Победительница «Евровидения» Руслана стала одной из главных активисток Евромайдана. Первую неделю протестов она удерживала людей на площади практически в одиночку. После ночного избиения студентов бойцами «Беркута» необходимость в этом исчезла: численность митингиующих стала переваливать за полмиллиона и от желающих выступать на сцене революции не стало отбоя. И тем не менее хедлайнером на ней оставалась Руслана. С одной из самых известных артисток Украины «Репортер» провел день на Майдане и выяснил, как он изменил жизнь звезд

На вес золота

Офис Украинского независимого информационного агентства новостей (УНИАН) в эти дни напоминает штаб. Запах дыма, которым пропитываются вещи после десятиминутной прогулки по уличным баррикадам, в коридорах главного новостного агентства страны не ощущается. Зато тут — так же, как и на улице, — постоянно предлагают чай и кутаются в теплые вещи. Не от холода — скорее рефлекторно, в знак, что ли, солидарности.

Популярная украинская артистка Руслана Лыжичко — одна из главных активисток Евромайдана — чуть ли не ежедневно участвует в пресс-конференциях. Тема нынешней: «Нравственные авторитеты нации: что делать дальше?». Высказать свое мнение вместе с Русланой пришла еще одна известная певица — народная артистка Украины Мария Бурмака.

— Люди, люди, время сейчас — на вес золота. Нельзя быть такими медлительными, — Руслана подгоняет операторов, возящихся с аппаратурой.

На певице теплые широкие джинсы и безразмерная кофта с капюшоном. Пару последних недель большую часть времени артистка проводит на Майдане — не до красивых нарядов.

Пресс-конференция длится минут 20. Обе певицы осуждают действия власти и рассказывают о становлении нации. Пара вопросов из зала — и всех просят освободить помещение, для следующей пресс-конференции.

Битва хоров

— Как я оказалась на Майдане? Мне позвонило мое сердце, а заплатила моя совесть. Я приехала на Майдан сразу. Как только услышала, что мы провалили подписание Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Подогнали машину. Я забралась на нее и сказала: «Люди, если у нас есть характер, мы должны выйти 24 ноября на народное вече». С тех пор я с Майдана практически не ухожу, — рассказывает певица.

Гастрольный график Русланы довольно насыщен. Как минимум каждые выходные она дает концерты. Плюс — активно снимается в телевизионных проектах. Но с 24 ноября певица отменила все выступления в пользу революции и прекратила участие в рейтинговом телешоу «Битва хоров».

— С 24 ноября изменилась вся моя жизнь. Я отменила все активности, не видела родителей, фактически забросила все дела. У меня остановилась вся моя профессиональная деятельность. Я на Майдане. Еду только поспать на пару часов и снова возвращаюсь, — говорит Руслана.

Ночной дозор

До первой зачистки Майдана — в ночь с 30 ноября на 1 декабря, когда пара сотен «беркутовцев» избили студентов, — Руслана практически в одиночку удерживала людей, собиравшихся вокруг стелы. Речевки, лозунги, танцы, зачитывание новостей, записок от митингующих и писем поддержки от мировой общественности. Раз в час певица исполняла гимн, сверяясь по большим электронным часам на Доме профсоюзов. Сейчас эту практику пришлось отменить. Артистка сорвала голос. Разговаривает хрипло, время от времени откашливаясь.

— Днем постоять, один, два, три часа послушать выступления активистов — это одно. А ночью тебе уже не нужны ни лозунги, ни песни, ни речи политиков. Ты просто тут стоишь. И понимаешь, за что. Просто Майдан Незалежности сейчас полностью отвечает своему названию. Самое сложное — это раннее утро, начиная с 04:00.

В полседьмого полностью накрывает. Хочется спать, но ты продолжаешь стоять. Если вы ночь выстоите, вы точно поймете, верите вы в идею или нет, — признается Руслана.

После ночного избиения студентов решили, что активистам Майдана лучше собирать людей на митинг не днем, а ночью. Всю прошлую неделю на Майдане ночевало несколько тысяч человек — активистов, держащих баррикады. Против внушительного количества митингующих власть может побояться воевать.

— Я отвечаю за ночное дежурство. С 24 по 30 ноября была постоянно со студентами. И после 30-го я там с людьми каждую ночь, — объясняет певица.

