от европейского курса не откажется и Соглашение подпишут в будущем, когда мы сможем договорится с ЕС о выгодных для нашей страны условиях. Но на самом деле срыв переговоров об ассоциации кардинально повлияет на расклад сил и внутри страны, и во всей Восточной Европе. А в Киеве тем временем бурлит Майдан… «Репортер» попытался восстановить цепочку событий, которые привели Украину, Европу и Россию к одному из самых серьезных геополитических кризисов последних лет

От Севастополя к ассоциации

Лето 2010 года. Рейтинг одобрения действий новой украинской власти зашкаливает за 50%. Закончена холодная война с Россией. Причем не просто закончена, а еще и получена от этого прямая выгода — 30%-я скидка на газ в обмен на продление срока пребывания Черноморского флота в Севастополе. Налаживаются отношения и с Западом — страна получила транш МВФ, улучшились кредитные рейтинги, резко снизилась цена внешних заимствований.

Правительство строит планы на будущее: заключить новый газовый договор с Россией (изменив формулу расчета цены на газ), получить новые кредиты МВФ. Будущее видится в розовых тонах.

Но уже с осени настроение меняется. Президент Украины напоминает Кремлю, что во время Харьковских соглашений ему обещан пересмотр газового договора, а Путин уточняет — только после вступления Украины в Таможенный союз, который как раз в то время начинает создаваться ударными темпами. Европа ставит вопрос о необходимости подписания Соглашения об ассоциации с ЕС и достаточно жестко предупреждает, чтобы Украина к Москве не шла. МВФ требует непопулярных решений, например повысить коммунальные тарифы, что и делает власть, резко теряя в рейтинге.

Украина на время зависает на шпагате. С Россией идут безуспешные переговоры о снижении стоимости газа (Киев не соглашается на ТС и на допуск Газпрома к украинской ГТС, без чего вопрос не решается). При этом цена на нефть растет быстрыми темпами, а вместе с ней и цена на газ для Украины. Правительство дает добро на пенсионную реформу, которую требует МВФ, но отказывается вновь поднимать тарифы. В кредитах отказано. С ЕС Соглашение об ассоциации уже почти согласовано, но отношения с Западом резко ухудшаются после заключения Тимошенко, и этот вопрос подвисает.

Впрочем, в 2011 году положение еще не казалось критичным. Экономика растет, сельское хозяйство на подъеме, внешние заимствования привлекаются под приемлемые 5–7%. Но в 2012 году ситуация ухудшается — падает рынок стали (критически важный для украинского экспорта), продолжает расти цена на газ, экономика со второго полугодия начинает падение. Становится все труднее занимать деньги.

Правительство активно ищет выход на обоих направлениях. К концу 2012 года казалось, что уже решен вопрос с Россией о снижении цены на газ. Как рассказал впоследствии посол России в Украине Михаил Зурабов, была договоренность о создании консорциума по управлению украинской ГТС с участием «Газпрома» при снижении цены на газ более чем в два раза. И все это без требования вступления в Таможенный союз.

Однако в последний момент Виктор Янукович отменяет полет в Москву, где и должны были быть финализированы эти договоренности. Почему — есть разные сведения. По одной из версий, Путин выдвинул очередной пакет условий. По другой — Януковичу позвонил высокопоставленный европейский деятель и пообещал заключить ассоциацию с Украиной без каких-либо дополнительных условий вроде освобождения Юлии Тимошенко.

С тех пор курс Киева повернулся на Запад в рамках вполне определенной стратегии: подписать Соглашение с ЕС, получить в обмен на это финансовую помощь Запада, а затем попытаться договорится с Россией о каких-то преференциях в обмен на то, что Украина уйдет на Запад «понарошку» и не будет участвовать в его антироссийских проектах. Евроинтеграцию же (символом которой должно было стать Соглашение об ассоциации, подписанное в Вильнюсе) должны были сделать «фишкой» президентской кампании Виктора Януковича в 2015 году, привлекая избирателей, которые ранее за него не голосовали. При этом предполагалось, что Россия не будет предпринимать активных действий, а электорат юго-востока напуганный национализмом оппозиции и за неимением иного кандидата вновь проголосует за действующего президента.

