Попытка штурма Евромайдана, воодушевление протестующих в связи с ее провалом, концерт «золотого» состава «Океана Эльзы» перед благодарными слушателями, поиск виновных в разгоне протестантов 1 декабря в рядах власти. И, наконец, визит Виктора Януковича в Москву, где ему пообещали дешевый газ и займы на $15 млрд. Этими событиями жил Майдан на прошлой неделе

Проблемный день Майдана. Потерян правительственный квартал

10 декабря, вторник

— Молодой человек, а где ваш плакат?

— Никто не дал. Где я его возьму? Вот флаг! Что дали, то и держу, — говорит парень в черных спортивных штанах «Адидас». Он широко расставил ноги, переваливаясь с одной на другую, как это делают тренера в спортклубе. Даже через плотную кожаную куртку видно, как парень играет мышцами — он заметно нервничает и чрезвычайно возбужден.

Когда я хочу задать следующий вопрос, он начинает громко и быстро кричать «Ганьба!», подпрыгивая на месте. Кричит он не мне, а на камеру, подражая другим парням ему под стать. Около 200 мужчин разного возраста собрались тут, у центрального входа в представительство Евросоюза. Они позируют перед тележурналистами и не пускают внутрь сотрудников посольства.

«Нас заблокировали „титушки“», — сообщил журналистам представитель посольства Давид Стулик.

В стране в это время творилась своя история. Виктор Янукович встретился с экс-президентами Леонидом Кравчуком, Леонидом Кучмой и Виктором Ющенко, чтобы найти пути выхода из политического кризиса. Видеоотчет о встрече показал Первый национальный канал спустя 1,5–2 часа после ее завершения. Главная новость — Янукович пообещал выпустить задержанных демонстрантов. «Президент Украины, не вмешиваясь в работу судей, решит вопрос о том, чтобы те люди, которые сегодня находятся под стражей, были освобождены», — сказал Леонид Кравчук по итогам встречи с президентами. Почти всех действительно выпустили в течение следующих дней.

Потом Янукович три с половиной часа общался с представителем Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности Кэтрин Эштон. После встречи евродипломат отправилась на Майдан. Там ее экскурсоводом был Арсений Яценюк, глава фракциии «Батькивщина».

— Просто он лучше других из трех лидеров оппозиции знает английский язык, — шутил один из комендантов Майдана.

Центр вечернего Киева жил обычной для последних недель жизнью: активисты и гости Майдана пели песни, фотографировались, смотрели футбол и обсуждали события прошедшего дня. Вдохновляясь поддержкой европарламентариев и печалясь равнодушием и неторопливостью власти.

Вечером на Майдан принесли валенки — их тут же разобрали активисты. Один из них, Сергей из Львова, долго рылся в куче обуви и не мог найти подходящий размер: «У меня 46 размер ноги. На войне обувь должна быть удобной, а то вдруг догонять придется».

— А не убегать?

— Все может быть. Сегодня появилось решение суда о выселении людей из Дома профсоюзов. Возможно, будут опять зачищать. Вот, ждем, готовимся. Умение ждать — большая ценность на этом Майдане. Власть пытается взять измором. Игнорирует нас и будет делать все, чтобы Майдан сам заглох. Эта ночь, как и предыдущая, может стать решающей…

О решительных действиях власти говорило и утро этого дня. В ночь на 10 декабря спецназ и внутренние войска снесли все блокпосты и баррикады, возведенные протестующими в районе правительственного квартала — возле Верховной Рады, Администрации президента и Кабмина. После чего силовики перекрыли автобусами улицу Институтскую на углу с Банковой и взяли правительственный квартал под контроль. Это позволило обеспечить беспрепятственное прохождение президентского кортежа и провести переговоры президента с Кэтрин Эштон и заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд. В этот же день Нуланд встретилась с лидерами оппозиции. Она попросила их умерить пыл и сесть за стол переговоров с Януковичем, подчеркнув, что санкции против украинского президента вводить не будут. Страсти обещали действительно утихнуть. И тем более удивительно оказалось то, что произошло потом ночью…

Врешь, не возьмешь!

11 декабря, среда

«Это штурм!!!», «Отряды „Беркута“ подходят со стороны Институтсткой!» — в час ночи Facebook и Twitter просто взрываются сообщениями. По Крещатику к заграждениям движется подкрепление — сдавать баррикады как в понедельник, похоже, никто не намерен.

