Закрытый пленум ЦК Компартии Китая планирует самые радикальные за последние 30 лет социально-экономические реформы. Темпы роста экономики, которые два десятилетия измерялись двузначными цифрами, постоянно снижаются, китайцы стареют, а региональные диспропорции растут — перемены назрели

Больше одного ребенка

До 1979 года китайцы следовали заветам Мао, который призывал их «производить рабочие руки», то есть рожать детей, в неограниченном количестве. Но после смерти «великого кормчего» стало очевидно, что кормить китайцев, число которых выросло с 550 до 900 млн, в общем, нечем. Именно тогда была введена жесткая политика «одна семья — один ребенок».

За всплеск рождаемости Китай, впрочем, успел сказать Мао спасибо, когда в результате структурных реформ экономика начала бурно расти и получила мощную подпитку в лице молодых людей, рожденных под зажигательные речи вождя. Но само это поколение имело весьма ограниченную возможность плодиться и размножаться, и вот теперь страна столкнулась со стремительно стареющим населением и самым значительным половозрастным перекосом в мире — в пользу мужчин. Стремясь обеспечить себе поддержку в старости, многие семьи делали ставку на мальчика, а от девочек часто избавлялись еще до рождения.

Послабления при планировании семьи вводились постепенно: сначала для сельских районов, потом второго ребенка разрешили заводить и городским семьям — в случае, если оба родителя сами были единственными детьми в своих семьях. Теперь о втором ребенке горожане могут думать, даже если единственным ребенком в семье был только один из супругов.

Впрочем, масштабный опрос, проведенный в Weibo, китайском аналоге твиттера, показал, что около половины молодых китайцев правом родить второго ребенка пользоваться не собираются: слишком это дорого, да и карьеру делать надо. По оценкам демографов, к нынешним 15 млн новорожденных в год прибавятся еще 1–2 млн. Это не так много и вполне устраивает товарищей из ЦК, которые совершенно не стремятся к беби-буму и очередному демографическому перекосу, на этот раз в другую сторону.

Местные власти усилятся

Сегодня региональные правительства в Китае ответственны за 80% расходов на своей территории, получая при этом лишь 40% от общей суммы собираемых в Китае налогов. Естественно, региональные долги растут угрожающими темпами. Теперь провинциям дадут больше денег и предоставят больше инструментов для заимствования. В частности, они получат право выпускать муниципальные облигации, а на вырученные средства смогут отстраивать у себя необходимую инфраструктуру. Тем самым правительство рассчитывает стимулировать китайских бизнесменов вкладывать больше денег в родину.

Кроме финансовых средств местные власти получат и новые полномочия. Так, например, низовые судебные и другие органы станут более самостоятельны при решении вопросов, связанных с трудовой и общественной безопасностью, а также с морским пространством и островными территориями. Раньше всем этим занимались инстанции более высокого уровня.

Внимание на запад

Угрожающие диспропорции между бурно развивающимся востоком страны и отсталым сельским «диким западом» китайские власти собираются компенсировать реформой системы хукоу — прописки по-китайски. Сейчас от прописки напрямую зависит государственный социальный пакет каждого гражданина. Шанхайская, к примеру, считается лучше пекинской, а с сельской пропиской значительно сложнее найти работу, получить страховку, жениться, завести детей и тем более отправить их в городскую школу, к тому же цены на все эти услуги для деревенских намного выше.

Отменять разделение на городскую и сельскую прописки власти не планируют, однако крестьянам станет значительно проще прописаться в малых и средних городах страны. Это необходимо для второго этапа урбанизации: государство больше не ждет притока людей в и без того перенаселенные мегаполисы, но радо новым жителям в менее развитых городах. Одновременно вводятся минимальные стандарты социального обслуживания, которое будет га-
рантировано даже жителям сельской местности.

«Оттепели» не будет

На фоне намечающейся социально-экономической либерализации особенно заметно, как нео-хотно китайские власти идут на политические послабления. С одной стороны, они приняли историческое решение об отмене практики «перевоспитания трудом» — о ликвидации системы трудовых лагерей, в которых без суда и следствия содержатся, по разным оценкам, от 190 тысяч до 2 млн граждан страны. С другой — на этом, похоже, они и собираются остановиться.

Никто, к примеру, не планирует делать свободным китайский интернет, отменив хотя бы предварительную цензуру на сообщения в социальных сетях. Не будет и других послаблений.

А решению о переменах пред-шествовала крупнейшая за последние десятилетия зачистка политического поля. К пожизненному заключению за коррупцию и злоупотребление служебным положением был приговорен секретарь Чунцинского горкома Компартии Бо Силай, которого считали неформальным лидером противников капиталистического курса. И теперь у нынешнего китайского руководства есть все возможности для того, чтобы жесткой рукой проводить самые либеральные реформы.