В минувшее воскресенье в Киеве собралось рекордное число людей с момента Оранжевой революции. Акции протеста продолжаются по сей день и будут еще продолжаться

Двойной удар

Сейчас уже проблематично найти автора этой стратегии. Говорят, что некие западные консультанты. Но это уже и не важно.

Важно к чему это все привело. Первый удар по стратегии был нанесен в августе, когда Россия на время остановила весь украинский импорт. Одновременно устами Сергея Глазьева до украинской общественности была донесена мысль, что это еще цветочки, а ягодки будут после Вильнюса в виде денонсации зоны свободной торговли Украины со странами Таможенного союза. Стало понятно, что Россия готова на радикальные меры.

Впрочем, тогда в Киеве еще царила эйфория — слишком уж стройный хор голосов поддержки («в беде не оставим!») звучал с Запада. Однако и здесь вскоре появились некоторые нюансы. Почуяв, что пространство для маневра у Киева из-за ухудшений отношений с Москвой резко сузилось, ЕС решил перейти на более жесткий тон.

В первую очередь был поставлен ребром вопрос об освобождении Юлии Тимошенко. Это было неприятно для Киева не только само по себе, но и как предвестник того, что Запад отнюдь не намерен быть сторонним наблюдателем внутриукраинской политической жизни, а намеревается активно в нее вмешиваться. И далеко не факт, что на стороне Виктора Януковича.

Но власть, пусть и со скрипом, но все же начала подготовку к отправке Тимошенко на лечение за границу, шли торги по поводу условий ее освобождения. Однако в конце октября Запад устами МВФ сообщил Киеву еще одну, куда более неприятную новость — условия кредитования облегчаться не будут. К требованиям отказаться от снижения налогов (а наоборот — их увеличить) и повысить цены на газ и коммуналку добавилось еще и указание отпустить курс гривни и срезать зарплаты бюджетникам (впоследствии это требование «облегчили» до заморозки зарплат).

Попытки представителей украинского правительства прозондировать почву насчет смягчения условий закончились неудачей. Равно как и попытки понять, сколько конкретно средств ЕС может выделить Украине для нейтрализации негативных последствий от создания ЗСТ с Евросоюзом и внедрения евростандартов, а также для компенсации потерь от сворачивания экспорта в Россию.

В итоге к началу ноября Украина имела следующие вводные от Запада и России:

▪ При создании ЗСТ с ЕС украинский рынок товаров открывается для стран ЕС, притом что большинство украинских товаров не имеет перспектив для продажи на рынке Европы. Причем отечественный производитель потеряет со временем и внутренний рынок, на который будут распространены евростандарты.

▪ Россия с большой долей вероятности закрывает свой рынок для украинских товаров. Благо большинство позиций она может заменить российской продукцией, что полностью вписывается в политику импортозамещения, которая сейчас является стратегическим курсом правительства РФ.

▪ Европа не дает никаких гарантий предоставления средств для модернизации украинской промышленности, а большинство программ финансовой помощи привязано к кредитам МВФ.

▪ МВФ же готов выделить кредит на следующих условиях:

▪ заморозка зарплат бюджетников;

▪ рост тарифов на ЖКХ на 40%;

▪ отпуск в свободное плавания курса гривни;

▪ отмена льгот по НДС, в том числе и для сельского хозяйства.

Принятие этих условий означало экономический и политический крах не только нынешней власти, но и украинской государственности как таковой и переход ее во внешнее управление либо Евросоюзом, либо Россией или раскол страны. Киев принял единственно возможное рациональное решение — приостановить подготовку Соглашения, продолжая переговоры с ЕС об изменении его условий и, одновременно, с Россией о новой экономической реальности. Даже если эти переговоры ни к чему не приведут, сохранение статус-кво уже лучше, чем практически гарантированный обвал в случае подписания Соглашения.

Жесткий «наезд» Европы на Киев, подчас даже с нарушением дипломатической этики, свидетельствует о крайнем раздражении ЕС по поводу происходящего

Впрочем, это произвело вполне понятный эффект внутри страны. Повторилась ситуация конца 2011 года в России. Тогда, напомним, московский «креативный класс» (а вместе с ним и Запад) поверил, что президент Дмитрий Медведев — сторонник либерального курса. Он пойдет на второй срок и отодвинет Путина от власти.

