Ночь с 10 на 11 декабря. Эти строки пишутся под аккомпанемент криков, которые несутся из прямого эфира с Майдана. Там идет зачистка. Интернет бушует. Настроение меняется каждую минуту.

«Это конец, они потопят Майдан в крови! Наступает диктатура, как в Белоруссии».

«Да ладно, приезжал милицейский генерал, сказал, что просто Крещатик от палаток очистят, и все. Никого больше трогать не будут». Такие качели в прогнозах «от войны до мира» были всю неделю.

Как все на самом деле закончится, мы, скажем честно, не знаем. Но почему-то в последние дни появилось чувство, что все, наверное, будет скорее хорошо, чем плохо. Противостояние власти и Евромайдана приняло затяжной характер. И это не самый худший вариант. Хуже было бы, если б наступила быстрая и жесткая развязка в пользу одной из сторон конфликта. Этого наше государство могло бы и не выдержать.

Сейчас же время идет, и оно исцеляет. Снижает градус эмоций и политического напряжения. Позволяет сесть (например, за круглый, ну или квадратный, стол) и хорошо подумать, как жить дальше. Пока все идет к тому, что таки сядут и подумают. Например, о том, что новое применение силы не только не покончит с оппозицией, но еще более разогреет протест. Или о том, что, по социологическим опросам, отнюдь не вся страна поддерживает Евромайдан. Симпатии разделились почти «50 на 50», что не позволяет говорить о монополии на правду у одной из сторон. Конечно, вариант, что мозгов не хватит договориться и страна пойдет вразнос, к сожалению, остается. Но будем надеятся на лучшее. «Репортер» решил посмотреть на все варианты будущего

1. Силовой перелом

Власть силой разгоняет Майдан. Далее два выхода: либо новая активизация акций протеста, с большим риском начала сепаратистского движения на Западной Украине, либо, если запал Евромайдана к тому времени спадет, уверенное движение к России (которая возьмет на себя решение большинства экономических проблем страны) и Таможенному союзу. Плюс изоляция со стороны Запада, помноженная на персональные санкции.

Силовой вариант сейчас кажется не очень реалистичным. Ровно по той причине, что Янукович не хочет полностью зависеть от России и намерен оставить возможность для диалога с Западом. Да и вариант нарастания внутреннего конфликта также не слишком его прельщает — власть не обладает достаточными ресурсами, чтобы в нем однозначно победить. А цена поражения будет слишком высока.

Впрочем, сбрасывать такой сценарий со счетов тоже нельзя. Затянувшееся противостояние всегда вызывает желание разрубить все проблемы одним махом, да и оппозиция себя ведет отнюдь не умеренно, не говоря уже о том, что она не всегда в состоянии проконтролировать своих сторонников. А любая стычка может спровоцировать масштабное насилие.

2. Свержение власти

Тем или иным образом оппозиция добивается ухода Януковича. Так как пока нет никаких свидетельств того, что он готов к добровольной отставке или к досрочным выборам, остается вариант принудительного ухода. Например, оппозиция берет под контроль парламент, отправляет в отставку правительство, пытается назначить своих министров, лишает явочным порядком президента полномочий, овладевает его резиденцией, назначает досрочные выборы.

Или, например, оппозиция в ходе очередных массовых акций захватывает госорганы и формирует временное правительство в логике государственного переворота.

В обоих случаях это будет означать вступление Украины в длительный период нестабильности. С большой долей вероятности Юго-Восток не признает переворот в Киеве, и новому правительству силой или уговорами придется удерживать его в повиновении (причем не факт, что удержат). Отдельно придется выстраивать отношения или передоговариваться с крупнейшими олигархами. Предвыборная кампания вновь поссорит между собой лидеров оппозиции. Короче говоря, стабильная власть появится в лучшем случае через полгода, если вообще появится.

Кроме того, под такой вариант нет экономического базиса. Экономика Украины находится в тяжелейшем состоянии, и длительный период хаоса может ее добить окончательно — обрушить банковскую систему, государственные финансы, привести страну к состоянию дефолта. Однозначно отрицательной будет реакция России, которая применит весь свой арсенал экономических и политических санкций. При всей симпатии Запада к тем, кто стоит сейчас на Евромайдане, ЕС, США и МВФ вряд ли смогут дать денег на спасение экономики — просто потому, что в ближайшие месяцы после переворота их некому будет давать.

Собственно, это понимают, судя по всему, и в оппозиции — не случайно в последние дни требования отставки президента из уст ее лидеров звучат все реже.

3. Олигархическая хунта

Зато часто звучит другое требование — возвращение к Конституции 2004 года, по которой президент обладал минимумом полномочий. Правительство формировало парламентское большинство. Этот сценарий не кажется совсем уж фантастическим хотя бы потому, что в нем заинтересована мощная и хорошо организованная сила — олигархи. После прихода к власти Виктора Януковича их влияние на политику страны постоянно сужалось. Особенно в последний год, когда представителей олигархата оттеснили с командных высот в правительстве. Кабмин сумел провести законы, которые перекрывали схемы ухода крупного бизнеса от налогов. Естественно, такое положение дел «владельцев заводов, газет, пароходов» не устраивало. Наблюдатели обратили внимание на демарш главы Администрации президента Сергея Левочкина, который подал в отставку сразу после разгона Майдана в ночь на 30 ноября. И на то, что вслед за этим с осуждением разгона выступили несколько близких к нему депутатов от Партии регионов.