Руслана возглавляет рабочую группу по публичному расследованию избиения студентов. Объясняет, что решила ограничиться только этим направлением, потому что ей оно ближе всего. Во-первых, она стала свидетелем той бойни. Во-вторых, певица говорит, что располагает максимальной информацией, которую могут использовать правоохранительные органы. Конечно, если захотят.

— С рабочей группой мы ведем свое расследование. К нам присоединилось много волонтеров-адвокатов, 117 пострадавших студентов уже обратились за помощью. Адвокаты сейчас ведут 23 дела. Естественно, бесплатно, — рассказывает артистка.

Сомнений в том, что арестованных студентов и активистов удастся отстоять, у Русланы нет. Певица объясняет, что в дело включились авторитетные международные инстанции:

— Генеральный секретарь Совета Европы лично пообещал мне разобраться в ситуации. А это очень высокий уровень. Их решение уже не так просто обойти.

Народный депутат

Европейские политики по большей части пока ограничиваются формальными заявлениями: разгонять мирные митинги силой недопустимо, нужно садиться за стол переговоров, уберите «Беркут» от детей. Части протестующих хотелось бы чуть большей конкретики. Руслана уверяет, что претензии европейским чиновникам предъявлять не стоит. Дело в науке дипломатии.

— Никто никогда в политике не говорит, что мы действуем уже и сейчас. Нужен процесс для формирования позиции. Для того чтобы все взвесить, проанализировать и выдать свое решение. Это процедура. Единственное, о чем мы можем попросить международные организации, — чтобы они ускорились. От этого зависит здоровье, а может, и жизнь наших людей.

Как устроена политика изнутри, Руслана знает не понаслышке. В марте 2006 года певица стала народным депутатом от блока «Наша Украина». Но политическая карьера артистке пришлась не по душе.

— Да, я сбежала из этого парламента. Через полгода. И слава тебе господи. Потому что это же цирк был: Руслана в политике. Это было шоу, которое устроил Ющенко. Он захотел, чтобы в парламенте были красивые имена, красивые лица. Забавы политиков, понимаете. Это очень неприятно. Не дай бог вам ощутить на себе то, что я тогда ощутила. Никогда политика и депутатский мандат не даст мне большей силы, чем просто то, во что я верю лично как человек, — признается певица.

Первую неделю протестов Руслана держала Майдан практически в одиночку

Куда больше претензий митингующие предъявляют нынешней оппозиции. В центре Киева собираются сотни тысяч людей, не согласных с политикой власти, но лидеры оппозиционных партий, выступающих на главной сцене Майдана, никаких решительных действий не предпринимают. Певица это подтверждает, но не спешит осуждать тройку лидеров оппозиции.

— Я думаю, все хотят действовать так, чтобы не спровоцировать бойню. И это правильно. Мы всех к чему-то подталкиваем: давайте, давайте, давайте! И постоянно забываем, что факт избиения студентов был. И раз это случилось, значит люди, которые работают по этому сценарию, ожидают провокаций. Есть те, кто за все это отвечает и просчитывает все шаги. Где они находятся, даже в какой стране — мы не знаем. Но действовать нужно осторожно. Чтобы призывать людей к действиям, должна быть ответственность за то, что стихия не перейдет во что-то неконтролируемое. Поэтому, на мой взгляд, лучше обойтись без крови, — объясняет артистка.

Общественная политика

— Люди сами в состоянии организоваться. Не думайте, что Майдан зависит от политиков. Не зависит. Люди сильнее их. Мы сами сейчас можем сделать политику, — говорит Руслана.

Евромайдан действительно самоорганизовывается. Начиная с того, что выполняет на площади и прилегающих к ней улицах работу коммунальщиков, и заканчивая тем, что коллективно составляет программы выхода из политического кризиса. В прошлое воскресенье на «Марше миллионов» известный писатель Юрий Андрухович перед своим выступлением сообщил, что недоволен бездеятельностью оппозиции, но так как другой у нас сейчас все равно нет, придется сотрудничать с ней. Следом зачитал основные тезисы документа «5/12». Это антикризисный план основных действий: освобождение арестованных, наказание лиц, ответственных за силовой разгон, и т. д. Документ составила громада Майдана.

— Я абсолютно поддерживаю идею гражданского общества. Это моя личная идея. Должна произойти вот такая модернизация. Без лидеров, а с учетом мнения честных и умных людей, — говорит Руслана.