И когда в сентябре 2011-го все случилось ровно наоборот — было объявлено о знаменитой «рокировке», это вызвало всплеск отчаяния у всех недовольных системой, который и вылился в акции протеста на Болотной площади после выборов в Госдуму. Слишком много и долго обещали евроинтеграцию, слишком сладко рассказывали о ее преимуществах, слишком большие ожидания у проевропейски настроенных граждан были вызваны, чтоб неожиданный отказ от подписания Соглашения в Вильнюсе прошел бесследно. Не говоря уже о том, что лидеры оппозиции увидели шанс реабилитироваться за все поражение предыдущих лет и начать разгонять свою предвыборную кампанию. А если повезет, то и попытаться организовать революцию «прямо здесь и сейчас». В минувшее воскресенье в Киеве собралось рекордное число людей с момента Оранжевой революции. Акции протеста продолжаются по сей день и, наверняка, будут еще продолжаться.

Впрочем, не меньшие тектонические движения происходят и вокруг Украины.

Первый день евромайдана ознаменовался дракой митингующих с милицией

Развилка для Европы

Сказать, что Запад в шоке от происходящего, — ничего не сказать. Внешне все выглядит для него очень плачевно. Владимир Путин во второй раз за несколько месяцев дал им показательный щелчок по носу — сначала Сирия, теперь Украина. Поэтому первой реакцией Европы был жесткий «наезд» на Киев. То, что президент Литвы выдал информацию о разговоре с Януковичем (а по дипломатической этике это недопустимо), свидетельствует о крайней степени раздражения, которое испытывают в Европе по поводу происходящего.

Что будет дальше? Тут есть несколько вариантов.

Во-первых, ЕС может просто забыть об Украине, предоставив ее самой себе. Но это маловероятно — слишком много уже про Украину говорено, слишком высокие ставки сделаны. Тем более что такое решение означает фактическое добро на инкорпорирование Украины в сферу влияния России.

Во-вторых, что пока кажется более реалистичным, от борьбы за Украину никто не откажется, но ставка будет сделана на смену власти в Киеве. Разочарование вовлечением в «оранжевый эксперимент» почти стерлось из памяти ЕС и США, а фондов и близких к разведсообществу организаций, которые не прочь вновь взяться за прибыльное дело демократизации Восточной Европы, хватает. Тем более что картинки с сотней тысяч людей на улицах Киева — хороший аргумент для раскрутки инвесторов на очередной революционный проект, который подвяжут к выборам президента в 2015 году (а может быть, и раньше).

В-третьих, Европа может попытаться вновь договориться с Януковичем. «После всего, что между ними было» это кажется невероятным. Но у такого сценария также есть свои аргументы. Прежде всего, победа оппозиции, которая сейчас не имеет ни единого лидера, ни понятной программы действий, может ввергнуть страну в долгие годы политического хаоса. К примеру, президентом становится Виталий Кличко. Пост премьера отдается Арсению Яценюку, а еще какой-нибудь немаленький пост — Олегу Тягнибоку. Плюс к тому выпускается из тюрьмы Юлия Тимошенко. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать — эта конфигурация приведет к пермаментной войне всех против всех, в сравнении с которой первая «оранжевая» пятилетка 2005–2010 годов покажется детским садом. Тем более что, в отличие от середины нулевых, политические страсти будут кипеть на фоне тяжелейшей экономической ситуации (которая будет усугублена санкциями России и выполнением условий МВФ и ЕС) и даром не пройдут. Страна обрушится в пучину нового кризиса с перспективой дефолта и экономического коллапса, что дискредитирует и проевропейские силы, и саму идею евроинтеграции, создав предпосылки ко включению страны в зону интересов России. Не нужно также забывать, что именно благодаря Виктору Януковичу Украина так близко подошла к подписанию Соглашения с ЕС. Будь Янукович и ПР в оппозиции, исход дела мог бы быть таким же, как и с подписание Плана действий по членству в НАТО в 2008 году.

