Эдуард Багиров — председатель МПО «Международная лига защиты прав граждан Украины» — один из главных критиков современной милиции. Сейчас Багиров — активный участник Евромайдана, но при этом он уже не так категоричен в своих высказываниях о правоохранителях. Своими мыслями о будущем тех, кто стоит по разные стороны баррикад на главной площади страны, он поделился с «Репортером»

1. На Майдане вы гость или житель?

Ну есть же там скорая медицинская помощь. А я прихожу туда как скорая юридическая помощь. Я четыре ночи провел на Майдане. Был первым, кто написал обращения на имя президента и генпрокурора с требованием найти и наказать тех, кто причастен к силовому разгону студентов 30 ноября.

2. Понесут ли законное наказание виновные в применении силы против мирных демонстрантов?

Я считаю, что за кровь кроме тех, кто у власти, должны ответить в том числе и оппозиционеры. Где они были, когда били людей? Почему, вместо того чтобы стоять по периметру, они отдыхали дома, а на следующий день после разгона вышли на улицы с партийными флагами? Это неприемлемо. В любом случае украинцы добились главного. Показали, что народ и есть единственный источник власти. И это должен понимать каждый политик, который будет у руля.

3. В чем кроются причины возникновения Майдана? Неужели это произошло только из-за того, что было сорвано подписание Соглашения об ассоциации с ЕС?

Абсолютно нет. Я «старый революционер» (стоял на главной площади в 2004 году. — «Репортер») и знаю, что это реакция народа на многолетний гнет властей, который длится двадцать лет. Майдан — это место, где люди выражают свой протест против несправедливости, нарушения их прав. Их главная цель — изменения к лучшему для себя и своих детей.

4. Насколько вам, киевлянину, импонирует способ протеста, который выбрали люди? Являются ли баррикады на улицах, захват здания городской администрации нарушениями прав местных жителей?

Я за цивилизованный и мирный протест. А установление баррикад из тротуарной плитки и лавочек — это дикость. Что касается захвата мэрии, то у меня двоякое чувство. С одной стороны, судья, который принял решение об освобождении здания митингующими, продажный негодяй. С другой — это законное решение. Потому что постоянное нахождение там посторонних людей — нарушение.

5. Сейчас активно ведутся разговоры о лишениях, которые испытывают милиционеры, несущие службу возле Майдана. Вы сочувствуете правоохранителям?

Увы, власть не сделала выводы после бунта против милиции во Врадиевке. Проигнорировала его, посчитав локальным и незначительным. В результате нарушения прав человека и гражданина в Украине привели к тому, что Врадиевка переросла в Майдан. Но есть и обратная сторона. Я видел, как революционеры из окон мэрии поливали из брандспойта водой сотрудников милиции. На мой взгляд, между дубинкой «Беркута» и холодной водой зимой, в мороз, нет никакой разницы. Если уж мы строим толерантное общество, то давайте будем закладывать его именно на Майдане.

6. Сейчас в соцсетях идет кампания против милиционеров, судей, прокуроров, причастных к разгону и арестам оппозиционеров. Их личные данные уже доступны всей стране. Это является нарушением прав человека?

Представители силовых структур должны понимать, что их профессия всегда в зоне риска. Находясь на службе, они подвергают опасности себя и близких. Поэтому пусть не возмущаются. Да, распространение личных данных — это нарушение закона. С другой стороны, людей, которые возмущены незаконными судебными решениями и пытками, — миллионы.

7. Будут ли соблюдаться права человека в Украине после Майдана?

Сейчас посредством Майдана нам необходимо создать модель, которая изменит риторику власти в общении с народом. Нужно, чтобы это был диалог, а не монолог. Власть вынуждена реагировать на обращения граждан, суды обязаны выносить справедливые решения, а милиции придется прекратить пытки задержанных. У нас нет иного выхода, мы должны вернуться в правовое поле.