Милиции на улице Институтской действительно много — больше тысячи бойцов внутренних войск и спецотрядов «Беркут» и «Ягуар». Под крики манифестантов (которых к баррикадам стянулось уже несколько сотен) они начинают выстраиваться в колонны, готовясь к нападению. К правоохранителям выходит группа депутатов и священников, говорят, что станут в первую линию обороны. Во вторую становятся еще около полусотни митингующих — в основном молодежи.

Воцарившуюся тишину выжидания прерывают лишь выкрики протестантов в сторону милиции: «Не выполняйте преступный приказ!», «Милиция с народом!». Первые ряды силовиков пытается в чем-то убедить старенький священник.

— Да ладно, батюшка, уйдите от греха! Эти твари понаехали сюда со своих гор, памятники сносить начали, центр весь засрали… Пусть убираются, — не выдерживает молоденький паренек в форме внутренних войск, снимая все сомнения насчет «милиции с народом».

Тем временем Евромайдан окружают со всех сторон. Теснить баррикады начинают со стороны улицы Богдана Хмельницкого, подбираясь к КГГА; отряды «Беркута» подходят и от Европейской площади.

Отсюда и начинается первый штурм. Практически не встретив сопротивления, милиция оттесняет манифестантов под главную сцену.

Приехало милицейское начальство. Оно говорит, что цели разогнать Майдан нет. Есть задача лишь очистить проезжую часть Крещатика и Институтской.

На Михайловской бьет набат. На главной сцене легкое замешательство: кто-то призывает молится, кто-то — петь гимн. Предлагают укрывать женщин и детей.

Тем временем вслед за «Беркутом» со стороны Европейской площади в лагерь врываются коммунальщики. Люди в оранжевых жилетах принимаются растаскивать палатки и баррикады, начинается форменное мародерство. Уже потом протестующие будут рассказывать о похищенных вещах, пропавших генераторах, рюкзаках, разграбленной полевой кухне. А пока все жмутся к сцене, призывая киевлян выйти на помощь. Милиция пытается штурмовать главный штаб Евромайдана в Доме профсоюзов, но натыкается на бравый отпор — в «Беркут» летят огнетушители, каски.

После одного из таких нападений «Беркута» пришлось срочно вызывать скорую — активисту повредили позвоночник, его вынесли из толпы на носилках. Вообще, медики-волонтеры в эту ночь нарасхват: со сцены то и дело звучат просьбы о помощи, необходимой в разных точках Майдана. Некоторым становится плохо от напряжения и холода, у одного из активистов случился приступ эпилепсии. Каким образом остальным удается сохранять спокойствие и не идти в драку с силовиками, остается загадкой.

На Институтской смятение. Со стороны Майдана свободно подтягивается подкрепление, под баррикадами уже более полутысячи человек. Милиция все так же уверенно строится, кто-то даже фотографируется на фоне укреплений. Откуда-то со стороны Банковой приезжает машина коммунальных служб и несколько скорых.

— Ну еще 12 минут осталось, — шепчет в рацию лейтенант МВД, спокойно прогуливающийся среди журналистов под пешеходным мостом.

И действительно — в 3 часа начинается снос баррикад. «Беркут» пытается прикрепить к баррикадам трос от машины коммунальщиков и растащить укрепление. «Первая линия» обороны из депутатов моментально оказывается в тылу у милиции. Вторая дает неожиданный отпор. На силовиков просто наваливается толпа манифестантов, оттесняя их по сантиметру от баррикад. «Беркут» в свою очередь тоже не сдается — странная толкотня стенка на стенку без драки, палок или дубинок.

Через полчаса укрепления все же сдают. Отступив метров на 20 ниже пешеходного моста протестующие, которых собралось уже не меньше тысячи, все так же продолжают толкаться с милицией. Коммунальщики под прикрытием «Беркута» разбирают баррикады. С пешеходного моста в них летят снежки.

— Отставить!!! Ничем с моста не кидаемся, водой не поливаем и даже не плюемся, — крупный, тепло укутанный мужчина пытается навести порядок, бегая по мосту среди журналистов и манифестантов. — Кто кидается, тот «титушка»!!!

Милиция и манифестанты толкаются на Институтской еще около часа. Все так же без драк, изредка кто-то из активистов Майдана достает газовый балончик, пару раз в сторону «Беркута» валит струя из огнетушителя. Противники борются за каждый метр: манифестанты давят количеством, милиция проводит какие-то сложные маневры, выстраиваясь то клином, то в каре. В результате человек 10 силовиков оказываются отрезанными глубоко в толпе.

— «Беркут», стой! — спецназ, скучковавшись, плотно укрывается щитами.

— Эй, что мы не люди, уходите, — протестующие расступаются, образуя живой коридор для милиции. Те осторожно отходят.