Все эти соображения могут подтолкнуть Европу к осторожному поведению в украинских вопросах и к новым торгам с Януковичем. Если, конечно, оппозиции не удастся убедить Запад, что ему выгоднее не с президентом Украины договариваться, а помогать готовить новый Майдан для смены власти.

Дилемма для России

Россия может быть довольна. Соглашение сорвалось. Москва еще раз доказала, что без ее согласия никто ничего на постсоветском пространстве решить не может.

Дальше возникает много вопросов. Янукович не хочет вступать в Таможенный союз и может туда войти разве что перед лицом очень серьезной внешней или внутренней угрозы. Кроме того, плата за вступление Украины в ТС может оказаться для Москвы очень высокой. Снижение цены на газ, отмена экспортных пошлин на энергоносители, крупные кредиты, которые позволят показать украинскому населению моментальный эффект от вступления в ТС, — это совсем немаленькие траты для России в условиях замедления ее экономического роста.

Причем в Таможенном союзе Украина бы стала самым проблемным членом, постоянно оспаривая предложения Москвы, блокируясь для этого с Минском и Астаной. Не говоря уже о том, что став юго-западной таможенной границей ТС, Украина сможет задерживать в своем бюджете причитающиеся соседям таможенные платежи в таком масштабе, что звучавшие в прошлом обвинения в несанкционированном отборе газа покажутся сущей ерундой.

С другой стороны, полностью оставлять украинскую власть один на один с ее проблемами для Москвы проблематично. В конце концов, у Кремль нет своей политической силы, которая могла бы перехватить власть в случае смены власти в Украине. Поэтому, скорее всего, ставка будет сделана на точечную кредитную поддержку в обмен на согласование с Кремлем своей внешней, внешнеэкономической и энергетической политики. Также не исключено создание СП по управлению нашей ГТС как цена за снижение стоимости газа. Ну и плюс, конечно, отказ от торговой войны, что само по себе будет благом.

Вступление в Таможенный союз возможно только при наличии на то большого желания украинской стороны.

Выбор Украины

Позиция Украины во многом будет определяться политикой Запада. Если последний начнет борьбу с Януковичем, президент начнет дрейф в сторону России вплоть до вступления в Таможенный союз.

Если Запад займет более сдержанную позицию, то вполне может быть, что к вопросу об ассоциации могут вернуться, но, естественно, уже на других условиях, более выгодных Украине. Тем более что Виктор Янукович оставил себе свободу маневра на западном направлении.

Любопытно, что роль «убийцы евроинтеграционной мечты» была отведена премьер-министру Николаю Азарову. Его же назначили и главным спикером по данной теме. Вторым комментатором оказался вице-премьер Юрий Бойко. Ни первый вице-премьер Сергей Арбузов, ни другие представители команды так называемых младореформаторов не участвуют в «разбитии горшков с ЕС», что в будущем сохраняет для них позиции переговорщиков с Западом.

Если Европа не пустится во все тяжкие, Янукович, скорее всего, вновь постарается подписать Соглашение об ассоциации с ЕС до лета (летом пройдут выборы в Европарламент, сменится персональный состав Европейской комиссии и всем будет не до Украины).

И в этом смысле нынешняя пауза в отношениях с ЕС может быть весьма выгодной. Кроме предотвращения или как минимум отсрочки торговой войны с Россией, она привела и к принципиальному пересмотру Западом самого подхода к переговорам с Украиной. Теперь со всей очевидностью ясно, что Соглашение об ассоциации необходимо не только Киеву, но и Брюсселю. Нельзя сказать, что последние 10 дней в ЕС совсем забыли о Тимошенко, но на фоне целиком проявившегося геополитического значения происходящего данную тему стало слишком уж неуместно выдвигать на первый план.

Европа может сделать ставку на смену власти в Киеве. Фондов и разного рода организаций на Западе, готовых взяться за прибыльное дело демократизации Восточной Европы, хватает. А картинки с сотней тысяч людей на на улицах Киева — хороший аргумент для раскрутки инвесторов на очередной революционный проект

Янукович устал ходить в плохих учениках ЕС. Он хочет, чтобы с ним считались и говорили на равных. Как минимум ему нужен безвизовый режим с Евросоюзом, который стал бы мощнейшим козырем на выборах, и смягчение требований МВФ при предоставлении очередного транша. В обмен он готов на многое. Особенно в части допуска западных корпораций в атомную энергетику, газодобычу, инфраструктурные проекты.