Левочкин является бизнес-партнером Дмитрия Фирташа, который уже давно выражал недовольство отношением власти к бизнесу. Глава АП в отставку, как известно, не ушел. Раскола в ПР не произошло, но противоречия вряд ли исчезли. Тем более, что олигархи по-прежнему контролируют крупнейшие СМИ и значительную часть депутатов парламента. И тема перестройки власти с учетом доминирования интересов крупного бизнеса может вновь встать на повестке дня. Институциональным закреплением этого как раз и может стать возврат к парламентско-президентской республике.

Пока этого не хочет президент, и вряд ли в восторге от такой перспективы оппозиция. Но в случае затягивания кризиса этот козырь наверняка достанут в ходе очередного круглого стола.

В этой связи обращают на себя внимание настойчивые слухи о смене схемы поставок газа в Украину из России. Якобы в ходе переговоров речь идет о том, чтобы «Газпром» продавал газ не НАК «Нафтогаз», а частным газотрейдерам. При этом таких газотрейдеров может быть несколько (у каждого олигарха свой).

В то же время против сценария «олигархической хунты» работает ситуация в экономике. Олигархат мог руководить страной и воевать между собой в сытые нулевые. Сейчас же, когда ресурсы крайне ограничены, такой вид управления государством может оказаться нежизнеспособным. Олигархам понадобится в любом случае единый лидер, который следил бы за перераспределением финансовых потоков и удерживал ситуацию в стране под контролем.

4. Технический компромисс

На нем настаивает сейчас Запад, который обеспокоен возможностью дефолта Украины и отходом нашей страны в зону влияния Москвы в случае углубления кризиса. Правда, почва для компромисса пока очень зыбкая. Наиболее часто обсуждаемый вариант — создание «технического» правительства с участием нейтральных технократов — труднореализуем в нынешней обстановке. С одной стороны, давит Майдан, создавая не очень располагающую к компромиссам обстановку и для власти, и для оппозиции (компромисс в данном случае будет восприниматься скорее как проявление слабости и уступка противнику).

Фото А. Мосиенко

С другой стороны, слишком много желающих попасть в «правительство национального доверия», и торги по нему могут вызвать нешуточную войну в верхах, в парламенте и новый виток кризиса. Для власти это будет иметь крайне тяжелые последствия. Поэтому отставки всего Кабмина и назначения нового постараются избежать.

Также не способствует компромиссу и жесткое требование оппозиции и Запада подписать договор об ассоциации с ЕС (что убивает на корню любые перспективы договоренностей). Наконец, переформатирование правительства с учетом пожеланий западных «примирителей» может испортить отношения с Россией и свести на нет все договоренности с ней о финансовой помощи и снижении цены на газ.

5. Предвыборные каникулы

Вариант, который по факту состоится, если будет все идти как идет. То есть Евромайдан стоит, его никто не разгоняет (хотя, скорее всего, оппозицию изгонят из Киеврады и деблокируют улицы города). Но и внимание на него мало кто обращает. Как сейчас на городок сторонников Тимошенко около Печерского суда на Крещатике. Либо, как вариант, оппозиция, добившись каких-то незначительных уступок, объявляет о переходе к режиму предвыборной кампании и отправляет своих сторонников по домам.

В этом случае правительство устоит, хотя и будут отправлены в отставку ряд министров. Но ситуация в стране поменяется значительно, хотя, возможно, понимание этого придет не сразу.

Во-первых, оппозиция объективно укрепила свои силы и варианты, например, с отстранением Кличко от выборов, уже вряд ли пройдут. Во-вторых, власть потеряла контроль над телеканалами и вряд ли сможет его вернуть в прежнем объеме, хотя бы потому, что теперь их владельцы будут складывать яйца в разные корзины. В-третьих, чиновничья масса и парламент будут занимать все более выжидательную позицию, наблюдая за тем, чья возьмет.

То есть битва предстоит очень жестокая, и команде президента, чтобы в ней победить, нужно будет приложить максимум усилий. В первую очередь, необходимо показать стране прорыв в социально-экономической сфере. Рост зарплат может оказать более сильное влияние на умы избирателей, чем зрелище Евромайдана. Теоретически шансы на это есть. В случае договоренностей с МВФ, с Россией (по кредитам, по газу и по заказам на предприятия ВПК) и с Китаем (по инвестициям) следующий год в экономическом смысле для страны может стать успешнее нынешнего. Также пополнить казну может ужесточение налоговой политики в отношении олигархов (что может дать, кстати, и электоральные очки).

В любом случае Евромайдан, при условии, что он не завершится «великими потрясениями», может сыграть положительную роль. Власть, чувствуя себя менее уверенно, должна будет ради победы на выборах активнее работать на страну, а не на свои личные интересы. А оппозиция, в отношении которой Майдан сформировал завышенные ожидания, должна будет выработать внятную программу и, возможно, выдвинуть из своей среды новых лидеров.