Октябрьский дворец тоже готовится к штурму. К дверям стягиваются те немногие, кто остался ночевать в захваченном здании. Двери подпирают изнутри, у всех входящих проверяют документы.

— Ну что там? — накидывается на меня дежурный по кухне мужчина. — На нас тоже пойдут?

В подъехавший грузовик грузят остатки баррикад. Милиция продолжает свои странные маневры, выстраиваясь в шеренги перед манифестантами. Первые отряды начинают отходить к автобусам в сторону Банковой.

Протестующие ликуют. К Майдану после объявленной со сцены мобилизации стекаются киевляне. Подхода только два: со стороны Михайловской и Бессарабской площадей, но поток не прекращается. Сжавшийся до размеров Майдана Незалежности Евромайдан быстро заполняется вплотную к новым границам.

Милиция начинает отходить так же неожиданно, как и появилась. Все транслируется в прямом эфире основными мировыми телеканалами. Западные дипломаты выступают с резкими осуждающими заявлениями.

Площадь наполняется народом. Неожиданно в 9 утра милиция пытается штурмовать здание КГГА. Столкновения длятся больше часа — «Беркуту» перегораживают дорогу, поливают его водой из окон.

В 10 часов силовики начинают покидать Евромайдан. Мобилизация тем временем продолжается — несмотря на закрытые станции «Крещатик» и «Майдан Незалежности», в лагерь протестующих стягиваются все новые и новые люди.

Тактика мирной защиты, похоже, дала сбой. Среди манифестантов все чаще слышны разговоры о том, что отпор «Беркуту» должен был быть жестче.

На месте разрушенных начинают возводить новые баррикады. Из скамеек, металлических щитов восстанавливают каркасы, из арматуры варят какое-то подобие противотанковых ежей. По всей территории собирают снег и сваливают на укрепления, поливая водой. Говорят, без специальной техники такую баррикаду не развалить.

К вечеру защитные укрепления почти готовы. Отряды самообороны с беспокойством ждут нового штурма.

События той ночи показали, что расчистка центральных улиц Киева силовиками возможна без применения силы. В милиции утверждают, что не планировали штурмовать Майдан, а попросту хотели повторить успех очистки правительственного квартала (из которого вытеснили митингующих относительно «нежно»), убрав баррикады с улиц, однако этого не получилось. Зато в прайм-тайм американских и европейских каналов вышла яркая картинка «штурма» Евромайдана, что резко изменило отношение к происходящему со стороны Запада и вновь дало дополнительный импульс затухающему протесту.

Силовой штурм Майдана вызвал осуждение множества европейских и американских политиков и обострил риторику лидеров оппозиции, которые впервые всерьез заговорили об импичменте президента.

«Слухи грозные, ужасные»

12 декабря, четверг

— Смотри, выходит. Это он?

— Наче… Не знаю… Не наступай мені на ноги, будь ласка.

Более 2 тысяч человек напряженно всматриваются за решетку ворот киевского Апелляционного суда. Оттуда уже полчаса как должен выйти осужденный после штурма Администрации президента «свободовец» Олег Матяш. Суд заменил арест на домашний. Народный депутат Игорь Мирошниченко сообщает собравшимся, что освобождение Матяша — не полная победа и нужно бороться до тех пор, пока с активиста не снимут обвинение.

По одному выступают представители Демократического альянса. Их речи перебивают лозунги. Скандируя, люди поднимают вверх кулаки. Через улицу идет рассерженная жительница Соломенского района, расталкивая толпу локтями. Люди расступаются.

Коротко скрипнули ворота суда, появился худощавый невысокий парень. Его обступили плотным кольцом, речь заглушили аплодисменты.

На Майдане Незалежности тем временем заканчивают укрепление новых баррикад.

— Первая была номинальной, — говорит глава самообороны на улице Институтской Александр Баев, — она нужна была только для демонстрации нашей гражданской позиции. Но после того как отряды «Беркута» шли, не считаясь ни со священниками, ни с народными депутатами, мы построим им серьезное укрепление.

Размеры баррикады действительно впечатляют. Высота более двух метров, около полутора метров ширина. Кажется, что эта стена льда выдержит все. На баррикаде сверху стоит охрана в оранжевых касках.

— Из чего вы сделали ее?

— Знаете армейскую форму №8? Что стибрили, то и носим… Есть основы фортификационных сооружений, баррикада монтировалась до максимальной устойчивости. Мы исходили из ошибок, которые были при постройке первой. Строили из того, что было под ногами, — из снега. Внутри основа из дерева и металла. Сверху мешки со снегом полили водой — зацементировали. Теперь мы готовы отражать удар пехоты и одной-двух волн техники. Не танков, конечно, но со снего-очистительной справимся. Ведь мы еще делаем ежи из труб. Поставим их с фронтальной стороны. Там сейчас колючая проволока, преграды из веревок и 10 метров катка.