Если повезет, Янукович может стать самым суверенным политиком в Европе, нужным всем и равноудаленным от всех и от России, и от Европы. Если нет, он потеряет все или почти все.

В любом случае в этой большой и драматичной игре мы сегодня наблюдаем не конец, и даже не начало конца, а только конец начала. Да и фактор Майдана не нужно сбрасывать со счетов. То, как разрешится ситуация с акциями протеста сторонников евроинтеграции, окажет серьезнейшее влияние на всю последующую цепочку событий и внутри страны, и за ее пределами.

Евросоюз. Нужна новая восточная политика

Украина — далеко не единственная потеря ЕС на восточном направлении. Еще пару месяцев назад Армения заявила о вступлении в Таможенный союз, вслед за чем Европа объявила, что не будет заключать с Ереваном Соглашение об ассоциации. Армяне, собственно, не скрывали, что именно побудило их идти к Москве, а не к Брюсселю, с которым они в последние годы выстраивали тесные отношения. Причина эта — главная потребность армян: гарантии безопасности. Страна, которая пережила в начале ХХ века геноцид от одного своего соседа, а в конце того же века вела войну с другим, в первую очередь нуждается в гарантиях, что не начнется новая война и Армения не будет уничтожена. Такие гарантии могла дать только Москва. ЕС же предлагал лишь «европейские ценности», которыми боекомплект танка не пополнишь. А как может Запад защитить своих союзников, весь Кавказ увидел в 2008 году на примере войны в Осетии.

С Украиной история очень похожая. Только главной потребностью является, слава богу, не безопасность, а экономическая помощь. Прежняя модель экономического роста, как правильно заметил премьер-министр Николай Азаров, себя исчерпала. Нужен новый толчок в виде рынков сбыта и стимулирующего финансирования. ЕС и МВФ действуют по стандартным лекалам, которые уже были опробованы на странах Восточной Европы и, за редким исключением, не привели их к экономическому процветанию. Сворачивание местного производства в обмен на кредиты работало до кризиса, но сейчас все больше дает сбой, погружая весь регион в длительную стагнацию. Финансовая подпитка от МВФ и ЕС идет в обмен на жесткую монетарную политику, удушающую внутренний спрос, что только усугубляет положение.

То есть Украина не получает от ЕС то, что нам сейчас нужно. Зато может это легко получить от России. В этом смысле причины нежелания идти в ТС скорее политические, чем экономические.

Но экономика в любом случае формирует в конечном итоге направление и политических процессов. Если Европа по-прежнему не будет ничего нам предлагать кроме «европейских ценностей» (которые могут вывести на Майдан десятки тысяч людей, но которые не могут наполнить бюджет и создать рабочие места), то рано или поздно сработает пословица «сила солому ломит». Сила притяжения России станет слишком ощутимой.

Она уже сейчас ощущается не только в Украине. Для восточноевропейских предпринимателей, которые не могут пробиться на высококонкурентный западноевропейский рынок или нарастить продажи на маленьком внутреннем, огромный

и малонасыщенный рынок России является крайне привлекательным, на него обращены многие взоры, несмотря на все политические обиды и противоречия. И этот «русский магнит» в ближайшее время будет становиться все более мощным на фоне пополняющих российский бюджет высоких цен на энергоноситеи и проблем в еврозоне.

Если ЕС хочет преломить эту тенденцию, ему нужна принципиально новая «восточная политика», направленная на возрождение восточноевропейских экономик в качестве самодостаточных организмов. А для этого нужны совсем иные подходы, необходим, как уже писал «Репортер» в одном из прошлых номеров, новый «план Маршалла». Начать как раз можно с Украины.

Есть еще один вариант — договориться с Россией. Альянс ЕС и Таможенного союза — Европа от Португалии до Владивостока и Украина как ее часть — может стать выходом для всего континента, прекратив бессмысленную вражду. Но такой Европы пока даже на горизонте не видно.