Певица объясняет, что Евромайдан отличается от Майдана 2004 года и качественно и количественно. Девять лет назад люди стояли в поддержку конкретных политических сил. Было четкое задание. Нынешний Майдан должен сам сформировать свою политику, сам составить список действий и сам их выполнить.

— Это полная эволюция. Причем в такой уникальной форме, что я бы советовала сейчас многим ученым ехать сюда и изучать Майдан, — уверена Руслана.

На вопросе о том, как Майдан повлиял на саму певицу, Руслана замолкает. После минутного размышления говорит:

— Я научилась не врать. Это та атмосфера, которую на Майдане создали студенты. Ни одного слова фальши.

Я видела, как политики боялись выходить на сцену. Их стандартная агитационная риторика больше не работала. Они меняли себя на Майдане. Все там меняли себя.

Неработающий лозунг

— Я скажу вам про милицию. Я же общалась с ними. Говорю: «Хлопцы, молю на коленях: успокойтесь, пожалуйста. Просто подумайте и разберитесь в ситуации». Гладила их по плечам. Они даже немного дергались с непривычки, — признается Руслана.

Один из лозунгов, который перестал работать на Майдане после ночного разгона студентов: «Милиция с народом». Причем под «милицией» подразумевались все виды вооруженных сил — от милиционеров до армии и бойцов спецподразделений. Розы, воткнутые в щиты, оказались действенными до первого кровопролития. Впрочем, цветы через пару дней появились снова: капля камень точит.

— Понимаете, в их рядах сейчас большое напряжение. Даже на уровне простых солдат. Им сказали: есть элемент государственного переворота. И военные это приняли. Они не обсуждают приказы. Им сказали — все, — объясняет певица.

Единственным верным решением в борьбе с милицией Руслана считает все те же цветы. Объясняет, что с правоохранителями нужно разговаривать. К тому же сделать это просто — батальоны рядом, оцепили весь центр Киева.

— Мы просто обязаны просить военных не применять силу. Тех из них, у кого есть кодекс чести. Это же из присяги: никогда не выполнять преступных приказов. Они отвечают за то, что охраняют людей. Настоящие военные никогда бы такого не допустили. Поэтому я абсолютно уверена, что нужно продолжать скандировать: «Милиция с народом». Я убеждена, что все эти люди уже более или менее объективно оценивают сложившуюся ситуацию, — говорит артистка.

Территория комфорта

Однако вести беседы с митингующими в Мариинском парке, то есть с теми, кто выступает в поддержку нынешней власти, Руслана желанием не горит. Объясняет, что это бессмысленно. Смеется: «Зачем? Мне хорошо и на Майдане».

Интересуюсь: не хочется выходить из зоны комфорта?

— Не называйте Майдан «зоной». Лучше «территорией». Я не чувствую пока, что надо идти в Мариинский парк. Люди там стоят по какой-то своей причине. В какой форме с ними беседовать? Я, честно, не представляю. Прийти, поговорить — и что? Нужно время, чтобы люди сами во всем разобрались, — объясняет певица.

Руслана уверяет, что агитировать людей по другую сторону баррикад сейчас не имеет смысла. Там есть своя установка, и конструктивного диалога не получится.

— Я видела сегодня людей, которые шли с вещами. Колонной. Поверьте, те, кто стихийно съезжаются, не идут так организованно. А тут — просто четкой шеренгой. Понимаете, там действительно есть и молодежь, и взрослые. Но я не верю, что они приехали только лишь из-за убеждений, — говорит Руслана.

Время, отведенное на беседу, закончилось. Руслана хватает куртку и выскакивает в коридор. Бросает на ходу:

— Хотите еще поговорить — догоняйте. Я к машине — взять кое-какие вещи и потом на Майдан.

Беседовать по пути сложно. За пару десятков метров до баррикады певицу окружают митингующие. Узнают, автографы не просят, просто благодарят за поддержку.

— В понедельник-вторник власть готовит силовой разгон Майдана. Вы не боитесь? — кричу я певице.

— Люди победят. За нами правда. Видите, меня защитит Майдан, — Руслана указывает на обступивших ее людей.

Путь к автомобилю певицы проходит через всю баррикаду. Оказывается, он припаркован на Крещатике, где-то на уровне перекрестка с Прорезной. Там, где киевляне оставляют свои машины в качестве заслона от «Беркута». Руслана свою поставила поперек:

— Я подумала, если пойдет спецназ — лучше так парковаться, чем вдоль. Так из автомобиля выйдет лучшее препятствие.