— Я у своего знакомого на даче забрал арматуру для баррикад. Когда сказал, зачем она мне, он подумал, что шучу, — рассказывает организатор постройки баррикады на Крещатике возле Европейской площади Артур Цветанов. — А вечером сегодня приезжал фотографировать жену с детьми возле своей арматуры. Смеялся и говорил, что ради этого прощает мне все, что я ему сделал плохого в жизни.

Баррикады строило около 400 человек. Возводили все вместе, не дожидаясь приказов и разнарядок. Майдан вновь «мобилизуют» слухи-страшилки по поводу будущих провокаций. Обсуждают альтернативный митинг, который планирует организовать Партия регионов и куда обещают привести 200 тысяч человек. Поговаривают, что к нему готовят кровавые провокации с участием «титушек» и даже армии. Напряжение растет. Ночью ждут очередного штурма.

Тем временем Виктор Янукович призывает оппозицию «не идти дорогой противостояния и ультиматумов» и предлагает созвать «представителей всех политических сил, священнослужителей и представителей общественности» для проведения общенационального круглого стола.

Оппозиция намерена выступить с ответным словом, но в целом не настроена на поиски компромиссов. Лидеры Евромайдана призывают не только выпустить арестованных демонстрантов, наказать виновных в силовом разгоне митингующих 30 ноября и уволить главу МВД Виталия Захарченко, но и отправить в отставку Кабмин Азарова, сформировать «техническое правительство» и начать подготовку к досрочным парламентским и президентским выборам.

Пионерлагерь

13 декабря, пятница

Импровизированная баррикада, возведенная за двое суток, после того как «Беркут» штурмовал Майдан, — фантасмагорическое укрепление, слепленное из чего попало. Тут в заледеневшей насыпи снега застыли палки, балки, доски, шины, метлы, муниципальные лавки,
урны, клумбы и строительный мусор.

Мужчина средних лет с худым изможденным лицом передвигается по краю баррикады, как паук, цепляясь руками и ногами за выступы и торчащие палки. Тут он поправит колесо, в другом месте на видное место прилепит плакат, нарисованный студентами. Натягивает колючую проволоку — она ослабла. Из пластиковой бутылки льет воду на сугроб: ночью в заморозки тот задубеет и превратится в камень — идеально для надежного укрепления.

— Я его слепила из того, что бы-ы-ло, — напевает мужчина-паук. — Это первая баррикада на улице Крещатик,а потому она такая важная. Я их встречу тут! — сказал он и с силой водрузил флаг Украины на самую выступающую часть баррикады.

Центр Киева похож на отдыхающий пионерский лагерь. Люди отсыпаются, едят, сидят. А рядом — музыка и пляски.

Мужчина с баяном в руках — из Львова — заводит песню:

Там під Львівським замком старий дуб стояв,

А під тим дубочком партизан лежав.

Він лежить не дише, так, неначе спить,

Золотим волоссям вітер шелестить.

Прохожие останавливаются, некоторые подхватывают и подпевают — слова этой песни знают немногие на Майдане. Новые обитатели центра Киева — явно приезжие из сел и городков Западной Украины.

«Це — наш Майдан», — держит плакат одна из поющих.

— И чем эти ребята отличаются от донецких? Приехали из западно-украинских глубинок и тут же за свое: «Это — наш Майдан». Да какой он ваш? Он — наш, — в сердцах выпаливает молодая киевлянка Ирина в бежевом пальто с норковым воротником, которая остановилась послушать песню.

В двух метрах от этого мини-концерта стоит легендарное революционное фортепиано, которое притащили студенты консерватории. На нем девушка Лена в красной шапке с пышным помпоном исполняет песню «Рандеву» группы «Океан Эльзы» из нового альбома. Парни и девушки разучивают слова, ведь завтра тут, на Майдане, концерт «Океана».

Все это происходит на фоне огромной, во всю стену, рекламы, подсвеченной софитами, где актер Джон Траволта позирует в дорогих брендовых часах. На плакате символичная надпись: Welcome to my world («Приглашаю в мой мир», англ.).