От редакции. Кто здесь за независимую Украину?

«А где Майдан за независимую Украину собирается, где? Нигде? Жаль… Потому что мне туда… А вам, я так понял, или в безголовый совок под лозунгом „мы вместе“, или в клуб романтизации дешевой немецкой колбасы, который так моден в этом сезоне и многими, спешащими сейчас на такси на Майдан, воспринимается как образ „светлого будущего“.

А у страны под разговоры об общих ценностях (а они действительно являются прекрасными, ведь это вершина развития гуманистической школы философии!) отбирается ее валюта и экономический суверенитет. И затем уже Брюссель (как когда-то Москва) решает, выводить Киев или Афины из кризиса или оставить в нем болтаться на десятилетие… Но спешащие сейчас на такси на Майдан об этом не думают…

„Не стой на пути у высоких чувств“, как пел Гребенщиков…

И мне щемяще жаль, что сегодня лучшие люди страны там. А я здесь. И их любовь к своей стране проявляется так своеобразно, что им обязательно нужно независимость своей родины Брюсселю отдать. И они даже готовы ради этого стоять и мерзнуть.

Проблема в том, что сегодня таких как я, которые хотели бы свою страну оставить себе и своим детям и никому ее независимость не отдавать, стало так мало, что скоро в самом маленьком кафе Киева нам будет слишком просторно.

Но я пойду в это кафе, а не на ваш Майдан, где вы будете скандировать лозунги своего „проевропейского большинства“. Вы уж меня простите.

Очнетесь — приходите в наше маленькое кафе «Украина». Я налью вам горячего чаю. И не буду поминать старое. Просто очнитесь. Хотя бы завтра или через неделю, но очнитесь… Ну или хотя бы не через пять лет, как в прошлый раз. Потому что президента-то можно выбрать и другого, а вот страну как подарите, так уже не вернете… Вот чего я боюсь, пока вы этого искренне всем сердцем жаждете…»

Эти слова написал известный украинский публицист Михаил Кухар в разгар подготовки нового Майдана.

Значительная часть украинцев связывает свое будущее с Евросоюзом. Причем их мало волнуют проблемы с внутреннем рынком, рабочими местами и экспортом наших товаров в Россию или в ЕС. Они просто хотят жить как в Европе. При этом уверены, что, иначе как войдя в ЕС (или хотя бы заключив с ним для начала ассоциацию), мы достичь евростандартов не сможем.

Предполагается, что своими силами навести европейский порядок в своем доме у нас никак не получится. Поэтому нам позарез нужен «авторский надзор» со стороны евробюрократии, а то и прямое управление. Пусть придут и скажут, как жить и что делать. Только так.

Значительная часть украинцев полагает, что наши проблемы может решить Союз с Россией. Только Россия с ее огромными природными и финансовыми ресурсами, военной мощью может помочь Украине.

И лишь весьма небольшая часть наших соотечественников, если верить социологическим опросам, полагает, что мы можем решить проблемы сами. Что мы сами в состоянии без внешнего управления, без присоединения к каким-то новым союзам навести порядок у себя в стране, построить процветающее государство и справедливое общество.

И это проблема. Нынешний посткризисный мир — жестокое место. Здесь каждый сам за себя и даже членство в ЕС, как показывает опыт стран Восточной Европы (и условия ассоциации, которые нам выставили), не гарантирует защиты от экономических катаклизмов. Своих проблем достаточно и у России.

Вполне вероятно, что нам не поможет ни Запад, ни Россия. И даже не потому, что мы будем такими упрямыми, несговорчивыми и дальше захотим сидеть «на двух стульях», а просто потому, что это никому не нужно. Кто нам что-то должен, за что нам помогать, ради чего? Это после Второй мировой войны и сразу после окончания войны холодной крупнейшие сверхдержавы были озабочены тем, чтобы делать из каких-то стран примеры для подражания. Теперь каждый пытается выжить сам и решить свои проблемы, которые накапливаются как снежный ком.

И Украине нужно трезво осознать эту перспективу. Осознать и перестать ждать Рюриков из Москвы или Брюсселя, а навести самим порядок в своем доме. Без посторонней помощи.