Оппозиция призывает граждан к общенациональной забастовке, заседания парламента под угрозой срыва, Кабмин заблокирован, а международные организации критикуют украинскую власть за разгон Евромайдана. Об экономических последствиях политического кризиса «Репортер» поговорил со старшим аналитиком МЦПИ Александром Жолудем

1. Как общественные протесты последних недель могут повлиять на экономическую ситуацию в стране?

Пока что я не ожидаю какого-то значительного негативного воздействия происходящих событий на экономику. Вряд ли нам грозит замедление экономики из-за забастовок, какими бы массовыми они ни были.

2. Политический и парламентский кризис ставит под вопрос и принятие госбюджета-2014. Чем это грозит стране?

Этот вопрос не является критически важным — Украина уже не раз встречала Новый год без бюджета, просто будем жить какое-то время по проекту госбюджета-2013. База налоговых поступлений фактически не изменится из-за рецессии и низкой инфляции. Впрочем, наш исследовательский центр ожидает некоего ускорения инфляции ввиду растущего бюджетного дефицита в 2014 году вместе с дефицитом НАК «Нафтогаз Украины» он может составить около 6% ВВП.

3. Акции украинских компаний на международных биржах уже начали дешеветь. С вашей точки зрения, насколько сильно пострадает инвестиционный имидж Украины в результате революции?

Негативная реакция гораздо слабее, чем, например, в сентябре, когда рейтинговое агентство Moody’s резко понизило суверенный рейтинг Украины, а следом за ним и рейтинг украинских банков. Или в октябре, когда «Нафтогаз» не смог погасить купонный доход по облигациям перед кредиторами. Влияние забастовок гораздо слабее, нежели те макроэкономические события, которые происходят последние несколько лет. Пятый квартал подряд страна находится в рецессии.

4. Правительству явно не хватает денег — остатки на счетах Госказначейства на начало декабря достигли минимума за последние 11 лет — 1,2 млрд грн. С чем это связано?

Эта тенденция наблюдается в течение всего года. Дело опять же в экономической рецессии, которая не была запланирована в госбюджете-2013. Правительство ожидало инфляции и роста экономики, а получило спад. Конечно, бюджет надо было пересматривать еще в середине года, но этого не сделали опять же по политическим причинам. Каких-то серьезных последствий такой ситуации вряд ли стоит ожидать. Текущие расходы правительству пока удается финансировать за счет внутренних займов.

5. Но ведь последние аукционы по продаже внутренних облигаций были провальными. Не ухудшится ли отношение к государственным бумагам еще сильнее?

Проблемы с размещением действительно были. Но, на мой взгляд, это связано не с отсутствием спроса, а с тем, что Минфин не повышает ставки. В конце концов, на госбанки, которые являются основными покупателями ОВГЗ, можно надавить административно. Возможен также договор с коммерческими банками — им предложат покупать облигации на аукционах, а затем получать под их залог финансирование НБУ.

6. Но все равно внутренних займов недостаточно, чтобы исправить ситуацию с бюджетным дефицитом. Возможны ли внешние заимствования, например выпуск евробондов?

Потребность во внешних займах, безусловно, есть — проблема как всегда в цене. В случае с евробондами говорят о том, что привлекательная для инвесторов ставка — более 10% годовых в валюте. Именно из-за высокой стоимости денег с весны правительство не выходило на внешние рынки. Причины такого подорожания связаны как с общемировым удорожанием денег, так и с экономической ситуацией в стране, в частности с политикой правительства по удержанию курса гривни любой ценой.

7. Стоит ли украинцам готовиться к изменению курса или такая политика сохранится?

Мы ожидаем, что до конца года курс сохранится на уровне 7,99 грн за $1, хотя риски девальвации существуют. Причиной для пересмотра может стать давление на власть экспортеров с целью сблизить курс межбанка и официальный курс, по которому они вынуждены продавать половину валютной выручки. О масштабах девальвации я говорить пока не могу, но думаю, что она будет незначительной. В РФ за месяц рубль подешевел на 15%, у нас до такого не дойдет. К тому же после разового ослабления правительство, скорее всего, вновь вернется к политике сдерживания.