На входе в режимную зону Майдана, у Главпочтамта, где сооружена еще одна самодельная баррикада, в ряд выстроились строгие охранники в оранжевых касках. Они заглядывают в глаза прохожим и не впускают пьяных и людей в балаклавах. Среди них особенно выделяется невысокий старик — усач в тулупе и берете. Это атаман куреня из города Южноукраинска Геннадий Викторович Кнопа. На вид ему около 70. Он словоохотлив, и достаточно одного ненавязчивого вопроса, чтобы атаман на чистом украинском языке рассказал историю своей жизни. В этот спокойный вечер после штурма и перед возможной предстоящей атакой многие расположены к разговору.

— Как же вас жена сюда отпустила?

— Отпустила, — смеется он в усы. — Звонила вот только, переживала, что я денег мало с собой взял. Спрашивает, не голодный ли я. А я ей отвечаю: «Я дома столько не ем, как на Майдане». Старший сын тут, со мной, в охране работает. А младший дома остался. И я в воскресенье уеду, сил не много, но делаю, что могу. Думаю, мы скоро победим. Не может так быть, чтобы один человек одолел целый народ.

Я благодарю за откровенность и собираюсь уходить. Но в этот момент к Геннадию Кнопе подходит мужчина. Он останавливается прямо перед моим собеседником, смотрит на него в упор, но не произносит ни слова.

— Петро?! — восклицает Геннадий Викторович и в охапку хватает незнакомого мне человека. — Де ж ты, зараза, був?!

В последний раз двое друзей виделись на службе в Южноукраинске много лет назад и вот снова встретились тут, в Киеве, на баррикадах. Бравый мужчина 70 лет на моих глазах мгновенно превратился в дедушку, он смеется и плачет одновременно.

Я оставляю друзей и подсаживаюсь к костру, где ужинает и греется компания. Обсуждают события прошедшего дня. Главное из них — общенациональный круглый стол, в котором приняли участие Виктор Янукович и представители оппозиции.

— Заседали-заседали, но так ни к чему и не пришли. Они время тянут, чтобы все рассосалось. Я за себя скажу — я не смогу стоять здесь несколько месяцев, — говорит Николай родом из Тернополя.

Общенациональный круглый стол под председательством первого президента Украины Леонида Кравчука «Объединим Украину» прошел во Дворце «Украина». На заседании присутствовали Виктор Янукович, экс-президенты Леонид Кучма и Виктор Ющенко, премьер-министр Николай Азаров, спикер Владимир Рыбак и лидеры оппозиционных сил: Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок. Круглый стол должен был стать первым шагом к примирению сторон. Но разошлись все стоя на своем. Правда, Янукович дал понять, что накажет виновных в разгоне Майдана в ночь на 30 ноября (и даже назвал число этих людей — трое), задержанные демонстранты выйдут на свободу, а силу к протестующим больше не применят. Но два главных требования оппозиции — отставку правительства и министра МВД Виталия Захарченко — он выполнять не намерен.

Новые люди в Киеве

14 декабря, суббота

— Ганди учил: «Хочешь изменить мир — начни с себя».
И лучше делать это вместе на Майдане, — говорит со сцены Евромайдана политик и экс-глава МВД Юрий Луценко.

Сегодня у него 49-й день рождения. Люди скандируют поздравление, а незнакомая девушка дарит цветы. Луценко завершает речь и спускается за сцену. Там фанаты и поклонницы просят сфотографироваться на память. Он что-то шепчет на ухо охранникам и те уводят его. Через две минуты за сценой появляется бывший помощник президента Виктора Ющенко Александр Третьяков. Он отчитывает низкорослого охранника. Третьяков пришел сюда вместе с Луценко, хотел уйти вместе с ним, но упустил его из виду.

— Ты должен был проследить. Куда он пошел? Как я теперь один выйду? — негодует Третьяков. Охранник оправдывается и возмущается. Видно, что он впервые видит собеседника и вообще мало понимает, кто это такой. Равнодушие еще больше злит Третьякова. Отчаянный и угнетенный, он уходит, локтями прокладывая путь через толпу.

В этот вечер на Майдане аншлаг. Около 200 тысяч киевлян и приезжих пришли послушать концерт одной из самых популярных украинских рок-групп «Океан Эльзы». Музыканты выступают в «золотом» составе, который прославил группу более 10 лет назад. Собравшиеся — фанаты коллектива и активисты Евромайдана — отсчитывают минуты до 20:00, официального начала концерта.

Выступление задерживается, как это всегда бывает у «Океана Эльзы». Ведущий вечера Евгений Нищук тянет время — охрана подсказывает ему, что музыкантов до сих пор нет. Он в секундном смятении. На сцене нет ни Русланы, ни Марии Бурмаки, ни Анастасии Приходько, которая ушла 40 минут назад. Нищук делает ход конем и предлагает собравшимся достать телефоны, включить фонарики и спеть гимн без солиста. Его слушаются, и через несколько секунд весь центр Киева поет украинский гимн — слова знают практически все. Поют невпопад, не попадая в ритм, но смотрится все это потрясающе.

Как поют гимн, из окна одного из зданий снимает на телефон сенатор и член Республиканской партии США Джон МакКейн, чтобы через пять минут выложить видео в соцсети. Сегодня он прилетел в Киев и уже встретился с лидерами оппозиции, патриархом Филаретом и главой МИД Леонидом Кожарой. В тот же вечер в интервью «Украинской правде» он заявил, что резолюция, представленная на рассмотрение Сената США о санкциях в отношении лиц, причастных к насилию во время проведения мирных акций
в Украине, «будет одобрена быстро и единогласно».

И вот на сцене «Океан Эльзы». Группа утопает в овациях. Так много людей на своих концертах музыканты еще не видели. В перерывах, когда играет музыка и можно не петь, солист Вячеслав Вакарчук фотографирует фанатов и активистов Евромайдана на телефон. «Неймовірні відчуття! Дякуємо Вам за сотні тисяч сердець на Майдані!» — позже напишет лидер группы в Twitter.

Пока играют и поют, за сценой, на территории, огражденной усиленным конвоем охраны, вяло подтанцовывают и греются у костров собравшиеся. Тут — организаторы, политики и непосредственные жители Евромайдана, которые находятся здесь с 21 ноября. Многим из них непонятен ажиотаж перед сценой, они обсуждают события дня, главное из которых — Антимайдан, собравшийся утром в субботу на Европейской площади в поддержку Виктора Януковича. Там митинговали несколько десятков тысяч человек, а со сцены звучало множество резких заявлений. В частности, премьер-министр Николай Азаров сказал, что оппозиционные политики врут
о выгодах Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. А чтобы получить безвизовый режим, Украина должна узаконить однополые браки.

«Кто такой Кличко? У него бизнес в Германии, он платит налоги там. И эти налоги идут на пенсии ветеранам вермахта», — раскритиковала
со сцены лидера партии УДАР депутат от ПР Елена Бондаренко.

Вторая самая обсуждаемая тема в этот вечер — заявление генпрокурора Виктора Пшонки о том, что ГПУ вручила уведомление о подозрении в превышении власти в связи с разгоном Евромайдана в ночь на 30 ноября председателю КГГА Александру Попову и заместителю секретаря Совета нацбезопасности Владимиру Сивковичу. В ходе допросов, протоколы которых попали к журналистам, Попов заявил, что не хотел устанавливать елку в 3 часа ночи на площади, но на этом настоял секретарь Совета нацбезопасности Андрей Клюев (тот впоследствии сказал, что это провокация и к разгону митинга он отношения не имел). Сивкович же утверждает, что он как раз был против установки елки, но на этом настоял Попов…

Подлинность протоколов еще не подтвердилась, однако тот факт, что власть назвала первые имена людей, причастных к штурму, говорит о том, что силового сценария развития событий больше не повторится.

В целом центр в субботу напоминал классический День независимости в Киеве, когда тысячи людей съезжаются к центральной сцене послушать бесплатный концерт. Активисты Майдана не справлялись с уборкой, из-за большого количества людей повсюду было много мусора. Ближе к утру все это подмели и сгрузили в большие пакеты.

Майдан и Антимайдан

15 декабря, воскресенье

Восток

— Нас миллионы. Мы — регионы! Януковичу терпения и сил! Давайте передадим ему энергетику нашего Майдана! Нас миллионы. Мы — регионы! — один из народных депутатов от Партии регионов разогревает митинг в Мариинском парке.

Несколько тысяч человек вяло поддерживают нардепа. Гораздо охотнее они реагируют на музыку — под нее можно танцевать и согреваться. На улице холодно, а бесплатный теплый чай предлагают лишь по часам, три раза в день.

В воскресенье правительственный митинг переместился с Европейской площади в Мариинский парк. Попасть туда можно было только обходными путями, кордоны милиции не пускали всех желающих. В парке — огромные армейские палатки, полевые кухни, митингующие и милиция. Все спокойно и без скандалов. Возле здания парламента установлена сцена, работают профессиональные операторы, на площади много флагов Партии регионов, а также красные и синие флаги с надписью «Послужим отечеству вместе».

Кого ни спроси — все пришли поддержать президента. Но не все за деньги. «Бюджетникам» ничего не обещали — организованно привезли (проезд бесплатный), объяснили, чему посвящен митинг, рассказали, куда можно ходить. И так же организованно развезли по домам.

— Ну, я правда за президента и против оппозиции. Весь Харьков такой. Если мы выбрали эту власть, то должны ее поддерживать и дать ей работать. Чего ради мерзнуть тут? Оппозиция народ использует в своих целях. А так, мы за Европу, но постепенно — понимаете? — говорит харьковчанка Анна Васильевна.

— А как вы относитесь к разгону Майдана? Вам людей не жалко?

— Студентов жалко, но ведь и «беркутовцев» тоже жалко. Их спровоцировали, кипятком обливали. «Беркут» ведь тоже люди. И вообще, сама власть у нас терпимая, иначе у нас тут все по-другому было бы.

Митингующие уверены: на Майдане люди тоже стоят за деньги. А на журналистов обижаются: «Вы нас не слышите и только про Майдан пишете, зачем тогда с вами общаться?»

К вечеру в парке осталось несколько сотен активистов.

Запад

— Отойдите!

— Да-вай, да-вай, да-вай, да-вай! — подначивает толпа молодого националиста.

Он залез на ворота, ведущие во двор КГГА, и пытается сорвать с них коммунистическую металлическую звезду. Звезда падает. Люди ликуют.

— Слава Украине!

— Покажите реликвию, хлопцы!

На Майдане Незалежности в этот день в очередной раз собралось народное вече. Пришло, по разным оценкам, около 100–200 тысяч человек. В итоге приняли две резолюции. Одна накладывает мораторий на вступление в Таможенный союз. Вторая призывает освободить всех политзаключенных, включая Юлию Тимошенко.

В этот же день первый вице-премьер Сергей Арбузов и премьер Николай Азаров заявили, что в Москве собираются подписать документы, которые должны урегулировать торговые ограничения, запустить производство самолетов «Руслан», а также, возможно, снизить цену на газ. О Таможенном союзе речь не шла.

Вопреки опасениям оппозиции, столкновений между двумя Майданами не произошло. Не оправдались и слухи о планируемых провокациях и «кровавом» разгоне — манифестация сторонников ПР прошла тихо и без потасовок.

На вторник оппозиция начала готовить отставку правительства. На Майдане ходят слухи, что США якобы надавили на украинских олигархов и те готовы дать голоса за недоверие Кабмину…

Майдан ждет

16 декабря, понедельник

На Майдане уже который день все спокойно — ни «Беркута», ни «титушек», ни провокаций. Участники митинга спокойно обустраивают территорию, готовят еду, слушают концерт. Печерский райсуд перенес рассмотрение иска об очистке центра Киева аж на конец января.

Главная тема обсуждения — предстоящий визит Виктора Януковича в Москву и предстоящее заседание Верховной Рады, где, возможно, «переформатируют» состав правительства. О вероятном подписании важных украинско-российских соглашений говорят со сцены представители оппозиции, несмотря на опровержения МИДа.

— Вот не подпишет ли он там этот Таможенный союз? — с опаской спрашивает защитник баррикад на Институтской.

— О, тогда точно может не возвращаться. Мы его…

В Мариинском парке тем временем продолжается бессрочный митинг в поддержку президента Виктора Януковича. Термин «Антимайдан» за ним закрепился окончательно — так акцию сторонников власти назвали даже на сайте МВД. В этот день на митинге собралось несколько тысяч человек, активно обсуждают нападение на его ведущего — журналиста телеканала «Интер» Юрия Кота. Его избили в воскресенье вечером и посоветовали «у…ть в свой Донецк». Сам Кот, кстати, из Житомира.

Манифестанты занимаются кто чем может. Со сцены Открытого университета читает лекцию директор Украинской ассоциации интернет-рекламы Андрей Заблоцкий — его слушает человек 20, в основном молодежь. Группа постарше толпится вокруг новой звезды Евромайдана — тернопольчанина Юрия. Обычным черным маркером он наносит нехитрый народный орнамент на оранжевые каски протестующих. Говорит, что живописью раньше никогда особо не занимался.

— Ну вот закончится революция, тогда может быть, — отшучивается Юрий. Его товарищи пытаются собирать с фотожурналистов по пару гривен.

— Это ж не маркеры, дайте гривну, и фотографируйте сколько влезет.

День прошел в ожидании: появится ли необходимое количество подписей народных депутатов для отставки правительства? Новости оппозицию не радовали. Коммунисты не хотят голосовать вместе с «фашистами». Фракция Партии регионов на закрытой встрече с правительством в кинотеатре «Зоряный» сказала про министров много нехорошего, но постановила Кабмин в отставку не отправлять. Решили ждать его «переформатирования» президентом, которое должно случиться до Нового года. Говорят, уволят многих министров.

А в Генпрокуратуре вокруг «елочных» протоколов крутилась собственная интрига. Секретарь Совета нацбезопасности Андрей Клюев все обвинения в свой адрес по поводу разгона Майдана назвал спланированной провокацией для достижения «конкретных политических целей», пообещал пойти в Генпрокуратуру и ответить на все вопросы. Вечером первый заместитель генпрокурора Виталий Белоус заявил, что Клюев был допрошен, а следствие установило, что секретарь СНБО не имеет отношения к зачистке Майдана, и засомневалось в показаниях главы КГГА Александра Попова.

«Следственным путем установлено, что именно Александр Попов способствовал распространению материалов следствия», — цитирует пресс-служба ГПУ Виталия Белоуса.

Вторник века

17 декабря, вторник

Утро. В столовой Верховной Рады аншлаг — тут завтракают депутаты, их помощники и журналисты. Cпикер парламента Владимир Рыбак закрыл заседание спустя пять минут после начала.

За столиком в углу зала сидят четверо нардепов от Партии регионов и сплетничают. Двое говорят, двое — слушают и едят. На столе — четыре творожные запеканки, четыре кофе и два салата.

— В четверг придется тут целый день сидеть. Кличко сказал, что ради госбюджета оппозиция разблокирует парламент. А Яценюк — красава! Говорит, что оппозиции удалось собрать 207 голосов народных депутатов, готовых проголосовать за отставку правительства. Не хватает лишь 19 подписей.

— Посмотрим. Как вам вчерашняя фракция? — говорит депутат в синем костюме.

— Жарко.

Они обсуждают закрытое заседание фракции Партии регионов, которое прошло накануне в кинотеатре «Зоряный», куда пригласили весь состав правительства во главе с Николаем Азаровым.

— Мне больше всего запомнился Андрей Деркач (депутат от Партии регионов. — «Репортер»), не ожидал от мужика, разошелся.

— А ты вообще был на Майдане?

— Всю прошлую неделю каждый день ходил через Майдан на Михайловскую площадь. Вонь от этого места до Институтской доходит. У меня сын на Майдан ходит, его пуховик пропитался стойким запахом дыма.

Майдан во вторник продолжал стоять. Часть народа уехала, другие, наоборот, приезжают.

— Нет, ну у меня сосед, например, домой уехал. Так вместо него пятеро в Киев приехали, — разъясняет мне усатый мужчина в камуфляжной куртке возле палатки с надписью «Калуш». — Мы тут и Николая отметим (День святого Николая, 19 декабря. — «Репортер»), и Новый год, и Рождество.

Мирный распорядок дня изредка прерывается политическими акциями — утром около тысячи человек собираются под МВД, днем еще столько же пикетируют Генпрокуратуру и офис секретаря СНБО Андрея Клюева.

Вдоль Бориспольской трассы по направлению к аэропорту выстроились несколько сотен активистов с флагами и транспарантами похожего содержания: «Янукович, поворачивай самолет в Европу!», «Прочь от Москвы!». Виктор Янукович этим утром улетал в Москву, где планировал подписать серию соглашений. И подписал.

«Хочу всех успокоить, сегодня мы вообще не обсуждали вопрос о присоединении Украины к Таможенному союзу», — цитирует «Интерфакс» Владимира Путина по итогам межгосударственных консультаций.

Ключевой же договоренностью в Москве стало снижение цены российского газа для Украины на треть — до $268,5 за 1 тысячу кубометров (сейчас — $400). Также, заявил Путин, с целью поддержки бюджета Украины Россия разместит в ценных бумагах украинского правительства часть своих резервов из Фонда национального благосостояния объемом $15 млрд. «Это не связано с какими-то условиями, ни с повышением, ни с понижением, ни с замораживанием социальных стандартов, пенсий, пособий или затрат», — отметил Владимир Путин, намекая на кредиты МВФ, которые это замораживание и повышение предусматривали. По его словам, президенты договорились о плане действий, чтобы восстановить сократившиеся объемы товарооборота между странами: «Существенно возрастет загрузка промышленных предприятий на Украине, будут обеспечены дополнительные рабочие места». «Нам из этого нужно будет извлечь уроки на будущее и не повторять таких ошибок», — заявил во время встречи Виктор Янукович.

Договоренности в Москве не вызвали на Майдане восторга. Никто не поверил, что эти огромные деньги давались просто так. Подозревают, что якобы есть еще какие-то секретные протоколы, где президенты о чем-то таком договорились. О чем — никто не знает. Шел 27-й день Евромайдана…